Новости форума       Архив       Медиа-центр       Карта сайта       Контакты
Медиа-партнёрам
Москва, комплекс административных зданий Правительства Москвы (ул. Новый Арбат, д. 36/9), 12 - 13 апреля 2018 г.
Проект программы Форума
Участники Форума
Организаторы
Оргкомитет
Программный комитет
Спикеры
Операторы Форума
Медиа-партнеры
Зарегистрироваться
Условия участия
Место проведения
Помощь в размещении

 
Главная / Архив / 2009 / Стенограммы выст... / Круглый стол «Внешняя энергетическая политика России в условиях мирового финансового кризиса и сотрудничество стран СНГ в энергетической сфере: поиск эффективных антикризисных инструментов»

Назад

Круглый стол «Внешняя энергетическая политика России в условиях мирового финансового кризиса и сотрудничество стран СНГ в энергетической сфере: поиск эффективных антикризисных инструментов»

VII Всероссийский энергетический форум
«ТЭК России в XXI веке»
Круглый стол
«Внешняя энергетическая политика
России в условиях мирового финансового кризиса и
сотрудничество стран СНГ в энергетической сфере:
поиск эффективных антикризисных инструментов»
 
Ведущий. Уважаемые участники круглого стола, уважаемые дамы и господа, прошу всех занимать места.
Мы извиняемся за некоторую задержку. Я считаю, что это очень хорошая задержка, поскольку прошло совещание министров энергетики стран СНГ. Было достаточно много вопросов, состоялось заинтересованное обсуждение, и поэтому участники нашего круглого стола несколько задержались.
Сейчас на правах ведущего позвольте мне поприветствовать всех вас. Сегодня у нас будет круглый стол «Сотрудничество стран СНГ в энергетической сфере – поиск эффективных антикризисных решений».
Мне очень приятно, что Всероссийский энергетический форум «ТЭК России в XXI веке» становится всё более значимой площадкой для обмена мнениями по наиболее ключевым и актуальным проблемам развития мирового топливно-энергетического комплекса.
ТЭК России является одним из ключевых эффективно работающих производственных комплексов национальной экономики. Одновременно российский ТЭК – один из важнейших элементов глобальной энергетики.
Энергетическое сотрудничество в рамках СНГ, ЕврАзЭС, союзного государства с Белоруссией – безусловно, одно из приоритетных направлений усилий России в обсуждаемой сфере. Топливно-энергетические комплексы наших государств были исторически, со времен Советского Союза, созданы как тесно взаимосвязанные, с единой инфраструктурой, общей технологической базой. С одной стороны, это стало хорошей основой для развития взаимодействия, с другой – породило, особенно в последнее время, немало и проблем. Думаю, что некоторые из них мы сегодня обсудим.
Как вы знаете, решением Совета глав государств СНГ ключевой сферой взаимодействия государств объявлено сотрудничество в области энергетики. И именно поэтому тема сегодняшней нашей встречи как раз и касается сотрудничества стран СНГ.
Пользуясь случаем, я хотел бы сейчас предоставить слово для приветствия директору Международного института энергетической политики и дипломатии, члену-корреспонденту Российской Академии Наук Салыгину Валерию Ивановичу. Прошу Вас, Валерий Иванович.
Салыгин. Уважаемый Сергей Иванович, уважаемый Александр Владимирович, уважаемый президиум, уважаемые гости!
Позвольте мне, открывая это заседание, от имени университета МГИМО и Международного института энергетической политики и дипломатии, одного из организаторов Всероссийского форума «ТЭК России в XXI веке» приветствовать всех участников круглого стола, и прежде всего собравшихся здесь министров энергетики Содружества Независимых Государств!
Подчеркну, что проведение рабочей встречи министров энергетики стран СНГ в рамках нашего сегодняшнего круглого стола свидетельствует как о высоком статусе форума, так и об исключительно большом значении энергетики для сотрудничества и решения общих задач содружества.
Предваряя выступления наших уважаемых докладчиков, хотел бы сказать несколько слов о важности тех проблем, для обсуждения которых мы собрались в этом зале.
Особое внимание к энергетической сфере обусловлено чрезвычайно значимой ролью, которую сегодня играет энергетика в обеспечении эффективного функционирования всех отраслей экономики наших стран. Очевидно, что именно энергетический сектор во многом определяет экономическое развитие стран СНГ. В этой связи хотелось бы напомнить, что 2009 год объявлен Годом энергетики для стран Содружества.
Говоря о сотрудничестве стран СНГ, мы не можем не понимать того, что мировой финансово-экономический кризис создает новые серьезные вызовы, которые напрямую связаны с развитием энергетики. Учитывая общемировые задачи по преодолению кризиса и необходимость обеспечения устойчивого развития топливно-энергетического комплекса, еще большую значимость приобретает эффективное международное сотрудничество в энергетической сфере, и прежде всего – стран СНГ.
Именно поэтому наш круглый стол собрал сегодня высоких официальных лиц: министров энергетики России и стран Содружества Независимых Государств, руководителей топливно-энергетического комплекса, а также крупнейших экспертов в сфере энергетической политики и международного энергетического сотрудничества.
