Новости форума       Архив       Медиа-центр       Карта сайта       Контакты
Медиа-партнёрам
Москва, комплекс административных зданий Правительства Москвы (ул. Новый Арбат, д. 36/9), 12 - 13 апреля 2018 г.
Проект программы Форума
Участники Форума
Организаторы
Оргкомитет
Программный комитет
Спикеры
Операторы Форума
Медиа-партнеры
Зарегистрироваться
Условия участия
Место проведения
Помощь в размещении

 
Главная / Архив / 2009 / Стенограммы выст... / Круглый стол «Энергетика и окружающая среда»

Назад

Круглый стол «Энергетика и окружающая среда»

VII Всероссийский энергетический форум
«ТЭК России в XXI веке»
Круглый стол
«Энергетика и окружающая среда»

ЧУРКИН НИКОЛАЙ ПАВЛОВИЧ
До начала – выразить итальянским коллегам соболезнования по поводу гибели людей в результате землетрясений.

Уважаемые коллеги!
Очень приятно видеть среди участников нашего «круглого стола» знакомые лица, которые неизменно участвуют в обсуждении энергетических вопросов.
Это не только и не столько активность, а в первую очередь, наверное, глубокое понимание энергетических проблемы и стремление найти правильные и грамотные на них ответы. Определить пути дальнейшего гармонизированного развития  общества и всестороннего удовлетворения его потребностей, причем с учетом реального отношения человека к природе и его влияния вследствие  энергетического развития на  окружающую среду.
 Это вопрос, который сегодня занимает главное место не только на нашем форуме и непосредственно на нашем «круглом столе». Это тема постоянного обсуждения на саммитах «большой восьмерки». Этому вопросу было уделено внимание и  в Лондоне, где обсуждались пути выхода из накрывшего все страны международного финансового кризиса. И, это понятно, так как говорить об энергетике, повышающейся потребности в ней, без анализа углубляющегося дефицита энергетических ресурсов, без понимания техногенных нагрузок на окружающую среду, без понимания причин глобального изменения климата, будет однобоко, а скорее всего, пагубно.
Даже получив избыток энергии, но разрушив экологическое равновесие, где люди не могут существовать, мы не достигнем развития экономики и расцвета цивилизации. Просто эта цивилизация уже не будет нужна,  вымирают люди.
Нужна четко выверенная система устойчивого развития.
Нужны правила и нормы, нужны новые технологии, может быть, даже в определенной степени снижение потребностей человека.
И это все нужно решать всем миром, всем нам, кому народ доверил свою судьбу, всем, кто хочет, чтобы наше будущее поколение было обеспечено условиями дальнейшего развития.
Поэтому наша тема – она актуальна при любых кризисах, при любом состоянии экономики, и прежде всего, потому, что она носит социальный характер.
Сегодня мир уже столкнулся с дефицитом энергетических ресурсов; их объемы, несмотря на воспроизводство, расходуются в огромных количествах, причем низкие технологии энергетического производства оставляют огромное количество отходов, загрязняющих и занимающих огромные территории,  носит глобальный характер, воздействуя на окружающую среду и экологическую безопасность.
В то же время мы четко понимаем, что энергетика остается базовым элементом устойчивого развития экономики государств и человеческой цивилизации.
Исходя из  понимания роли и места энергетической безопасности, развитые страны должны переходить от углеводородной экономики к устойчивым энергетическим системам будущего, несмотря на то, что в ближайшие десятилетия нефть и газ будут оставаться важными компонентами глобальной энергетики.
Сегодня в мире складывается новая схема энергопотребления, которая обусловлена не столько ценами на нефть и газ, сколько самой логикой развития современной цивилизации. Но уже сегодня мы с сожалением наблюдаем ростки таких нелогичных поступков и чехарду со стороны Украины при транспортировке газа Европейским партнерам. Я считаю это просто недопустимым.
Уважаемые коллеги!
90 % ученых в области экологии уверены и доказали пагубность результатов сжигания ископаемого топлива! Его сжигание приводит к быстрому росту концентрации в атмосфере парниковых газов, антропогенному изменению климата и связанным с ним катастрофическим явлениям. Засухи, наводнения, ураганы, волны жары, таяние льдов и вечной мерзлоты, - все это представляет собой серьезную угрозу жизни и здоровью людей и устойчивости экосистем.
Я осторожно отношусь к теме потепления климата, я говорю об изменении его, и это может привести к необратимым изменениям в экосистемах, значительным социальным и экономическим потерям.
 Поэтому принципиально важно в ближайшие десятилетия предпринять заблаговременные меры по снижению выбросов и замене существующего оборудования на энергоэффективное. Необходимо продумать и реализовать наиболее оптимальные способы перестройки всей коммунальной инфраструктуры, генерирующей энергетики и секторов промышленного производства.
Мы в Российской Федерации, несмотря на то, что своими лесами, болотами, очищаем воздух, потребляемый всем человечеством вопросами энергетической безопасности озабочены так же. Эмиссия углекислого газа в России в пересчете на углерод в 2000 году составила 420 млн.т., эмиссия США превышает 1600 млн.т., Китая, Японии и Кореи – 1400 млн.т., Европы (без России) – также 1400 млн.т.
Но мы не играем в политику и не ставим перед миром вопрос о глобальной экологической ренте. Мы выполняем Киото, и мы озабочены и уже работаем над посткиотским периодом.
Именно поэтому Президент РФ Д.А.Медведев выступил с инициативой о создании Общеевропейской безопасности, в том числе и энергетической. Мы готовы к этому партнерству и, думаю, эти вопросы мы сегодня в определенной степени обсудим.
Возобновляемая экологически чистая энергетика уже признана всеми развитыми странами как наиболее перспективным и эффективным направлением развития. Именно использование возобновляемых,  альтернативных и нетрадиционных источников энергии в перспективе позволит повысить энергетическую безопасность всей планеты.
Но без новых расходов, без действительно рационального использования ресурсов мы не создадим гарантированного запаса потомкам. И даже при эффективном 100-процентном использовании угля, нефти, газа и всех нам известных возобновляемых источников энергии, использовании АИЭ,  скоро мы станем перед проблемой выживания.
Поэтому надо развивать водородную энергетику. Наиболее развитые страны, а также различные международные организации активно работают в этой области в рамках специально разработанных программ. Несмотря на то, что на сегодня экономическая эффективность производства водородных топливных элементов является низкой, у этих программ огромный потенциал, и водородная энергетика имеет все шансы стать серьезной альтернативой традиционной генерации.
В нашем основополагающем документе по энергетической политике – «Энергетической стратегии» - предусмотрено развитие нетрадиционной энергетики. Она также обозначена как одна из приоритетных в области энергетики.
 С учетом международного опыта мы разрабатываем ФЗ РФ по энергосбережению, где более четко определяем меры ответственности по энергетической безопасности. Развитие законодательства в этом направлении должно дать серьезный импульс развитию новых технологий в энергетике, привлечь в эту сферу значительные инвестиции.
Нам представляется очень полезным развитие сотрудничества с ЕС. Но главным я вижу в дальнейшем снижение нагрузки ТЭК на окружающую среду. И, подводя итог своему вступительному слову, считаю, что для реализации политики экологической безопасности ТЭК потребуется решение следующих основных задач:
создание экологически чистых энерго- и ресурсосберегающих малоотходных и безотходных технологий, обеспечивающих рациональное производство и использование топливно-энергетических ресурсов, снижение выбросов (сбросов) загрязняющих веществ в окружающую среду, а также парниковых газов, сокращение образования отходов производства и других агентов вредного воздействия;
последовательное проведение специальных природоохранных мероприятий, строительство и реконструкция природоохранных объектов, в том числе, по улавливанию и обезвреживанию вредных веществ из отходящих газов, очистке сточных вод; увеличение темпов рекультивации земель, загрязненных и нарушенных в процессе строительства и эксплуатации энергетических объектов, использование отходов производства в качестве вторичного сырья, а также ряд других конкретных мер;
создание благоприятных условий для развития инновационной деятельности, направленной на коренное обновление производственно-технологической базы ТЭК, ресурсосбережение и улучшение потребительских свойств продукции комплекса;
 содействие разработке и внедрению новых эффективных экологически безопасных технологий добычи, производства и комплексного использования топливно-энергетических ресурсов, в том числе технологий использования новых источников энергии, как традиционных, так и нетрадиционных.

Сегодняшний наш «круглый стол» посвящен двум направлениям.
Первая сессия будет ориентирована на вопросы теории, текущей практики и вариантов будущего развития механизмов реализации положений, сформулированных в Киотском протоколе.
Кроме того, рассмотрит предложения господина Коррадо Клини, Генерального директора Министерства охраны природной среды, территорий и моря Италии по развитию проектов снижения выбросов в посткиотской перспективе.
Вторая сессия, после перерыва на кофе, рассмотрит вопросы текущей политики экологической безопасности в промышленном секторе и актуальность внедрения альтернативных, возобновляемых и нетрадиционных источников энергии, причем именно сейчас, в условиях, казалось бы, требующих жесткой экономии.
Спасибо за внимание.
Приглашаю всех к работе.

РОГИНКО СЕРГЕЙ АНАТОЛЬЕВИЧ
Итоги Боннских (апрель 2009 г.) переговоров по климату  и углеродный рынок

Существующий режим обязательств России в рамках Киотского протокола (до 2012 г.) не несет для отечественного бизнеса никаких рисков и скорее ему выгоден (возможна продажа сокращений выбросов в рамках рыночных механизмов Протокола). Но такой режим существует лишь до тех пор, пока Россия остается нетто-продавцом квот сокращения (т.е. ее выбросы меньше разрешенного количества). Как только эта ситуация изменится, на  российский бизнес может лечь  неоправданная финансовая нагрузка, связанная с ограничениями выбросов СО2.
Как известно, ограничения на выбросы СО2 – это по сути ограничения на экономическое развитие как всей страны, так и отдельных корпораций. К чему это приводит, можно узнать на примере Евросоюза, являющегося в данный период нетто-покупателем квот. На электростанции и промышленные предприятия стран ЕС с 2008 г. разверстаны директивные задания по снижению выбросов СО2 и введены огромные штрафы за «перевыбросы» (100 евро за 1.т. СО2). При этом даже разрешенный объем выбросов этим корпорациям приходится частично выкупать. В качестве альтернативы снижения выбросов на своих предприятиях (что весьма затратно) европейским корпорациям позволили покупать квази-сокращения в Китае и Индии и реальные сокращения - в России. Все это приводит к чрезвычайно высоким издержкам для предприятий, приводя некоторых из них к разорению .
Подобная ситуация вполне возможна для российских предприятий в случае принятия Россией на себя обязательств по сокращению национальных выбросов на переговорах по климату, ведущихся по линии Рамочной Конвенции ООН об изменении климата (РКИК) и Киотского протокола. На последних Боннских переговорах по климату Китаем, Индией и другими развивающимися странами при поддержке Евросоюза на переговорах настойчиво проводилось требование масштабных сокращений для всех стран Приложения I к РКИК (в которое входит и Россия). Сокращения планируются на уровне от 30% до 45%  к 2020 г. от уровня 1990 г. Для России (уровень выбросов которой составляет сейчас около 75% от 1990 г.) такие условия неприемлемы - для страны и для российского бизнеса это означает «углеродную удавку» на экономическое развитие, принудительное скрапирование многих действующих производственных мощностей, и, наконец, потерю всех потенциальных доходов по линии Киотского протокола. Конкретно это может вызвать:
Введение прямых ограничений на экономический рост, включая объемы производства ведущих отраслей и корпораций
Превращение России в нетто-импортера квази-сокращений выбросов их Китая и развивающихся стран
Переход ведущих корпораций российского ТЭК и других отраслей на роль финансового донора Китая и развивающихся стран (покупка квази-сокращений)
Вынужденное введение квотирования выбросов по отраслям, регионам и корпорациям
Появление новых «углеродных» барьеров для российского экспорта
Банкротство ряда промышленных предприятий в силу непомерной финансовой нагрузки, связанной с ограничениями производства и затратами на покупку квази-сокращений)
Именно эти последствия подразумевались в выступлении Д.А. Медведева от 14.02.2008: «Участие в Киотском протоколе создает для нас не только плюсы, но и огромные минусы». Та же постановка вопроса присутствует и в формулировке ФЗ-128 от 04.11.2004 о ратификации Киотского протокола. В нем признается наличие рисков для России и тот факт, что сам Протокол ратифицируется только для поддержки усилий международного сообщества, предусматривается пересмотр позиции России при рассмотрении обязательств на Второй период.
Кроме этого, наряду с Киотским протоколом, отдельным источником рисков для российского бизнеса стали  и  обязательства по линии  РКИК по адаптации развивающихся стран к изменениям климата. Китай и развивающиеся страны настаивают на обязательном характере платежей на адаптацию для стран Приложения I;  размеры финансирования предлагаются на уровне до  $.200-300 млрд. в год . Поскольку эти размеры «привязаны» к объемам национальных выбросов, на Россию может прийтись до $ 60-90 млрд. ежегодных платежей в адрес развивающихся стран. Все это ляжет дополнительной нагрузкой на отечественный бизнес, и выдержит ли последний эту нагрузку – неизвестно. 
На переговорах выдвигаются и еще более радикальные предложения: например, обложить сборами не только текущие выбросы России и других развитых стран, но и все их выбросы прошлых лет с до-индустриальной эпохи. Кроме этого, предлагается  введение налога на торговлю нефтью, сталью и другими карбоно-интенсивными товарами, налога на авиаперевозки. Все эти предложения потенциально опасны для российского бизнеса в целом; их реализация способна парализовать экономическое развитие нашей страны, превратив ее в донора для Китая и развивающихся стран под надуманным предлогом «спасения планеты».  
Опасность неблагоприятного развития переговорного процесса для России чрезвычайно выросла со сменой позиции США в связи  приходом к власти администрации  Барака Обамы. До сих пор пассивное сопротивление США «климатической легенде» было на переговорах сдерживающим фактором, умеряющим требования Китая, развивающихся стран и Евросоюза. Этим постоянно пользовалась Россия, которая на протяжении всех последних лет  активных действий на переговорах не предпринимала, относясь к теме климата по «остаточному принципу» и постоянно экономя на самом необходимом – на аналитике, выработке позиции и даже на количестве переговорщиков, командируемых на все раунды переговоров.   
Со сменой в США администрации на этой тактике, казалось бы должен быть поставлен крест, но пока даже такая очевидная перемена  не вызвала  реальных действий со стороны руководства страны, и тем более – конкретных ведомств. Поэтому российскому бизнесу следует активнее ставить перед властью вопрос о защите своих  интересов в обязательствах в области климата. Тем более, что до Копенгагенских переговоров, на которых намечено достижение глобальных договоренностей по всем обязательствам в области климата, остается немногим более полугода.
Есть и другие способы защитить интересы  российского бизнеса, в частности самим выработать свою позицию по данному вопросу и представить ее на широкое обсуждение в обществе. Пока, впрочем, российский бизнес демонстрирует удивительную, просто-таки дремучую пассивность, свидетельствующую о полном непонимании нашим бизнес-сообществом серьезности возникающих проблем. Лишь некоторые представители бизнес-структур на свой страх и риск принимают участие работе в составе национальных делегаций России на переговорах по климату, и  государство этому не препятствует, а скорее приветствует такую активность. Но среди этих участников не видно никого из представителей ведущих корпораций российского ТЭК, которые, по идее, первыми должны бить тревогу  по поводу возникающих опасностей. Поэтому представляется целесообразным: Поэтому бизнес-сообществу следует начать регулярный мониторинг ситуации, включая отслеживание важнейших рисков с точки зрения российской экономики и выработку соответствующих предложений по позициям России на переговорах, предусмотреть участие представителей ведущих корпораций в составе национальных делегаций на всех раундах переговоров по климату и их эффективную работу по защите соответствующих экономических интересов России на переговорах.

ЧУРКИН НИКОЛАЙ ПАВЛОВИЧ

Доклад на тему: «Энергетическая безопасность и охрана окружающей среды»