Напомню, что в соответствии с программой круглого стола в рамках первой сессии, которая будет проходить, условно, до 12:00 – 12:30, нам предстоит обсудить вопросы сотрудничества стран Содружества Независимых Государств в энергетической сфере, уделив особое внимание поиску эффективных антикризисных инструментов.
В ходе второй сессии, которая будет проходить, условно, с 13:00 – 13:30 до 16 часов, мы обсудим проблемы и задачи международного энергетического сотрудничества в условиях мирового финансового кризиса.
Полагаю, что итоги круглого стола позволят сформировать рекомендации по реализации антикризисных решений в рамках энергетического сотрудничества стран СНГ. Убежден, что сегодняшняя дискуссия будет содействием в выработке новых действенных механизмов развития энергетической политики и в выработке рекомендаций, которые позволят нам реализовать те меры, которые необходимы сегодня в условиях мирового финансового кризиса.
Спасибо.
Ведущий. Уважаемые участники нашей сегодняшней встречи, позвольте мне сейчас предоставить слово Сергею Ивановичу Шматко, министру энергетики Российской Федерации, президенту Электроэнергетического Совета СНГ, который выступит с приветственным словом и с докладом.
Шматко. Дорогие друзья, коллеги!
Рад приветствовать участников сегодняшней встречи, посвященной развитию сотрудничества государств-участников СНГ в энергетической сфере!
Данная тема тем более актуальна, потому что по решению Совета глав государств Содружества эта сфера определена в качестве ключевой на 2009 год.
В своем выступлении я хотел бы остановиться прежде всего на стратегических аспектах нашего энергетического сотрудничества.
Важность именно таких аспектов сотрудничества в период кризиса только возрастает. С одной стороны, обоснованные стратегические ориентиры помогают нам определить пути борьбы с кризисом, принимать точные решения по текущему моменту. С другой стороны, всё имеет не только свое начало, но и конец, поэтому важно уже сегодня заблаговременно закладывать основы нашего устойчивого посткризисного развития.
Критерии успеха выстраивания нашего сотрудничества в энергетической сфере очевидны.
Во-первых, это обеспечение его устойчивого, предсказуемого развития на достаточно длительную перспективу.
Во-вторых, обеспечение экономической целесообразности и эффективности сотрудничества для всех без исключения участников процесса на взаимовыгодной основе.
Для этого наши действия по достижению целевой стратегической ситуации, целевых результатов нашего энергетического сотрудничества должны быть тщательно согласованными, тщательно продуманными совместно, последовательно  взвешенными.
Работа по формированию перспективного поля сотрудничества стран СНГ в энергетической сфере находится в центре внимания всё время существования содружества.
Уже в начале 1992 года был образован Электроэнергетический совет СНГ – базовый орган координации межгосударственных отношений в области электроэнергетики. И в этой связи еще раз хотел бы поблагодарить министров, заместителей министров стран СНГ, принявших сегодня наше приглашение и участвующих в данном мероприятии.
В развитие этих отношений в ноябре 1998 года правительства стран СНГ подписали договор об обеспечении параллельной работы электроэнергетических систем государств-участников СНГ. На базе этого договора в январе 2000 года было принято соглашение о транзите электрической энергии и мощности.
В октябре 2002 года руководители правительств стран Содружества приняли соглашение о сотрудничестве государств-участников СНГ в области обеспечения энергоэффективности и энергосбережения. Надо сказать, что соглашение это до конца, в полной мере у нас не выполнялось, и только сегодня мы начинаем очень активные межгосударственные шаги в области реализации данного соглашения.
Я хотел бы рассказать вам о том, что сегодня между Российской Федерацией и Республикой Беларусь идут очень активные консультации по использованию того опыта, который Республика Беларусь накопила в этой сфере. Так вот отвлекусь от текста: не имея достаточного инвестиционного ресурса в этой области, Республика Беларусь достигла значительных успехов, на мой взгляд, в области энергоэффективности и энергосбережения, тщательно используя административные возможности. Например (Александр Владимирович Озерец меня поправит; я на память скажу), там существуют не только макроэкономические оценки потенциала энергоэффективности. Есть директивы по отраслевым показателям по энергоэффективности, и самое главное – в контракте каждого генерального директора предприятия заключен показатель энергоэффективности: сколько ТЭР он должен сэкономить в текущем году – и отсюда ценится его эффективность.
Я считаю, что это достаточно серьезный рычаг; и показатели очень значительные. Кто разбирается – у нас 330 граммов условного топлива считается очень высоким результатом при характеристике деятельности наших тепловых станций, а вот Александр Владимирович мне рассказывал, что сегодня в Белоруссии достигнуто 260.
Озерец. 272.
Шматко. 272? Ну тем более
В сентябре 2004 года было заключено Соглашение о создании ресурсов и их эффективном использовании для обеспечения устойчивой параллельной работы энергетических систем государств-участников СНГ.
Важным действием в развитии интеграционных процессов в области электроэнергетики явилось принятие в 2005 году Концепции формирования общего электроэнергетического рынка государств-участников СНГ, представляющей собой совокупность согласованных взглядов, подходов наших стран к формированию данного рынка.