Уважаемые коллеги!
До начала глобального финансового кризиса, который, несмотря на принимаемые меры, расползается, вполне можно было надеяться, что все активные силы нашей цивилизации будут направлены на разрешение проблем улучшения качества жизни на Земле и обеспечение энергетической, в том числе и экологической безопасности для настоящих и будущих поколений. Но случилось то, что случилось.
Сегодня мы сообща, каждый в меру своих возможностей, обязаны работать по недопущению углубления кризиса. Но и не экономить на обеспечении безопасности, так как израненная природа  нашим безумным вмешательством в нее, нуждается в восстановлении. И она ждать не может. А от этого зависит наше с вами здоровье.
Уровень жизни, в условиях эпидемий, потопов и других катаклизмов высоким быть не может.
В эту трудную минуту мировое сообщество должно объединиться. И это будет основой нашим успехам.
Производство энергии неизбежно связано с использованием природных ресурсов. При этом их нерациональное использование в погоне за сиюминутной прибылью, к сожалению порой не соответствует самому  элементарному уважению к природе.
Неиспользованные или недоиспользованные ресурсы, горы мусора, как «надгробие на лоне природы», напоминают уже сегодня о грядущей катастрофе. Существующие заводы, фабрики, рудники, шахты и частный бизнес продолжает свою деятельность, руководствуясь старыми нормами, продолжают неэффективно перерабатывать сырье и материалы, создают отходы производства, несоизмеримые по отношению к выпускаемой продукции.
Изношенность оборудования создают угрозу экологии и собственно энергетике.
Это подтверждается  рядом крупных аварий, произошедших за последние годы практически во всех странах мира, включая Россию. За последние 40 лет в энергосистемах мира произошло более четырех десятков крупных системных аварий, при этом половина из них – в США. Основные причины таких аварий лежат в стремлении решать коммерческие задачи без учета технологических возможностей электрических сетей, что приводит к многочисленным их перегрузкам и отключениям, чему способствуют, в частности, либерализация и дерегулирование в электроэнергетике.
Поэтому для обеспечения эффективного, надежного и экологически безопасного энергоснабжения, создающего базу энергетической безопасности нашей страны, необходимо решить ряд серьезных и взаимосвязанных проблем, в том числе:
-    неустойчивость цен на нефть;
-    возрастающий спрос на энергоресурсы (по оценкам, к 2030 г. он увеличится в полтора с лишним раза, причем приблизительно на 80% этот спрос будет удовлетворяться за счет ископаемого топлива, запасы которого ограничены);
-    растущая зависимость многих стран от импорта энергоносителей;
-    потребность в огромных инвестициях во все звенья энергетической цепочки;
-    необходимость защиты окружающей среды и решения проблемы климатических изменений;
-    уязвимость жизненно важной энергетической инфраструктуры;
-    политическая нестабильность, природные катаклизмы и иные угрозы.
В целях укрепления глобальной энергетической безопасности необходимо развитие партнерских отношений между всеми заинтересованными сторонами:  странами-производителями, транзитными странами и странами-потребителями. Эта единая система отдельно работать не будет.
Необходимо осознать тот факт, что энергетическая безопасность неотделима от глобализации энергетического сектора. Поэтому важно наметить практические меры по обеспечению устойчивого доступа мировой экономики к традиционным источникам энергии, а также позаботиться о внедрении энергосберегающих программ и развитии альтернативных источников энергии.
Здесь вырисовывается четкая связь между тремя задачами (энергетической безопасности, экономического роста и экологии), решив которые международное сообщество может создать надежную основу динамичного и устойчивого развития нашей цивилизации в долгосрочной перспективе. Недостаток энергоресурсов в различных регионах значительно замедляет экономический рост, а их нерациональное использование (истощение ископаемых энергоресурсов, низкий уровень использования альтернативных энергоресурсов, низкая энергоэффективность производственных процессов, расточительное использование энергии в быту и пр.) может привести к экологической катастрофе не только локального, но и глобального масштаба.
О запасе энергоресурсов России.
В настоящее время Россия является крупнейшим экспортером нефти и газа в ЕС. Импорт из России будет увеличиваться и в дальнейшем, так как природный газ является наименее «углеродоемким» видом ископаемого топлива.
В связи с этим спрос на него повышается, так как природный газ – важное переходное топливо на пути к низкоуглеродной экономике стран ЕС. Чтобы гарантировать поставки энергоносителей, России и ЕС нужно достичь согласия по общей долгосрочной стратегии доступа на свои рынки.
Россия располагает практически всеми видами природных ресурсов и занимает одно из ведущих мест в мире по запасам минерального сырья и топливно-энергетических ресурсов. В то же время природно-ресурсный потенциал страны используется с низкой эффективностью: энергетические затраты на единицу продукции в среднем превышают показатели многих развитых стран в 2,5–3 раза, а при производстве единицы ВВП расход многих видов природных ресурсов значительно выше, чем  еще десять лет тому назад.  Несмотря на общее снижение хозяйственной активности и масштабов природопользования, удельная природоемкость и, следовательно, относительная сырьевая ориентированность экономики России возросла.
Низкая эффективность использования энергии и природных ресурсов оказывает прямое негативное воздействие на состояние окружающей среды. По показателю энергоемкости экономики Россия занимает 12-е место среди обследованных 121 стран, намного «опережая» все развитые северные страны с холодными климатическими условиями, включая Канаду и Скандинавские страны, и являясь одной из наиболее энергоемких стран среди государств бывшего Советского Союза. По данным недавнего исследования Всемирного банка, показатель энергоемкости на единицу продукции в России в два-три раза выше, чем в большинстве развитых стран.
Высокая энерго- и ресурсоемкость производства - это отчасти советское наследие, которое объясняется как относительным изобилием ресурсов, так и относительно низкими ценами на ресурсы, что никогда не стимулировало предприятия к энергосбережению. В период 2000-2005 гг. показатель энергоемкости в России снизился примерно на 9%, однако, для достижения приемлемых уровней энергоэффективности необходимо сделать гораздо больше.
Экономическое развитие России, основанное на экстенсивной раз-работке ресурсов и применении «грязных» технологий, является не-устойчивым и останется таковым в перспективе, если не будут приня¬ты радикальные меры по изменению экологической и технологической политики, не будет модернизирована и укреплена система управления  охраной окружающей среды.
Отказ или откладывание решения этих проблем неизбежно ограничит возможности диверсификации экономического развития России, особенно экспорта продукции с высокой долей добав¬ленной стоимости, в условиях все более конкурентной мировой эконо¬мики, в том числе — в области экологической ответственности товаро¬производителей.
О промышленности и парниковых газах
Необходимо расширить перерабатывающую  отечественную промышленность, ускорить структурную перестройку экономики, модернизацию производства, замену устаревшего оборудования и создание новых фондов предприятий, что также связанно с привлечением инвестиционного капитала для  финансирования экологически безопасных промышленных производств. Это возможно только при создании выгодных для инвесторов условий, чтобы вложенные инвестиции в обеспечение энергетической безопасности возмещались выпуском конкретной продукции.
Сжигание ископаемых видов топлива в энергетических целях является главным антропогенным источником выбросов в атмосферу парниковых газов, то есть проблемы энергообеспечения и изменение климата неразрывно связаны.
 Энергетическая и климатическая политика – две стороны одной медали. Благодаря большим запасам природных ресурсов Россия играет ключевую роль на мировом энергетическом рынке. В то же время Россия обладает значительным потенциалом в «снабжении» мирового углеродного рынка квотами на выбросы парниковых газов.
После ратификации оссией Киотского протокола в конце 2004 года и его вступления в силу в феврале 2005 года Протокол стал важнейшим глобальным инструментом взаимодействия климатической и энергетической политики.
Киотский протокол, являющийся ядром международной климатической политики, тесно связан с глобальной энергетической политикой. И Киотский протокол, и энергетическая политика преследуют одну цель – создание устойчивой энергетики будущего. Очевидно, что Россия здесь является одним из ключевых игроков.

Анализ роли России в формировании международной энергетической и климатической политики позволяет сделать следующие выводы:
-    Россия, являясь энергетическим гигантом и одной из крупнейших стран с точки зрения выбросов парниковых газов, имеет хороший потенциал для того, чтобы получить выгоду;
-    в рамках механизмов гибкости Киотского протокола. Россия является ключевым участником мировой энергетической и климатической политики, что, в конечном счете, определяет глобальную систему энергообеспечения;
-    приоритетным для России должно стать развитие внутренних процедур, которые позволили бы полноправно участвовать в международных механизмах гибкости Киотского протокола, в результате чего в стране незамедлительно начнется соответствующая инвестиционная деятельность;
-    разработка национальной климатической политики России должна стать необъемлемой частью экологически грамотной, долгосрочной энергетической стратегии, что позволит России принимать активное участие в переговорах по будущей международной климатической политике;
-    выработка такой стратегии также даст потенциальным инвесторам уверенность в целесообразности инвестиций в данную отрасль в России.
 
О позиции Президента РФ и Председателя Правительства РФ:
4 июня 2008 года Президент России Д.А.Медведев подписал Указ «О некоторых мерах по повышению энергетической и экологической эффективности российской экономики» (Указ Президента РФ от 04.06.2008 № 889). Президент поставил задачу к 2020 году снизить энергоёмкость валового внутреннего продукта не менее чем на 40% по сравнению с 2007 годом. Глава государства поручил правительству принять меры, направленные на повышение энергетической и экологической эффективности таких отраслей экономики, как электроэнергетика, строительство, жилищно-коммунальное хозяйство, транспорт, а также обеспечить переход к единым принципам выработки нормативов допустимого воздействия на окружающую среду.
Россия в ближайшее время намерена подготовить и распространить документы об обеспечении энергетической безопасности в Европе, сообщил, выступая в Лондонской школе экономике, президент РФ Дмитрий Медведев. По его словам, нынешняя ситуация в области обеспечения энергетической безопасности не удовлетворяет Россию. Он заместил, что недавние события в этой сфере показали низкую эффективность действующей системы и нормативной базы. "Нормативная база не работает, она не способна обеспечит принятие адекватных мер. Необходимо создавать новые договоренности", - сказал Д.Медведев.

Выступая со своим первым отчетом о работе правительства за год Председатель Правительства РФ  Владимир Путин заявил, что существовала реальная угроза "развала банковской системы", но она миновала. Путин также сообщил, что Россия не собирается сворачивать новые проекты по транспортировке углеводородов, такие как "Северный поток" и "Южный поток", Прикаспийский газопровод и нефтепровод "Бургас-Александруполис".
"Безусловно, не все в мире заинтересованы в том, чтобы они стали реальностью, - заявил российский премьер, - но мы уверены, что эти проекты экономически обоснованы [...] и служат укреплению глобальной энергетической безопасности".
      
Таким образом, Российская Федерация последовательно следует курсу создания энергетической безопасности в Европе и в мире, но просит всех в равной доле ответственности следовать такому же курсу.
И мы, понимая все проблемы, так же как и ЕС смотрим в будущее и убеждены в необходимости использования новых подходов в энергосбережении и охране окружающей среды.
И главной задачей видим гармонизацию правового поля в этой области.
В европейских странах основополагающей директивой в области обеспечения экологической безопасности при осуществлении хозяйственной деятельности является Директива 2008/1/ЕС от 15 января 2008 года «О комплексном предотвращении и контроле загрязнений». В этой Директиве введено понятие «наилучших доступных технологий», а также предусматривается соответствующий обмен информацией между государствами-членами и бизнес-сообществами.
В развитие положений Директивы было создано специальное Европейское бюро, которое подготовило ряд Справочников по НДТ для различных отраслей промышленности (в том числе Справочники «Энергоэффективность» и «Сжигание отходов»). Эти документы до настоящего времени в России практически не освоены.
В современных рыночных условиях, для улучшения позиций каждому предприятию требуется добиться максимально возможного сокращения потребления энергетических и других ресурсов, воды и сырья, что, безусловно, приводит к уменьшению вредного воздействия на состояние окружающей среды и здоровье населения.
В этом случае постепенный переход на использование концепции технологического нормирования на основе наилучших доступных технологий (НДТ), может дать ощутимый практический эффект, особенно в условиях постоянного повышения тарифов на электроэнергию, транспортные перевозки и грядущей платы за использование природных ресурсов.   Внедрение НДТ может в значительной степени ослабить конфликтную ситуацию с органами власти, которые вынуждены прислушиваться к требованиям населения по созданию нормальных условий жизни.
Учитывая необходимость совершенствования законодательной базы в этой сфере, по инициативе Комитета Совета Федерации по природным ресурсам и охране окружающей среды был разработан Модельный закон «О комплексном предупреждении и контроле загрязнений окружающей среды»  для государств-участников СНГ (принят на МПА СНГ 25 ноября 2008 года и рекомендован для использования в национальном законодательстве).
Кроме того, в настоящее время Комитет разрабатывает законопроект «О внесении изменений в Федеральный закон "Об охране окружающей среды" (в части уточнения понятия, определения критериев и обоснования выбора «наилучшей существующей технологии»).
Упомянутые акты гармонизированы с нормами международного права, в частности, с европейской Директивой «О комплексном предупреждении и контроле загрязнений».

Не менее важны и вопросы формирования механизмов возмещения убытков гражданам и юридическим лицам в результате аварийного загрязнения окружающей среды.
В настоящее время ущерб, наносимый   окружающей среде в результате  хозяйственной деятельности, в значительной степени не компенсируется.
Решение этой проблемы мы видим в создании механизма страхования для компенсации вреда, нанесенного  окружающей среде в результате деятельности, связанной с землепользованием, недропользованием, водопользованием, лесопользованием, обращением с отходами производства и потребления.

Нам следует четко осознавать, что абсолютно все, что люди своими машинами выбирают для себя из окружающей среды, со временем превращается в отходы производства и потребления. Даже сами эти машины и технологии. ВСЕ – на 100%! По этой причине безотходной техники и технической формы производства не существует, и создать их принципиально невозможно.
Энергия (даже самая экологически чистая) становится теплом, которое необратимо нарушает тепловой баланс планеты. Уголь, газ и нефть, сгорая, превращаются в парниковый СО2, попутно выжигая планетарные запасы кислорода. Металлы и другие элементы, в т.ч. и человек, заканчивают свою полезную обществу жизнь в форме загрязняющих эмиссий. Как в свое время справедливо заметил Экклезиаст: «Все - из праха, и все возвратится в прах».
Из-за громадной разницы в скоростях развертывания социальных и естественных природных процессов земля просто не успевает эти отходы поглощать и регенерировать. А вся современная природоохранная деятельность человека (включая управление отходами, их утилизацию, очистку и восстановление окружающей среды) сводится к тому, что мы эти отходы из одной токсичной формы переводим в другую, часто еще более опасную, но теперь уже для будущих поколений. Сами очистные технологии являются крупнейшими источниками загрязнений.
Но выходы есть, и я попытаюсь их раскрыть.
Первое: Вовлечение отходов в хозяйственный оборот – предпосылка решения трех взаимосвязанных задач: энергетической безопасности, экономического роста и охраны окружающей среды
Учитывая, что даже российских запасов газа, согласно прогнозам, хватит только примерно на полвека, Россия нуждается в более эффективном внутреннем использовании энергоресурсов, чтобы на многие годы сохранить возможность внутреннего потребления и экспорта газа. В последнее время во всем мире эксперты активно обсуждают пути увеличения использования энергии с помощью более интенсивного развития нетрадиционных источников энергии.
Уже сегодня человечество столкнулось с дефицитом и проблемой доступности топлива для обеспечения самых неотложных энергетических нужд. Недавно завершившийся «газовый коллапс» говорит, в том числе, о сильной зависимости многих регионов от наличия либо отсутствия собственных ископаемых топлив. Проблема обеспечения энергетической независимости больше не является мифом и для наших регионов. Настало время задуматься об альтернативных источниках энергии, стимулом к использованию которых является их доступность и экологический эффект.
В этой связи особый интерес представляют отходы, которые являются «второй сырьевой базой» в области обеспечения страны сырьевыми и энергетическими ресурсами.
Для российских твердых бытовых отходов методы термического обезвреживания (сжигание, пиролиз, газификация, плазменные технологии и др.) подходит даже больше, чем для европейского мусора: отсутствие раздельного сбора обуславливает из высокую теплотворную способность, потому что при раздельном сборе извлекаются самые высококалорийные фракции (полимерные отходы, макулатуры и пр.).
Естественно, наличие собственных ресурсов для нужд отопления, получения электроэнергии, производства материалов, серьезно облегчает жизнь и создает условия для “энергетической” независимости регионов. В каждом мегаполисе ежедневно образуются в больших количествах промышленные и бытовые отходы, которые можно использовать в качестве частичной замены ископаемых топлив. Запасы этих топливных материалов неистощимы, постоянно пополняются и в настоящее время практически не используются.  Некоторые отходы имеют высокую теплотворную способность и могут быть применены в промышленных агрегатах практически без подготовки. Речь идет, прежде всего, о резиновых и полимерных отходах, отработавших маслах, измельченных изношенных автопокрышках.
Отходы можно не только подвергать термической обработке, но превратить в обогащенное топливо стабильного состава, которое можно будет использовать в промышленности наравне с другими видами топлива. Задача «обогащения» ТКО заключается в сортировке с увеличением содержания высококалорийных компонентов (пластик, резина, кожа, бумага, дерево), в удалении экологически вредных и просто “балластных” для термической переработки компонентов (негорючие песок, стекло, кости, металл, композиционные пластики, отработавшее электронное оборудование. Прежде всего, обращают внимание на содержание галогенов и тяжелых металлов). В процессе сортировки также извлекаются полезные компоненты для вторичного использования. Этот процесс позволяет получать достаточно высококалорийное топливо, которое получило название «топлива, полученного из отходов» (ТПО) или «refuse derived fuel» (RDF). Например, в Германии  в 2006 году внутренний спрос на RDF уже сравнялся с предложением (1,1 млн. т./год), а в 2011-2012 прогнозируется значительный дефицит топлива из отходов (спрос 5,7 млн. т/год при предложении 4,4 млн. т/год).
В странах Запада альтернативные топлива давно используются в доменных и цементных печах. Тепло расходуется, соответственно, на плавление металла или спекание цементного клинкера. Количество и качество вводимого в печь альтернативного топлива из отходов лимитируется, что обусловлено необходимостью поддержания в теплоагрегате высокого температурного режима и стабильности процесса.
По оценкам специалистов, полимерными отходами может быть замещено не более 40 % топлива, вдуваемыми через фурмы в доменную печь (расход – 10 кг/т чушкового железа), оставшиеся 60% топлива – кокс, который обеспечивает необходимую газопроницаемость и механическую прочность шихтовой загрузки. Полимерные отходы вводятся в печное пространство посредством пылеугольных фурм и должны быть соответственно подготовлены. Специфика использования полимерных отходов в доменной печи заключается в двоякой функции топлива: выработка тепловой энергии для нагрева и плавки и использование восстановительного потенциала топлива для окисленных концентратов руд.
Из ТБО, ежегодно образующихся в РФ, потенциально можно получить 10 млн. тонн вторичного топлива, что позволит сэкономить 4,3 млн. м3/год природного газа, при условии реализации технологии. Этого количества газа хватило бы для производства около 25 млн. тонн цемента в год.
Разработка и принудительное внедрение в ЕС нормативов, относящихся к выбросам /сбросам, а также использование современных технологий предотвращения и сокращения загрязнений позволило снизить выбросы в атмосферу до уровней, при которых риски загрязнения  окружающей среды при эксплуатации мусоросжигательных установок рассматриваются как невысокие. Тем не менее, основной экологической проблемой в этом секторе остается повышение эффективности использования технологий предотвращения и снижения  выбросов в атмосферу.
Мусоросжигательные установки  являются не только промышленными объектами для обеспечения эффективной обработки отходов (так или иначе потенциально загрязняющих окружающую среду в результате ненадлежащего обращения с ними), но зачастую служат для выработки энергии из отходов.  В тех странах, где была принята стратегия увеличения количества мусоросжигательных установок (в большинстве случаев для сжигания муниципальных отходов) с целью выработки тепловой энергии, увеличился вклад в охрану окружающей среды. Поэтому в ЕС увеличение выработки энергии из отходов рассматривается как перспективное направление в области охраны окружающей среды.