Практическим шагом в реализации данной концепции стало заключение Соглашения о формировании общего электроэнергетического рынка государств-участников СНГ и Соглашения о гармонизации таможенных процедур при перемещении электрической энергии через таможенные границы государств.
В 2008 году был разработан проект Соглашения о сотрудничестве государств-участников СНГ в области эксплуатации межгосударственных линий электропередачи национальных систем. Данный проект предлагается внести на рассмотрение Совета глав правительств Содружества во втором полугодии 2009 года.
Реализация указанного соглашения позволит более эффективно использовать материальные и трудовые ресурсы стран СНГ, необходимые для эксплуатации межгосударственных линий электропередачи.
Широко используется практика заключения межправительственных соглашений со странами СНГ, в рамках которых ведется строительство, а также последующая эксплуатация энергетических объектов.
Так, в октябре 2004 года в Душанбе было подписано соглашение между правительством Российской Федерации и правительством Республики Таджикистан о порядке и условиях долевого участия Российской Федерации в строительстве Сангтудинской ГЭС-1.
К слову сказать, в апреле успешно закончен этот проект по строительству Сангтудинской ГЭС. Компания «Интер РАО ЕЭС» выступила с российской стороны инвестором, управляет сегодня этим проектом. И, насколько я понимаю, мероприятия по торжественному пуску вновь построенного объекта будут праздноваться у нас на государственном уровне.
3 октября 2006 года подписано соглашение между правительством Республики Казахстан и правительством Российской Федерации о сотрудничестве и создании хозяйственного общества на базе Оренбургского ГПЗ, а также соглашение между «Газпромом» и «КазМунайГазом» об условиях транспортировки поставок переработанного карачаганакского газа на внутренний рынок Республики Казахстан, в том числе путем взаимных поставок газа.
20 декабря 2007 года в Москве подписано трехстороннее межправительственное соглашение между Россией, Казахстаном и Туркменией о сотрудничестве в области строительства Прикаспийского газопровода. Уполномоченными организациями являются «КазМунайГаз», «Газпром» и «Туркменгаз». У нас в стране недавно прошла процедура ратификации данного межправительственного соглашения в Федеральном Собрании. Сейчас разрабатываются дополнения к этому подписанному межправительственному соглашению о резком расширении объема транзита по этому газопроводу. Надеемся, что в ближайшее время наши коллеги это соглашение тоже подпишут.
3 февраля 2009 года в Москве было подписано межправительственное российско-киргизское соглашение о строительстве Камбаратинской ГЭС-1. На самом деле, совершенно беспримерная ситуация, беспрецедентная. Сегодня российская сторона взяла на себя обязательства, подписанные главами государств, обеспечить по целям строительства Камбаратинской станции средства в сумме 1,7 миллиарда долларов США в виде кредитных ресурсов под фиксированную ставку – это будет ставка LIBOR плюс 3%. На самом деле это будет один из крупнейших проектов в области гидроэлектроэнергетики и гидроэнергетики в сотрудничестве на территории Центральной Азии. С учетом того, что финансирование обеспечено, я знаю, что стороны уже приступили к созданию совместного предприятия, и в этом году уже начнется непосредственная работа.
Прорабатывается проект соглашения между правительством Российской Федерации и правительством Республики Казахстан о строительстве и последующей эксплуатации третьего блока Экибастузской ГРЭС-2 .
Как уже отмечалось, первостепенное значение имеет формирование долгосрочных стратегических направлений нашего сотрудничества. И здесь существенным шагом должны стать разработка и принятие Концепции сотрудничества стран СНГ в сфере энергетики на период до 2020 года. Как представляется, при этом надо исходить из следующих положений.
Данная концепция должна: первое, основываться на базовых принципах сотрудничества в области энергетики с учетом мирового опыта и норм права; второе, представлять собой совокупность согласованных взглядов и скоординированных подходов государств-участников СНГ к указанному сотрудничеству; третье (пожалуй, главное), определять цели, основные задачи, принципы направлений энергетического сотрудничества наших стран.
Положения концепции могут являться основой для разработки международных договоров и других правовых актов, а также межгосударственных целевых программ в данной сфере.
В качестве целей энергетического сотрудничества следует выделить обеспечение энергетической безопасности государств-участников СНГ и устойчивого роста национальных экономик на основе эффективного использования энергетических ресурсов, а также увеличения экспортного потенциала наших стран.
Сотрудничество стран-участников СНГ в сфере энергетики, на наш взгляд, должно основываться, при соблюдении действующих законодательств стран Содружества, на таких принципах, как взаимная выгода, равноправие и отсутствие дискриминации. Важным моментом сотрудничества является соблюдение рыночных принципов ценообразования и установления транспортных тарифов.
Предполагается, что для достижения названных целей государства-участники СНГ предпримут действия по повышению согласованности энергетической политики. В этой связи необходимо определить механизмы такого сотрудничества.
В части нормативно-правовых механизмов следует выделить унификацию норм, правил, технических регламентов в энергетике, разработку международных договоров по защите инвестиций и реализации инвестиционных проектов, а также гармонизацию правил и систем ценообразования на базе рыночных принципов.