Второе направление: Отходы от повседневной деятельности человека – это не только мусор, воспринимаемый нами как элементарное бескультурье. Это, в первую очередь, опасность для окружающей среды и здоровья человека.
На территории Российской Федерации уже накоплено свыше 82 млрд. тонн отходов. Это, прежде всего, твердые промышленные и бытовые отходы, которые занимают огромные территории, включая дорогостоящие пригородные земли. Эти отходы отравляют подземные  запасы питьевой воды и негативно влияют на ее поверхностные источники.
Кроме этого, - это накопленные неиспользованные химические боеприпасы и отравляющие вещества (в Вооруженных Силах), отходы радиоактивной деятельности, не утилизированные объекты Военно-морского флота с ядерными установками, брошенные химические боеприпасы и др.           Результат нашей с вами деятельности, это мусорные острова в океанах. Уже 3,5 миллиона тонн пластика плавает в Тихом океане между Америкой и Японией. И этот остров растет и растет. И будет расти, если мы не будем принимать определенные меры. У нас и Кольский полуостров, и Северный ледовитый океан и все побережье Северного ледовитого океана  примерно в таком же состоянии.
При всем этом, в условиях истощения природных ресурсов, практически не учитывается и не используется  потенциал этих уже накопленных и вновь образующихся отходов, как энергетического ресурса.
Предотвращение отрицательного воздействия отходов на окружающую среду и здоровье человека связано с обеспечением устойчивых темпов роста промышленного производства на основе рационального использования природных ресурсов и комплексного вовлечения отходов в хозяйственный оборот в качестве вторичных ресурсов, повышением степени безопасности технологий, связанных с утилизацией и удалением промышленных и бытовых отходов.
Вовлечение отходов в хозяйственный оборот представляет собой многоплановую проблему, охватывающую все отрасли материального производства, сферу услуг, экспорт и импорт, ресурсопотребление,  ресурсосбережение и охрану окружающей среды.
В то же время на федеральном уровне практически не проводится глубокая научная, финансовая и экономическая проработка проблем, связанных с образованием отходов и их вовлечением в хозяйственный оборот. Не исследуется процедура инвестирования в самоокупаемые ресурсосберегающие технологии с целью определения стратегий для инвесторов и субъектов малого и среднего экологического предпринимательства.
В области обращения с отходами инвестиции в основной капитал составляют только 5% общего объема природоохранных инвестиций по стране, 76% из которых -  собственные средства предприятий.
Переход страны на инновационный путь развития определен в качестве главной цели государственной научно-технической политики в утвержденных Президентом Российской Федерации «Основах политики Российской Федерации в области развития науки и технологий на период до 2010 года и дальнейшую перспективу», а также «Приоритетных направлениях развития науки технологий и техники в Российской Федерации» и «Перечне критических технологий Российской Федерации».
Приоритетным направлением Президент России назвал "Рациональное природопользование", а критической технологией обозначена "Технология переработки и утилизации техногенных образований и отходов".
В России в результате ослабления научно-технического и технологического потенциала страны резко сократились научные исследования, направленные на энерго- и ресурсосбережение. Небольшое количество производств используют в основном устаревшие технологии и оборудование, малоэффективные как с экономической, так и с экологической точки зрения.
Создание серии современных технологий и оборудования для широкой номенклатуры отходов чрезвычайно актуально. Суть предлагаемой Программы состоит в переходе от фрагментального принципа развития санитарной очистки к системному территориальному развитию отрасли промышленной переработки отходов производства и потребления. 
Состояние экономики в условиях  отсутствия или ограниченного использования ресурсосберегающих технологий, неразвитости законодательной основы природоохранной деятельности в целом и в области обращения с отходами в частности,  угрожает, как отмечено в Концепции национальной безопасности Российской Федерации, ухудшением экологической ситуации в стране и истощением ее природных ресурсов.
Имеет место тенденция к использованию территории России в качестве места переработки и захоронения опасных для окружающей среды отходов. В от¬валах и хранилищах на территории Российской Федерации скопилось около 80 млрд. т отходов. Точные данные об образовании, утилизации и размещении отходов производства и потребления за последние годы противоречивы.
Проблема образования и утилизации бытовых отходов в Российской Федерации продолжает оставаться наиболее острой. Из всего количества образовавшихся в Российской Федерации бытовых отходов вывезено на мусороперерабатывающие заводы менее 9%. Централизованный учет образования и размещения твердых бытовых отходов на федеральном уровне не проводится. С 2005 года из Государственного доклада об охране окружающей среды Российской Федерации исключен раздел «Отходы производства и потребления».
В условиях отсутствия действенного государственного регулирования в области обращения с отходами, недостаточной эффективности правовых и экономических механизмов, направленных на заинтересованность инвесторов в решении проблем сбора, утилизации и переработки промышленных и бытовых отходов на всех этапах с учетом требований экологической безопасности, увеличивается риск экологических катастроф техногенного характера.
Государственная поддержка развития промышленности должна быть ориентирована на обеспечение инновационного характера ее развития, предусматривающего предупреждение загрязнения окружающей среды отходами в процессе хозяйственной деятельности, комплексное вовлечение отходов в хозяйственный оборот, реализацию современных достижений научно-технического прогресса, выпуск конкурентоспособной продукции из вторичного сырья.
Общая концепция решения проблемы переработки отходов должна исходить из требований  Федерального закона  «Об  охране  окружающей среды»,  реальных социально-экономических условий, объективной  оценки  техногенного загрязнения отходами окружающей среды, возрастающей опасности для генофонда населения,  животного  и  растительного  мира,                                          а также из предпосылки, что  решение данной проблемы, в первую очередь, зависит от отказа от материалоемких производств, использующих в основном устаревшие технологии и оборудование и отрицательно влияющих на окружающую среду и здоровье населения.
Заканчивая свое выступление, хотел бы подчеркнуть, что проблема энергетической безопасности и охраны окружающей среды, это важнейшая проблема. И это проблема не одного отдельно взятого государства, даже такого, как Россия. Это проблема мировая и ее необходимо решать всем миром.
Прошу прощения за несколько длинное выступление, но в соответствии с программой, мне было отведено 20 минут,  которые я и использовал.
Благодарю за внимание.

МАКСИМЕНКО ЮРИЙ ЛЕОНИДОВИЧ
ОБ УЧЕТЕ ЭКОЛОГИЧЕСКОГО ФАКТОРА
В ПРОМЫШЛЕННОЙ ПОЛИТИКЕ БИЗНЕС-СООБЩЕСТВА РОССИИ

Экологический фактор играет все более заметную роль в развитии бизнеса, обеспечении его безопасности и конкурентоспособности. Сегодня для успеха бизнес просто обязан быть экологически и социально ответственным, стремиться использовать более щадящие технологии, внедрять экологические стандарты и следовать им в повседневной деятельности. Российские компании в большинстве своем осознают это и предпринимают целенаправленные шаги для снижения неблагоприятного воздействия на окружающую среду, в том числе, и в глобальном масштабе.

Мы собрались в период глобального финансового кризиса, который заметно затронул и Россию. Сейчас важно снять с бизнеса то финансовое бремя, которое только усугубляет нынешнюю ситуацию, ведет к снижению капитализации и подталкивает развитие банкротств. Однако, переживая текущий финансовый кризис, который психологически давит на всех и затмевает видение перспектив дальнейшего развития, надо уже сейчас готовиться к следующим, по крайней мере, двум глобальным кризисам, которые, несомненно, отразятся на экономике России - климатическому и водному. Эти кризисы принесут гораздо большие катастрофические последствия для финансового, промышленного бизнеса и населения, в целом, чем нынешний финансово-экономический кризис.

В России бизнес-сообщество сотрудничает с государством в экологической сфере, помогая наладить эффективное государственное регулирование в области: (1) экологического нормирования, (2) платы за негативное воздействие на окружающую среду и (3) изменения климата; (4) взаимодействия бизнеса и государственных природоохранных органов.

1.    Экологическое нормирование - это самый принципиальный вопрос природоохранного дела в стране. Мы все еще не можем найти ответа на один вопрос – какая техногенная нагрузка на окружающую среду может считаться приемлемой? Технически достижимая на данном этапе развития общества или, как это делается сейчас, с опорой на санитарно-гигиенические показатели содержания загрязняющих веществ в окружающей среде?
Бизнес понимает, что в России переход на наилучшие имеющиеся технологии (Best Available Technologies) при существующей теории и практике экологического нормирования и методологии исчисления платы за негативное воздействие приведет к кардинальному ужесточению экологических нормативов для конкретных предприятий-природопользователей и, соответственно, к росту размеров природоохранных платежей.
Однако преимущества системы технологического нормирования (BAT) состоят в объективности экологического нормирования на основе показателей наилучших технологий, а не модельного эмпирического расчета. В прозрачности системы государственного экологического контроля, в возможности применения автоматизированного контроля технологического воздействия, бесконфликтности проверок и т.д. Эти преимущества в совокупности, как показывает Европейский опыт, дадут снижение экологических, административных и финансовых рисков при функционировании производства.
Складывающаяся в России концепция такого нормирования заключается в следующем. Все предприятия условно классифицируются на 3 категории:
(1)    предприятия с устаревшей технологией, модернизация которых ни технически, ни экономически нецелесообразны в виду значительности финансовых затрат. Таким предприятиям и их собственникам должен быть определен срок закрытия с учетом обеспечения социальных факторов;
(2)    предприятия, подлежащим реконструкции, устанавливается срок для перехода на ВАТ технологии под жестким государственным контролем;
(3)    вновь строящиеся предприятия должны отвечать современным экологическим стандартам по воздействию на окружающую среду.
Понятно также, что переход на ВАТ-технологии потребует значительного увеличения инвестиций в техническое перевооружение и модернизацию производства, которое невозможно провести без адекватных государственных стимулов и рыночных регуляторов даже самому прогрессивному бизнесу.
Неоднократно бизнес-сообщество предлагало снижать налог на прибыль, в случае если предприятием «заявлен» экологический инвестиционный проект; вводить налоговые каникулы на период перевооружения и модернизации; снижать процентные ставки по «экологическим» кредитам; снижать таможенные сборы при ввозе соответствующих энерго- и ресурсосберегающих технологий и т.д. Пока вынуждены констатировать, что эти предложения в отечественном нормотворчестве не развиваются.

2.    Не менее острой проблемой для бизнеса России является плата за негативное воздействие на окружающую среду. Правительством РФ установлены два вида базовых нормативов платы за воздействие: (1) в пределах допустимых нормативов и (2) в пределах установленных лимитов (временно согласованных нормативов). Однако на практике присутствует и третий вид платы - за сверхлимитное загрязнение окружающей среды с применением 5-ти кратного повышающего коэффициента.
Механизм определения платы при превышении допустимых нормативов и при отсутствии установленных лимитов до сих пор законодательно не определен. Установление временно согласованных лимитов оказывается лишь возможным и целиком зависит от решения Ростехнадзора. С природопользователя, не получившего у Ростехнадзора согласование временных нормативов, взимают за сверхлимитное загрязнение максимально высокую плату, которая для крупных промышленных предприятий может достигать десятков и сотен миллионов рублей в год.
Так экономический механизм регулирования природоохранной деятельности превратился в Росси в механизм карательный, а не стимулирующий предприятия вкладывать средства в переоснащение основных фондов и оборудования. Кстати, сейчас до 85% инвестиций в природоохранную сферу – это собственные средства предприятий.
В настоящее время бизнес-сообщество совместно с Минприроды России обсуждает изменения и дополнения к базовому Федеральному закону «Об охране окружающей среды» (2002), которые позволили бы устранить излишние административные барьеры, сделать прозрачной и понятной систему экологического нормирования, сформировать стимулы для предприятий по снижению негативного воздействия на окружающую среду,

3.    Задачи бизнеса в области изменения климата. Ратифицировав в ноябре 2004 г. Киотский протокол к Рамочной конвенции ООН об изменении климата, Российская Федерация открыла новую эру и дала миру шанс коллективно, совместными усилиями противодействовать главному вызову современности – глобальному изменению климата, вызванному антропогенными выбросами в атмосферу парниковых газов. Именно благодаря России Киотский протокол вступил в силу и стал основой как для национальных действий отдельных стран, так и для широкомасштабного международного сотрудничества в рамках ООН с целью ограничения и сокращения выбросов парниковых газов.
Одним из результатов этих действий стало формирование и бурное развитие мирового углеродного рынка, на котором обращаются квоты на выбросы, а также сокращения выбросов, достигнутые в различных странах в результате реализации соответствующих инвестиционных проектов. В 2008 г. оборот углеродного рынка составил уже 122 млрд. долларов; сделки с сокращениями выбросов занимают более трети рынка. Россия имеет громадный потенциал сокращения выбросов, а значит, все шансы занять достойное место на этом рынке.
В 2004-2008 гг. в России была разработано законодательство, регулирующее порядок реализации проектов совместного осуществления в соответствии со статьей 6 Киотского протокола. Соответствующая законодательная и нормативно-правовая база включает Федеральный Закон №128-ФЗ от 4 ноября 2004 года «О ратификации Киотского протокола к Рамочной Конвенции ООН об изменении климата», Постановление Правительства РФ №332 от 28 мая 2007 г. «О порядке утверждения и проверки хода реализации проектов, осуществляемых в соответствии со статьей 6 Киотского протокола к Рамочной конвенции ООН об изменении климата», Приказ МПР России и Минэкономразвития России №121/148 от 7 мая 2007 г. «Об утверждении порядка формирования и ведения российского реестра углеродных единиц», Приказы Минэкономразвития России №422 от 30 ноября 2007 г. «Об утверждении величины лимитов сокращения выбросов парниковых газов», №424 от 30 ноября 2007 г. «Об утверждении Положения о Комиссии по рассмотрению заявок об утверждении проектов, осуществляемых в соответствии со статьей 6 Киотского протокола к Рамочной конвенции ООН об изменении климата», №444 от 20 декабря 2007 г. «Об утверждении Методических указаний по рассмотрению проектной документации», №70 от 14 марта 2008 г. «Об утверждении перечня независимых экспертных организаций» и другие, всего – 13 документов.
В марте 2008 г. начался прием заявок на утверждение проектов для целей совместного осуществления в соответствии со статьей 6 Киотского протокола. В июне 2008 г. Россия выполнила все необходимые условия и получила право самостоятельно утверждать такие проекты без необходимости в обязательном порядке обращаться в соответствующие международные органы (Комитет по надзору за совместным осуществлением).
На сегодняшний день от России заявлено более 90 проектов с общим ожидаемым сокращением выбросов в период с 2008 по 2012 гг. около 200 млн. тонн СО2-экв. Это примерно 60% соответствующего сегмента углеродного рынка. Более 30 проектов общим потенциалом сокращения выбросов 84,5 млн. тонн СО2-экв. подано в установленном порядке на утверждение в Минэкономразвития России. Еще около сотни проектов находится, по оценкам, в стадии подготовки.
К сожалению, ни один проект пока не утвержден Правительством РФ. Более того, ни один проект не был официально рассмотрен Комиссией по рассмотрению заявок об утверждении проектов, осуществляемых в соответствии со статьей 6 Киотского протокола к Рамочной конвенции ООН об изменении климата, созданной Минэкономразвития России с участием других заинтересованных федеральных органов исполнительной власти. В итоге некоторые проекты ожидают своей участи уже почти год.
Как Вы понимаете - это реальные деньги. И немалые. Если бы, например, проект Архангельского ЦБК, поданный на утверждение в апреле 2008 г., был утвержден, то уже в этом году предприятие получило бы от иностранного партнера до 2 млн. евро за достигнутые в 2008 г. сокращения выбросов. ОАО «Уральская сталь» могла бы рассчитывать на 7 млн., Завод полимеров Кирово-Чепецкого химкомбината – на 10 млн. За 5 лет, с 2009 по 2013 гг., доход от реализации сокращений выбросов только по уже поданным на утверждение проектам мог бы составить около 1 млрд. евро. В условиях кризиса это стало бы неплохим подспорьем для российских компаний, переживающих спад производства и дефицит ликвидности.
С другой стороны, бизнес рассматривает продвижение в этом вопросе, как форму государственной поддержки тех российских компаний, которые вкладывают или вложили в недавнем прошлом средства в модернизацию производства, повышение энергоэффективности, снижение энергоемкости, внедрение современных технологий производства топлива и энергии из биомассы и других возобновляемых источников, повышение общей экологической безопасности и т.д. Ведь именно такие меры приводят к сокращению выбросов парниковых газов и в первую очередь нуждаются в поддержке. Особенно в условиях экономического кризиса и спада производства, которые не позволяет компаниям получить необходимую отдачу (возврат) на инвестиции.

4.    Самая актуальная проблема в области охраны окружающей среды – это взаимодействие государственных природоохранных органов и бизнеса. Сейчас полномочия разграничены между 11 ведомствами (МПР, Росприроднадзор, Ростехнадзор, Россельхознадзор и т.д.). При этом механизмы взаимодействия между ними не отработаны, что приводит к многочисленному дублированию функций и размыванию ответственности. Забюрократизированные, «непрозрачные» процедуры получения разрешительной документации не только приводят к неоправданным временным и финансовым издержкам предпринимателей, но и создают богатую почву для злоупотреблений.
Самое интересное, что часто затягивается получение разрешительной документации для внедрения новых, экологически обеспеченных технологий взамен устаревших! (Например, для получения всех требуемых разрешений, лицензий и согласований при строительстве нового промышленного объекта необходимо потратить около 48 месяцев, в то время как разрешение на использование земельного участка под такое строительство выдается только на 36 месяцев. И таких нестыковок можно привести множество).
В то же время многочисленные обращения бизнес–сообщества о переходе к комплексным разрешениям на воздействия в соответствии с принципами, изложенными, например, в директиве Европейского союза (96/61/ЕС), остаются пока без внимания со стороны министерства. Все это не способствует развитию бизнеса и модернизации российской экономики на современной технологической основе. Наоборот, ведет к стагнации и консервирует наше технологическое отставание.
Таким образом, российский бизнес остро нуждается в современной государственной экологической политике, которая не противоречила бы глобальным экологическим вызовам в условиях мирового финансового кризиса, а наоборот, создавала бы дополнительные стимулы для внедрения технологий, способствующих устойчивому развитию экономики.

МАТВЕЕВ ИГОРЬ ЕВГЕНЬЕВИЧ

Альтернативная энергетика.
Возможности, конкурентоспособность, перспективы развития.
  В течение последних нескольких лет в мире отмечался ускоренный рост потребления энергии: в 1997 – 2002 гг. оно увеличивалось в среднем на 1,1% в год, а в 2002 - 2007 гг. - на 2,2% и в 2007 г. достигло более чем 11 млрд. т в нефтяном эквиваленте (н. э.). Это было обусловлено, прежде всего, значительным ростом экономики развивающихся стран.
  По данным “British Petroleum”, за пять лет с 2002 г. по 2007 г. энергопотребление выросло в США – на 3,2 %, Японии – на 1,9%. Во Франции, Италии, Дании, Швеции и Финляндии оно практически стабилизировалось, а в Германии уменьшилось – на 5,6%, Великобритании – на 2,7%, Швейцарии и Австрии – на 2,0%. 1)
  В целом в указанный период в странах ОЭСР потребление энергии снизилось примерно на 1% и в 2005 – 2007 гг. стабилизировалось на уровне 5,6 млрд. т н. э. в год. В большинстве промышленно развитых стран пик энергопотребления уже пройден: в Германии – в 1997 г., Дании – в 1998 г., Швеции и Швейцарии – в 2001 г., во Франции - в 2004 г., Италии и Великобритании – в 2005 г., Японии – в 2006 г. 
В то же время в многонаселенных развивающихся странах с высокими темпами роста экономики, промышленного производства, а также в результате расширения ряда сфер потребления отмечалось резкое увеличение энергопотребления (за 2002 – 2007 гг. - на 40%). Так, в Китае данный показатель составил 76%, Саудовской Аравии – 35%, Индии – 31%, Иране - 29%, Бразилии – 18%, Мексике – 16%, Республике Корея – 14%, России – 7,2%.  

Таблица 1.
Рост энергопотребления и ВВП в ряде стран мира с высоким уровнем потребления энергии в 2002 – 2007 гг.

Страна    Прирост
энергопотребления (%)    Прирост ВВП (%)1)
Китай    76,0    65,2
Саудовская Аравия    35,0    27,9
Индия    31,0    52,5
Бразилия    18,0    18,8
Россия    7,2    41,1
США    3,2    15,1
Япония    1,9    11,1
Австрия    -2,0    12,6
Швейцария    -2,0    11,6
Великобритания    -2,7    14,6
Германия    - 5,6    7,1
1) В неизменных ценах.
Источники: “BP Statistical Review of World Energy, June 2007”, МВФ.
  