В качестве инструментов сотрудничества можно выделить совместные инвестиционные проекты, совместные предприятия в сфере энергетики, координацию деятельности в энергетической сфере в рамках органов СНГ и международных организаций, а также создание общего энергетического рынка государств-участников СНГ.
Основные направления здесь: развитие транснациональных транспортных энергетических сетей; создание новых энергомощностей и расширение сотрудничества в освоении месторождений углеводородного сырья; взаимодействие в кризисных ситуациях в энергетике; повышение энергоэффективности; сотрудничество в использовании возобновляемых энергоресурсов; разработка совместных инфраструктурных проектов; диверсификация направлений транспортировки энергоносителей.
При этом, как известно, главным направлением сотрудничества в  электроэнергетике по-прежнему остается гарантированное и стабильное функционирование параллельной работы Единой энергетической системы России и энергетических систем стран-участниц СНГ.
Однако в настоящий момент обязательные требования к участникам параллельной работы отсутствуют. Следовательно, отсутствуют и возможности наложения санкций экономического характера на тех, кто нарушает принятые обязательства, что вызывает негативные экономические и технологические последствия. Документы, принимаемые в рамках Электроэнергетического Совета СНГ, носят, как правило, рекомендательный характер.
Поэтому приоритетной задачей на сегодняшний день является разработка и принятие унифицированных технических требований осуществления экспорта и импорта электроэнергии. Необходимы разработка, принятие и легализация межгосударственных договоров, соглашений, направленных на координацию параллельной работы энергосистем стран СНГ, в том числе устанавливающих общие, обязательные для всех технические принципы и нормы.
Также необходима разработка юридически выверенных договоров между хозяйствующими субъектами (это системные операторы, сетевые организации, осуществляющие деятельность по технологическому обеспечению параллельной работы), коммерческими операторами экспортно-импортной деятельности.
Отмечу, что в повестку дня предстоящего тридцать пятого заседания Электроэнергетического совета СНГ внесен пункт о выполнении договора об обеспечении параллельной работы электроэнергетических систем государств-участников СНГ.
Государственная энергетическая политика России задается в первую очередь ее Энергетической стратегией. Отмечу, что действующая Энергетическая стратегия на период до 2020 года и новая Энергостратегия на период до 2030 года, проект которой подготовлен Минэнерго и в настоящее время находится в стадии доработки и обсуждения, учитывают тематику энергетического сотрудничества в рамках СНГ. При этом стратегической целью указанного сотрудничества является максимально эффективное использование энергетического потенциала государств для полноценной интеграции в мировой энергетический рынок, укрепления позиций в нем и получения наибольшей выгоды для национальных экономик.
Глобальный финансово-экономический кризис еще раз напомнил всем нам, в каком взаимозависимом, очень хрупком мире мы живем. В сложившихся условиях рациональное использование огромного потенциала и взаимовыгодного сотрудничества является, на наш взгляд, бесспорно приоритетным. Надеюсь, что сегодняшняя встреча внесет свой вклад в успешную реализацию.
Благодарю за внимание.
Ведущий. Я хотел бы поблагодарить Сергея Ивановича за очень интересный доклад, который будет полезен не только специалистам, но и студентам МИЭП МГИМО с точки зрения концептуальных основ развития сотрудничества стран СНГ.
Перед тем как предоставить слово следующему выступающему, господину Турганову Дусенбаю Нарубаевичу, я хотел бы сообщить, что Сергей Иванович должен ехать на совещание к президенту и сейчас, видимо, покинет зал. Так что мы буквально через минуту приступим к дальнейшим нашим докладам.
Уважаемые дамы и господа, позвольте мне предоставить слово вице-министру энергетики и минеральных ресурсов Республики Казахстан господину Турганову Дусенбаю Нарубаевичу. Прошу Вас.
Турганов. Добрый день, уважаемые дамы и господа, коллеги!
Вначале я бы хотел поблагодарить наших радушных хозяев за сердечный прием, за организацию такой встречи.
Мы уже, до прихода в этот зал, в узком кругу обсуждали наши дальнейшие перспективы общения, обмена опытом, информацией. И хорошую идею дал нам Сергей Иванович Шматко: о том, чтобы мы именно в этот кризисный период чаще встречались, вырабатывали какие-то общие направления нашей работы. И я думаю, что это очень актуально именно в этот период, и поэтому наши встречи должны приносить такую вот обоюдно-хорошую пользу всем нашим странам. Поэтому еще раз благодарю и хозяев, и руководство Минэнерго. Я думаю, наши встречи будут и плодотворными, и такими вот регулярными и частыми, наверное.
Понятно, что мировой кризис не обошел ни одну из стран. Естественно, не обошел этот кризис и нашу отрасль – энергетическую. Если взять Казахстан, то падение потребления электроэнергии наблюдалось у нас уже с конца прошлого года, начиная с ноября-декабря. И если в тот период было где-то 4-5% по сравнению с прошедшим периодом, то уже за первый квартал этого года мы упали в объемах потребления по сравнению с соответствующим периодом прошлого года почти на 10%. И я думаю, что этот год тоже будет по росту потребления ниже, чем 2008 год. Если мы в 2008 году в целом произвели и потребили порядка 80 миллиардов киловатт-часов, то в этом году мы ожидаем эту цифру в пределах 73-74 миллиардов киловатт-часов. Это на 8-9% ниже прошлогоднего объема.
Такая же ситуация наблюдается у нас и по производству угля, или по добыче угля. На внутреннее потребление мы уже в первом квартале этого года потребили и добыли почти на 18% ниже, на экспорт – почти на 2,1 миллиона (или уже почти на 24%) меньше. Конечно, снижение объемов экспортных поставок связано в основном с уменьшением  потреблением казахстанского угля энергопредприятиями Российской Федерации.
Конечно, этот кризис внес определенные коррективы и в наши взаимоотношения с энергосистемами сопредельных государств и, естественно, в нашу параллельную работу. К сожалению, режимы работ прошедшего осенне-зимнего периода оказались для нас всех очень тяжелыми. Этому способствовал тот маловодный период, который в данное время наблюдается, то есть режимы работы Нарын-Сырдарьинского каскада в этом году были в очень неудовлетворительном состоянии из-за того, что воду мы в этих наших водохранилищах практически еле-еле сохранили, для того чтобы обеспечить навигационный период этого года.
Всё это сказалось, конечно, на наших взаимоотношениях. В этом году из-за того, что часто были нарушения наших договорных условий, договоров о параллельной работе, из-за несанкционированного приема электроэнергии, а попросту говоря, воровства электроэнергии таджикской стороной, мы вынуждены были разделиться и выйти из параллельной работы, из объединенной энергосистемы Центральной Азии. Плюс этому способствовало то, что узбекской стороной был прекращен транзит туркменской электроэнергии в Таджикистан, то есть эти все моменты способствовали тому, что мы вышли из параллельной работы. Но, правда, это длилось недолго; потом мы восстановились и сейчас, тем не менее, работаем, но противоаварийная автоматика у нас тоже ежесуточно работает по 15-20 раз, что не совсем благоприятно влияет на качественное электроснабжение наших потребителей, особенно юга Казахстана.
Что тут еще мне хотелось бы сказать? О том, что наши проекты, конечно, понятно, этот кризис задел в связи с падением и объемов электроэнергии, и объемов добычи угля: конечно, они внесли определенные коррективы в инвестиционные программы наших предприятий энергетики. Но, тем не менее, хотелось бы подчеркнуть, что проекты общенационального значения мы смогли сохранить. В частности, проект строительства Мойнакской ГЭС (300 мегаватт, стоимость порядка 340 миллионов долларов США) реализуется, и мы его останавливать не будем. Сроком реализации у нас намечен конец 2011 года, и мы надеемся, что мы этот проект реализуем в соответствии с этим сроком.
Также в этом году мы уже начали реализовывать проект строительства Балхашской  тепловой электростанции мощностью 2340 мегаватт. Стоимость этого проекта – порядка 4,5 миллиардов долларов. Мы провели конкурсы, определился потенциальный инвестор – это консорциум южнокорейских компаний «Кепко» и «Самсунг». Этот проект мы реализовываем на основе государственно-частного партнерства. Государство участвует в этом проекте в уставном капитале с долей 25% плюс 1 акция, и сроки реализации этого проекта мы наметили – первую очередь в 2013 году, и вторая очередь реализуется в 2016 году.
Также в этом году мы планируем начать наш совместный проект строительства третьего энергоблока в 500 мегаватт на Экибастузской ГРЭС-2. Это наш совместный проект с Российской Федерацией. В данное время решаются наши финансовые вопросы этого проекта (стоимость проекта – около 600 миллионов долларов). Практически все вопросы по этому проекту решены; здесь Сергей Иванович вскользь уже говорил об этом проекте, что там осталось подписать наше совместное соглашение. В общем, этот проект тоже движется в соответствии со своим графиком реализации. И мы думаем к 2013 году уже получить этот третий энергоблок.
Кроме того, мы продолжаем развивать и наши электросетевые объекты, несмотря на кризис. Конечно, не в том объеме, который мы планировали год тому назад, а в несколько усеченном, но это жизненно важные для нашей республики проекты. Поэтому уже в этом году мы завершили проект строительства линии 500 киловольт Северный Казахстан – Актюбинская область. Также, в конце прошлого года, был завершен проект первой очереди строительства линии электропередач Северный Казахстан – Южный Казахстан. В этом году мы завершаем первый этап модернизации национальной электрической сети Казахстана – это проект стоимостью почти 300 миллионов долларов. И тут же начинается – уже в этом месяце мы начинаем реализовывать второй этап этого проекта модернизации национальной электрической сети. Стоимость этого проекта – порядка 400 миллионов евро. Он рассчитан где-то на срок порядка семи лет. Все финансовые и организационные вопросы решены, то есть проект будет осуществлен успешно, я думаю, и будет завершен. Тут привлекаются займы Европейского Банка Реконструкции и Развития, ну и плюс займы наших банков. И до конца этого года будет полностью реализован проект Север – Юг Казахстана. Это строительство линии 500 киловольт протяженностью почти 1200 километров.
Такие значимые и очень крупные проекты, несмотря на финансовый кризис, все равно нашли поддержку у государства, и они, я думаю, будут успешно реализованы.