В 2004 г. средняя мировая цена нефти превысила уровень в 30 долл./барр. и затем неуклонно росла до июня 2008 г., когда значение достигло 137 долл./барр., после чего она резко понизилась до 35 - 36 долл./барр. В январе – марте 2009 г. данный показатель вырос с 34 примерно до 50 долл./барр. 1)
 Однако, по мнению ряда аналитиков, это только начало дальнейшего повышения мировых цен на ископаемое топливо. Специалисты Международного энергетического агентства (МЭА) полагают, что эпоха дешевой нефти завершена. Согласно базовому прогнозу МЭА, в 2008 – 2015 гг. средние мировые цены на нефть составят 100 долл./барр. (в ценах 2007 г.), после 2015 г. повысятся до 120 долл./барр., а к 2030 г. могут превысить 200 долл./барр. Динамика цены природного газа в 2008 – 2015 гг. будет аналогична изменениям мировых цен нефти, однако после 2015г. темпы их роста превысят аналогичный показатель для нефти. Цена угля в 2010 – 2015 гг. стабилизируется на уровне 120 долл./т, а в 2015 – 2030 гг. понизится до 110 долл./т. Мировой спрос на нефть в 2030 г. составит 64 млн. барр./сут. (в 2007 г. – 85 млн.).2)

Таблица 2.

Динамика цен на основные виды топлива в период с 2004 г. по I квартал 2009 г.
   
    2004 г.    2005 г.    2006 г.    2007 г.    2008 г.
    2009 г.
январь - март
Нефть средневзвешенная
(APSP)1), (долл./барр.)                  37,73           53,39            64,29          71,12           96,99            44,11
Природный газ,
средняя импортная,
Европа, франко – граница,
(долл./млн. БТЕ)                            4,28             6,33              8,47            8,56             13,41               11,94
Уголь, фоб Ньюкасл,
Австралия, (долл./т)                     52,95         47,62             49,09          65,73           127,10             71,93

1) На базе средних ежедневных котировок: Брент, Дубай и западнотехасской средней в равных долях.
 
Источник : “World Bank”, Washington D.C., Development Prospects Group (Release), Аpril, 2009.

Таким образом, в эпоху глобализации в мировой экономике произошел структурный сдвиг потребления энергии и энергоносителей, т. е. масштабное перераспределение зон энергопотребления, что в условиях снижения добычи углеводородов на ряде месторождений привело к необходимости повышения энергобезопасности (в мире, на региональном уровне и уровне отдельных стран), в том числе диверсификации источников энергии и маршрутов поставок углеводородного топлива. Член Национального совета США по нефти М. Симмонс полагает, что “нет сомнения в том, что в мире с возрастающим дефицитом нефти начнет проявляться растущее соперничество среди стран – потребителей энергии. По мере осознания реального значения снижающегося предложения нефти соперничество между странами может перерасти или в управляемый процесс (подобно экономическому соперничеству, которое десятки лет существовало между различными странами ОЭСР). Увеличивающийся спрос изменил прежнее рыночное равновесие и быстро превратил нефть из сравнительно распространенного в дефицитный топливно-сырьевой товар”.3)
В последние несколько лет на волне роста цен на углеводороды в очередной раз (что обычно происходит в периоды нестабильности мирового рынка нефти) стали активно обсуждаться такие темы, как приближение пика мировой добычи нефти и конечность запасов углеводородов в природе. Рассмотрение этих проблем в очередной раз усилило внимание представителей государственной власти, общественности и деловых кругов к сфере альтернативных видов топлива и возобновляемых источников энергии (ВИЭ). Однако на современном этапе развития человечества в условиях завершения эпохи дешевой нефти и достаточно высокого уровня развития науки и техники открылись возможности для рентабельного использования ВИЭ.
В связи с необходимостью корректировки предыдущих прогнозов развития мировой энергетики (и экономики в целом) ввиду возникших в конце 80-х годов ресурсных, технических и экологических ограничений мировое сообщество вынуждено продолжать поиск новых путей решения проблем в сфере энергообеспечения, что нашло отражение в политике ряда государств, направленной на поощрение использования альтернативных источников энергии. 
По мнению аналитика Ю. Боровского, дефицит энергоресурсов и истощенность углеводородных запасов в США и Северном море потребовали внесения существенных корректив в действующие энергетические стратегии в странах ОЭСР, при этом акцентируя внимание на проблемах диверсификации углеводородных энергоносителей и маршрутов их транспортировки, а также энергосбережения и развития альтернативных источников энергии.4)
Следует отметить, что хотя сами ВИЭ являются “бесплатными”, однако данное преимущество компенсируется значительными инвестиционными издержками при реализации проектов по строительству и вводу в эксплуатацию установок, использующих ВИЭ. Это приводит к парадоксальной ситуации, когда энергию ВИЭ способны использовать, главным образом, богатые страны. В то же время в ВИЭ наиболее заинтересованы развивающиеся государства, не имеющие необходимой энергетической инфраструктуры (развитой сети централизованного энергоснабжения). Для них создание автономного энергообеспечения с помощью ВИЭ могло бы стать решением проблемы, но эти государства зачастую не имеют финансовых средств для закупки соответствующего оборудования. Богатые страны энергетического голода не испытывают и проявляют интерес к альтернативной энергетике в основном из соображений энергобезопасности, энергосбережения, экологичности и диверсификации источников энергии.
Наибольшего развития сфера ВИЭ достигла в таких странах, как США. Япония и Германия, причем в ФРГ отмечался самый высокий коэффициент внедрения научно-технических разработок в данной области.
В США в декабре 2007 г. вступил в силу закон “Energy Independence and Security Act of 2007”, направленный на развитие производства энергии с использованием ВИЭ. Согласно прогнозам американских специалистов, в период с 2007 г. по 2030 г. темпы прироста производства энергии с использованием ВИЭ составят 3% в год. При этом уже с 2008 г. смесь традиционного моторного топлива, реализуемая на АЗС, должна содержать не менее 7,8% биотоплива, а к 2030 г. данный показатель может достичь 11,3%. Кроме того, в транспортном секторе принято решение установить с 2020 г. новые нормативы в части расхода топлива легковыми и малотоннажными грузовыми автомобилями, который не должен превышать 7 л/100 км. В стране разработаны также новые технические требования к электроприборам и введен специальный знак “Energy Star”, наносимый на устройства, удовлетворяющие определенным показателям энергоэффективности. В период глобального финансового кризиса США не только не отказываются от намеченных планов, но и предполагают продолжать активно работать в данном направлении. Показательно, что в 2009 г. Министром энергетики США является лауреа¬т Нобелевской премии по физике С. Чу - активный сторонник использования альтер-нативных источников энергии. По сообщению журнала “Экономическая безопасность”, президент США Б. Обама заявил, что в течение ближайших 10 лет он намерен вкладывать по 15 млрд. долл. в год в разработку возобновляемых источников энергии, что позволит создать 5 млн. новых экологичных и высокооплачи¬ваемых рабочих мест и поможет нам покон-чить с зависимостью от ближневосточной нефти. 5)
В Японии в 2002 г. был принят закон “Oб основах энергетической политики”, являющийся одним из основных нормативных актов в топливно-энергетической сфере, в соответствии с которым правительство страны разработало, а в последующем откорректировало стратегию развития энергетики страны. Обеспечение баланса между энергообеспечением, поддержанием приемлемых темпов экономического развития экономики и защитой окружающей среды являются основными направлениями разработанной программы “трех E” (Energy, Economy, Ecology). По мнению правительства Японии, рост экономики и стабильной работы предприятий ТЭК  необходимо добиваться посредством снижения зависимости страны от импорта энергоносителей, расширения диверсификации поставок углеводородного сырья из-за рубежа, повышения энергоэффективности и снижения выбросов в атмосферу вредных веществ. Кроме того, необходимо одновременно обеспечить защиту интересов по¬требителей, а также предоставить предприятиям возможность проявлять инициативу в решении поставленных задач и развивать у населения навыки бережного и эффективного использования энергоресурсов.
В сфере энергосбережения страна является одним из мировых лидеров. В соответствии с рекомендациями национального Консультативного комитета по энергетике и природным ресурсам (“Advisory Committee on Energy and Natural Resources”) правительство Японии принимает необходимые меры для увеличения энергоэффективности экономики с таким расчетом, чтобы к 2030 г. по сравнению с 2004 г. она выросла на 30 - 40%. В 2000 г. был принят закон о рациональном использовании энергии “Law concerning Rational Use of Energy”.  Кроме того, во всех отраслях экономики будут приниматься меры по снижению энергозатрат согласно плану “Voluntary Action Plan on the Environment”, имеющему пока рекомендательный характер. В стране внедряются программы по улучшению показателей энергоэкономичности и эффективности: “Building Energy Management Systems” - для промышленных зданий и сооружений и “Home Energy Management Systems” - для жилого сектора. Кроме того, в краткосрочной перспективе в жилых домах и на предприятиях будет произведена замена ламп накаливания на люминесцентные лампы, а затем на светодиодные источники света. В Японии с 2008 г. реализуемый на АЗС бензин должен содержать 3% биоэтанола, при этом с целью гарантированного обеспечения страны биоэтанолом было создано предприятие “Brazil - Japan Ethanol”, в задачу которого входит организация поставок данного энергоносителя из Бразилии.
В Германии с 2000 г. действует закон “Das Erneuerbare-Energien-Gesetz“ (“EEG“), регулирующий порядок производства и реализации “чистой” электроэнергии. “EEG” обязывает сетевых операторов закупать электроэнергию, произведенную с использованием возобновляемых источников энергии. Со стороны государства производителям “чистой” электроэнергии оказывается поддержка в виде компенсации, величина которой устанавливается в зависимости от типа ВИЭ и имеет следующие размеры (евро/ МВт-ч): солнечная энергетика – 510, биомасса – 100, ветроэнергетика – 90, гидроэнергетика – 70. В “EEG” также определено действие “выравнивающего механизма”, который предусматривает равномерное распределение финансовой нагрузки по всем регионам Германии.
В январе 2009 г. федеральное министерство охраны окружающей среды, охраны природы и безопасности реакторов ФРГ (“BMU”), представило план развития национальной энергетики до 2020 г. (так называемую дорожную карту “Roadmap Energiepolitik 2020”), девиз которого – “Новое мышление – новая энергия”.
В указанном документе определены следующие цели:
к 2020 г. по сравнению с 1990 г. снизить эмиссию парниковых газов в атмосферу на 40% (в 2007 г. данный показатель составил 21,3%),
в период с 2009 г. по 2020 г. добиться увеличения энергоэффективности экономики страны в среднем на 3% в год, что позволит к 2020 г. по сравнению с 1990 г. повысить эффективность использования энергии в два раза,
 увеличить долю ВИЭ в энергобалансе страны, в том числе:
- в суммарном потреблении энергии - до 18% (в 2007 г. – примерно 9%),
- в валовом производстве электроэнергии – до 30% (в 2007 г. – около 15%),
- в производстве тепловой энергии – до 14% (в 2007 г. – 7%),
- в производстве первичной энергии – до 50% к 2050 г. 6)
  Рассматривая сферу ВИЭ нельзя не упомянуть о Бразилии, которая в последние несколько лет занимала второе место в мире после США  по производству этанола из сахарного тростника. В стране расширялся также выпуск би¬одизельного топлива из различных видов растительных масел (касторового, пальмового, подсолнечного, соевого и хлопкового) и жиров животного проис¬хождения. В соответствии с национальным законодательством, с 1 января 2008 г. на АЗС в традиционное дизельное топливо добавляется 2% биодизельного топлива, а к 2010 г. данный показатель может быть увеличен до 5%. 7)
Следует подчеркнуть, что, согласно базовому сценарию МЭА, к 2010 г. доля ВИЭ в глобальном потреблении энергии (без учета биомассы) может увеличиться до 10% (в 2006 г. - 7%). Это связано с удешевлением технологий производства силового оборудования, использующего ВИЭ, вследствие развития научно-технического прогресса, увеличения государственной поддержки данного сектора экономики, а также роста цен на ископаемое топливо. В 2006 – 2030 гг. доля ВИЭ в производстве электроэнергии удвоится, в основном за счет расширения мощностей ГЭС и ветроэнергетических установок (ВЭУ). При этом доля указанных источников энергии в производстве электроэнергии вырастет до 23% (в 2006 г. – 18%). Таким образом, после 2015 г. в электроэнергетике указанные энергоносители могут соперничать с природным газом.
Россия отстает от боль¬шинства государств мира по масштабам использования возобновляемых источников энергии, несмотря на такие благоприятные факторы, как практически неограниченные ресурсы ВИЭ и достаточно высокий научно-технический и промышленный потенциал в данной области.