Теперь хотелось бы сказать несколько слов о том, что мы кроме этого, понятно, используем ту передышку, которая сейчас как бы у нас получается в плане снижения объемов потребления электроэнергии. Мы взялись за законотворческую работу.
В первую очередь, в декабре прошедшего года были приняты поправки в закон «Об электроэнергетике», согласно которым с мая этого года внедряется новый механизм тарифообразования. Будут вводиться предельные тарифы, расчетные и индивидуальные тарифы на электроэнергию для электростанций. Электростанции должны принять соответствующие инвестиционные обязательства по реконструкции, модернизации, расширению и новому строительству энергогенерирующих мощностей.
Предельный тариф – это утвержденная максимальная величина отпускного тарифа или цены на электроэнергию для группы электростанций (мы поделили на 13 групп в зависимости от расстояния, используемого топлива, типа оборудования и так далее).
Мы постарались все-таки сохранить тот рынок электроэнергии, который мы создали почти 10 лет тому назад, те рыночные механизмы, те рыночные инструменты, которые используются в данное время на розничном рынке электроэнергии Казахстана. Понятно, что слово «предельные» все равно говорит о том, что есть какое-то регулирование, но, тем не менее, именно в это период, мы считаем, все-таки важно для нас сохранить все эти механизмы рынка электроэнергии. То есть в пределах, или же в рамках этих предельных тарифов все равно станции будут работать на принципах рыночных отношений.
Если кому-то нужно подробно, то я потом отвечу, и на этой теме я сейчас, конечно, заострять ваше внимание не буду.
Кроме того, нами был разработан законопроект, и буквально в следующем месяце, мы надеемся, он будет уже принят – это законопроект о поддержке возобновляемых источников энергии. Он очень актуален. Мы впервые хотим принять этот законопроект.
Главная его суть в том, что та «зеленая» электроэнергия, которая вырабатывается на этих возобновляемых источниках энергии, будет покупаться, реализовываться, то есть самый главный вопрос – по реализации этой электроэнергии – этим законопроектом решен. Она будет покупаться на технологические потери нашего системного оператора и наших распределительных электросетевых компаний.
Кроме того, в этом же законопроекте решен ряд вопросов, касающихся преференций, льгот для тех инвесторов, которые хотят войти в этот рынок возобновляемых источников энергии. В частности, это свободный доступ в сети и системного оператора, и распределительной компании по нулевому тарифу, обязательства по приему этой электроэнергии этими компаниями на свои технологические нужды. В общем-то, вопросы не дискриминационного доступа в любые сети этим законопроектом решены.
Кроме того, еще один законопроект – это законопроект об энергосбережении. Кстати, мы движемся параллельно и с нашими коллегами в Российской Федерации – такой же законопроект рассматривается у вас в Государственной Думе. У нас много общего в этих законопроектах, разрабатываемых и нами, и нашими коллегами.
Почему этот законопроект именно в данное время актуален – наверное, мне не стоит вам об этом говорить. Но самое главное в этом законопроекте – это, в принципе, уже второй наш закон. Первый закон об энергосбережении вышел в 1997 году, но он носил декларативный характер, а практически там не было прописано мер ответственности. Новый законопроект оговаривает все стороны именно реализации тех проектов, которые связаны с энергосбережением, с энергоэффективностью, проработаны вопросы и ответственности, и стимулирования проектов по энергосбережению. То есть это целый комплекс вопросов, очень сложный законопроект, и в данное время мы его согласовываем в наших государственных органах, министерствах, ведомствах, и буквально через месяц мы собираемся его внести в наш парламент для его дальнейшего принятия.
Вот такие шаги мы предпринимаем у себя в Казахстане. Понятно, что я в своем коротком выступлении не мог полностью рассказать вам о других наших мерах или же мероприятиях, которые связаны с развитием нашей электроэнергетики именно в этот период. Но, тем не менее, те основные шаги, которые мы наметили и которые в данное время реализовываем – я думаю, что позволят нам сохранить отрасль, нормально ее развить. И, я думаю, недалек тот день, когда пойдет рост потребления, и я надеюсь, что через два-три года наши мощности будут адекватны тем потребностям экономики, которые будут, надеюсь, бурно развиваться.
Спасибо большое.
Ведущий. Спасибо большое.
А теперь позвольте мне предоставить слово министру промышленности, энергетики и топливных ресурсов Киргизской Республики Давыдову Ильясу Абдулловичу.
Давыдов. Спасибо.
Уважаемые дамы и господа, уважаемые министры!
Мне доставляет большое удовольствие приветствовать всех присутствующих, и выражаем признательность организаторам данного мероприятия за предоставленную возможность представить ряд актуальных направлений дальнейшего развития электроэнергетической отрасли стран СНГ.
Как уже было отмечено, Совет глав государств Содружества Независимых Государств 10 октября прошлого года определил сотрудничество в области энергетики ключевой сферой взаимодействия государств-участников СНГ в 2009 году.
Киргизская Республика приветствует такое решение и придает ему огромное значение.
Киргизская энергосистема, как уже сказал Дусенбай Нарубаевич – это энергосистема, которая работает параллельно с энергосистемой Центральной Азии и – через сети 500 киловольт – с Российской Федерацией и со всеми энергосистемами СНГ.
Установленная мощность энергосистемы – 3 миллиона 600 тысяч киловатт. Основные генерирующие мощности на  90% - это гидроисточники. Средняя выработка электрической энергии составляла от 12,5 до 14,5 миллиардов киловатт-часов.
Последний год, как уже было сказано, являлся маловодным циклом, и причем – крупным маловодным циклом, что очень серьезно повлияло на выработку электроэнергии. Мы вынуждены были принимать ряд комплексных мероприятий на уровне государственных организаций, правительства и конечно – в первую очередь министерства энергетики.
Я хотел бы сказать об особенностях киргизской энергосистемы: то, что гидроэнергетика. 9-10% выработки электроэнергии дают тепловые электростанции; если мы выработали 14 миллиардов, то из них 13 миллиардов – гидростанциями. Имеется две тепловые станции: ТЭЦ города Бишкек, в столице, и ТЭЦ города Ош на юге нашей республики. Выработка их составляет от 8 до 10%.
Особенности. Я хотел бы сказать, что маневренные гидростанции являются покрытиями для пиковых нагрузок Центральной Азии и для покрытия потребления нашей энергосистемы.
Второе, мы должны в балансе водно-энергетического режима. Подписано соглашение 1998 года главами правительств Центральной Азии о рациональном использовании водно-энергетических ресурсов. Правда, в последние годы этот механизм немножко дает сбои, но, в принципе, такие документы имеются. То есть два основополагающих документа: Соглашение о параллельной работе энергосистем СНГ и самый главный документ для нашего региона – это Соглашение о параллельной работе энергосистем Центральной Азии. И они должны быть, как говорится, сфокусированы соглашениями о рациональном использовании водно-энергетических ресурсов.
Токтогульская ГЭС – самая большая наша станция (1200 мегаватт, чаша объема водохранилища – 19,5 миллиардов кубов).
Прошлый год для нас был очень сложным и трудным, но оказался достаточно управляемым. Мы вынуждены были снизить потребление, увеличить выработку на тепловых станциях, снизить выработку на гидростанциях, особое внимание обратить на лимитирование, то есть мы вводили ограничения (в первую очередь в ночное время) по всей республике – это, можно сказать, впервые.
Хотя общий баланс нашей энергосистемы, особенность ее – она является экспортером в пределах от 2,5 до 3 миллиардов киловатт-часов, но в прошлом году маловодный цикл был жесткий, можно так сказать.
Назову две цифры. Средний приток в прошлом году на водохранилище Токтогула был 9,9 миллиарда кубических метров. В позапрошлом году – 11,7 при среднем за последние 20 лет 13,4 миллиарда. То есть, исходя из среднего, 3,5 миллиарда кубов мы на Токтогул недополучили.
Увязывая наши межправительственные соглашения, мы вынуждены были принять ряд серьезных мер, о чем я сказал: увеличить выработку на ТЭЦ, снизить на агрегатах.
Экспорт электроэнергии – вместо 2-2,5 миллиардов было осуществлено всего 543 миллиона экспорта в соседние республики – это, в первую очередь, Казахстан, в рамках вегетационного периода, то есть водой и электроэнергией обеспечили.
Был принят очень серьезный комплекс мероприятий по снижению потерь и по энергосбережению, причем главам районов, областей и так далее были записаны ежесуточные, ежедневные лимиты потребления.
Это привело к тому, что мы вышли – на сегодняшний день объем воды на Токтогуле 6 миллиардов 376 миллионов. 19,5 миллиардов чаша. Постановлением правительства ставилась задача: 6 миллиардов 15 миллионов кубов, для того чтобы Токтогульские агрегаты, которые уже чувствуют и кавитацию, и вибрации, и бой валов и так далее. Специально были приняты технические мероприятия для обеспечения надежности работы в первую очередь Токтогульского водохранилища вот в таком режиме.
Мы еще продолжаем работать в режиме (а он может составить от 3 до 5 лет) маловодного цикла. На этот год планируется приток 12-12,5 миллиардов кубов; Гидромет дает такую информацию, и я думаю, что она достаточно достоверна, и в наших расчетах это мы предусматриваем.
Наш баланс подсказывает о том, что если у нас предусматривается 33% ограничение в зимний период, то на этот год, 2009-2010 – это в пределах от 14,5 до 18%. Ну, если бог поможет, то, конечно, будем минимизировать потребление.
Я должен сказать, что этот вопрос обсуждался в октябре главами государств Центральной Азии. Я – участник этого совещания. Было принято задание главам правительств. Мы в Алма-Ате неоднократно собирались, и был подписан межправительственный протокол пяти стран: Туркменистан, Таджикистан, Казахстан, Узбекистан и Кыргызстан – и в рамках этого протокола с Казахстаном было подписано соглашение. Я хочу выразить благодарность Дусенбаю Нарубаевичу – они даже осуществили предоплату за поставку водных ресурсов во время вегетации в этом году, предоплату за электрическую энергию в сумме 25 миллионов долларов, что улучшило ситуацию прохождения осенне-зимнего периода.