Ресурсы возобновляемых источников энергии в России
I    II    III
(млн. т у. т./год)
В с е г о 3093089    242211)    320
Малая энергетика    402    126    70
Геотермальная энергетика    22,9х106    11869    1142)
Энергия биомассы    468    140    69
Энергия ветра    886256    2216    11
Солнечная энергия    2205400    9676    3
Низкопотенциальное тепло    563    194    53

1) Технический потенциал энергии морских приливов трех электростанций (Мезенской, Пенжинской, Тургуской) составляет 253 млрд. кВт-ч, или 83 млн. т у. т. с суммарной электрической мощностью 109 ГВт.
2) Суммарные запасы высокопотенциального теплоносителя с температурой 1000С. и выше, представленные паром и пароводяной смесью, соответствуют электрической мощности ГеоТЭС примерно в 1 ГВт.

Примечание. I – валовой ресурс, II – технический ресурс, III – экономический ресурс.
Источник: “Справочник по ресурсам возобновляемых источников энергии России и местным видам топлива”, 2007 г.

Если сравнить производство первичной энергии (с учетом ГЭС) с техническим ресурсом ВИЭ, то можно увидеть, что суммарный технический ресурс российских ВИЭ, определенный в 24221 млн. т у. т. в год, в 13,7 раза выше, чем суммарная добыча угля, нефти, природного газа, а также электроэнергии, выработанной на ГЭС и АЭС. 

Производство первичной энергии в России в 2007 г.
(млн. т у. т.)
В с е г о         1764,4
Природный газ    630,9
Нефть            702,6
Уголь            314,2
ГЭС            61,7
АЭС            55,0
Источник: рассчитано по данным “BP”.

В настоящее время в РФ потенциал энергии воды освоен примерно на 20% (в промышленно развитых странах – на 70 - 95%, в развивающихся странах – на 20 - 40%), а темпы прироста мощностей ГЭС в 1997 – 2007 гг. составили 0,3% в год (в Китае – 8%, Колумбии – 5%, Бразилии и Чили – по 3%).
В 2006 г. установленная мощность российских ветроэнергетических установок (ВЭУ) оценивалась в 13,5 МВт (в Германии этот показатель был в 1,5 тыс. раз больше - 20,6 ГВт, в Испании – 11,6 ГВт, США – 11,6 ГВт), несмотря на то, что в России существуют необходимые научные наработки и производственные мощ¬ности для производства ВЭУ.
В России существует ряд факторов, тормозящих развитие энергетики на базе альтернативных источников энергии, наиболее важными из которых являются:
- отсутствие государственного органа, от¬ветственного за развитие рынка энергетики, основанной на использовании альтернативных источников энергии;
- отсутствие на федеральном уровне и в субъектах РФ нормативно-правовой базы, регулирующей функционирование объектов альтернативной энергетики;
- отсутствие технических условий подключения станций, использующих альтернативные источники энергии, к энергетическим системам, а также сетевых и системных воз¬можностей их крупномасштабного интегри¬рования в централизованные энергетические системы;
- отсутствие государственной системы стимулиро¬вания повышения энергоэффективности силовых установок и других объектов альтернативной энергетики;
- недостаточно широкое применение схем когенерации для различных типов энергоустановок (использующих ВИЭ, га¬зовых и паровых турбин, поршневых машин и дизель-генераторных установок);
- недостаточное финансирование НИОКР в секторе альтернативных источников энергии и сфере энергосбережения;
- недостаточный уровень подготовки соответствующих кадров.
По мнению ряда аналитиков, современная ключевая идея развития мировой энергетики должна заключаться в реализации всех известных способов, обеспечивающих производство углеводородных энергоносителей на необходимом уровне при одновременном развитии сферы альтернативных источников энергии, поскольку в ближайшие десятилетия поддержание баланса спроса и предложения ископаемых энергоносителей позволит выиграть время для освоения новых видов энергии. При этом представляется целесообразным сконцентрировать усилия на создании таких источников энергии, которые могли бы использоваться в транспортном секторе без значительного технического перевооружения транспортных средств. Также важно, чтобы любые новые виды энергии не требовали для своего создания энергоемких технологических процессов. 
Следует заметить, что не все эксперты разделяют оптимистическую точку зрения по поводу того, что в ближайшем будущем ВИЭ смогут реально конкурировать с углеводородными энергоносителями.
 Так, некоторые специалисты полагают, что расширение использования ВИЭ порождает значительное количество проблем мирового масштаба, а современной энергетике необходим “пятый” элемент (четыре элемента - нефть, газ, уголь и в некоторых странах к ним добавляется четвертый – атомная отрасль или гидроэнергетика) не в виде альтернативной энергетики, а в качестве согласия и взаимопонимания между всеми участниками энергетического рынка. 8)
Аналитики компании “Exxon Mobil” в своем прогнозе развития энергетики на период до 2030 г. высказывают мнение, в 2030 г. доля ВИЭ (исключая ГЭС) в мировом потреблении энергии составит около 2%.9)
В целом перспективы мировой энергетики можно суммировать следующим образом:
1. В период до 2030 г. мировое потребление первичной энергии будет расти примерно на 1,6% в год и к 2030 г. по сравнению с 2006 г. увеличится примерно в 1,5 раза.
2. Бесспорно, что в ближайшем будущем растущие потребности мировой экономики в энергоресурсах будут покрываться за счет невозобновляемых источников энергии, однако век дешевого углеводородного сырья завершен.
3. Реагируя на вызовы времени, многие страны мира наряду со стремлением уменьшить потребления энергии (и углеводородных энергоносителей) активно развивают сферу альтернативных источников энергии.
4. Конкурентоспособность альтернативных источников энергии возрастает. К 2010 г. доля ВИЭ в глобальном потребления энергии (без учета биомассы) может увеличиться до 10%. В ближайшие два десятилетия в мировом энергобалансе увеличится доля таких ВИЭ, как энергия воды, биомасса, энергия ветра и солнечная энергия.
5. России необходимо предпринять реальные шаги по развитию сферы альтернативных источников энергии и сферы энергоэффективности, что в среднесрочной перспективе может позволить повысить энергобезопасность страны, повысить энергоэффективность экономики, снизить стоимость электроэнергии на внутреннем рынке, обеспечить энергией всех потребителей, даже самых удаленных от энергетической инфраструктуры, уменьшить нагрузку на окружающую среду, высвободить часть углеводородного сырья для обеспечения экспортных поставок, дать новый импульс развитию отечественной науки и техники, а также создать новые рабочие места

 

© 2002 - 2016
 

создание веб-сайта: Smartum IT