Уважаемые коллеги, я хотел бы обратить особое внимание на то, что в рамках исполкома Электроэнергетического Совета те документы и материалы, о которых говорил Сергей Иванович, являются, я считаю, базовыми, хотя было подчеркнуто, что некоторые материалы не до конца, как говорится, не то что апробированы, но не до конца выполняются в рамках. Но сам факт того, что вопросы транзита, параллельной работы, нормативных документов и проблемы и вопросы, которые были связаны с соглашениями о параллельной работе, является, я считаю, основополагающим. И в рамках нашей параллельной работы, и в рамках энергетики они будут являться приоритетом по совершенствованию. Я хотел бы поблагодарить Евгения Семеновича, и я – сегодня обсуждался вопрос о том, чтобы увеличить количество встреч. Количество – имеется в виду, именно в части двухсторонних и многосторонних вопросов в части регионального и водно-энергетического режима.
Я хотел бы, конечно, еще раз – не могу не остановиться на том, что Российской Федерацией и Киргизской Республикой, государствами и главами правительств подписаны соглашения о выделении кредита Россией на 1 миллиард 700 миллионов долларов, причем учредителем является «Интер РАО ЕЭС», а с киргизской стороны – акционерное общество «Электрические станции». До 15 апреля должны быть подготовлены, представлены и подписаны учредительные документы и уставы.  Я думаю, что для Республики Кыргызстан это является эпохальным событием, или какие-то еще, может быть, более веские слова можно высказать. Потому что это двинет не только саму энергетику, и не только энергетику нашей республики, но и всего региона, и улучшит ситуацию в водно-энергетической режиме. Токтогул - 19,5 – а Камбарата будет иметь объем 5 миллиардов кубических метров, 2 миллиона киловатт установленной мощности, выработку около 5 миллиардов киловатт-часов еще дополнительно в маневренность, как говорится, в регулирование пиковых нагрузок, частоты и так далее, хотя мы в основном находимся в частоте России, как говорится в условиях.
Поэтому эта станция – и вся страна, откровенно говоря, я вам могу ответственно заявить: каждый житель нашей республики приветствует, и вложит вклад, и поднимет экономику, и, я думаю, поднимая экономику – она повлияет, по моему мнению, и на водный режим всей Центральной Азии.
К сведению, мы в этом году должны завершить работы, и заключен договор с корпорацией «Союзгидроспецстрой» на крупномасштабный взрыв, перекрытие реки Нарын на строительстве объекта «Камбаратинская ГЭС-2». Это небольшая станция по меркам России (360 мегаватт). Первый агрегат мы должны ввести после взрыва. Намечается крупномасштабный взрыв: 5,5 миллионов кубов грунта будет поднято, и в течение 17 секунд около 2 миллионов кубов перекроют реку Нарын. Это будет впервые в мире. Может, не сам агрегат – 120 мегаватт – будет значимо, а будет значимо само событие. И поэтому мы надеемся – в апреле приезжает большая делегация, если можно так выразиться, специалистов в Бишкек, и мы там будем обсуждать вопросы этого крупномасштабного взрыва. Очень серьезные, ответственные, кропотливые; там и комитеты безопасности, и перевозки селитры и так далее – очень интересно. Я думаю, что в первую очередь студентов заинтересует. Будут представлены и оформлены проспекты, и я думаю, что мы в будущем этими материалами будем делиться. И в будущем году уже 120-мегаваттный агрегат на «Камбарате-2» общей мощностью 360, выработка 1 миллиард, всего 70 миллионов кубов суточного регулирования воды. Она, конечно, улучшит ситуацию в части выработки электрической энергии и режима работы, в первую очередь, нашей энергосистемы.
Параллельно в инвестиционном развитии мы в этом году начинаем – уже заключено соглашение и контракты с южнокорейской компанией – строительство большой 500-мегаваттной подстанции на юге республики (она называется Датка и линии электропередачи 220 киловольт. Реконструкция Учкурганской ГЭС – это с той же компанией. В этом году будет построена последняя линия, которая осуществит передачу электроэнергии в наши дальние южные районы (сейчас они пока запитаны от таджикской энергосистемы), и мы практически всю энергосистему обеспечим энергобезопасностью в режиме этой работы.
То есть в этом направлении, конечно, будет большинство наших законов. Они в части привлечения инвестиций являются льготными, или приоритетными в этом направлении работы.
Много можно говорить об энергетике в Киргизской Республике, но я хотел бы сказать, что в рамках СНГ, в рамках исполкома, в региональных рамках Центрально-азиатского региона киргизская сторона будет делать все для того, чтобы вопрос энергобезопасности являлся приоритетным не только в самой республике, но и в Центральной Азии и СНГ. Ситуация кризиса, а тем более – энергетического кризиса в нашей республике, конечно, сдерживает, поэтому энергетики нашей республики, вкупе с центральной и исполкомом, будут делать всё для того, чтобы минимизировать последствия, в первую очередь, энергетических проблем и вопросов. То есть в этом направлении, конечно, мы будем работать.
Пользуясь случаем, я хотел бы, во-первых, поблагодарить руководство Международного института. Во-первых, все мы бывшие студенты. Глядя на наших молодых студентов и так далее – чтобы они дерзали, старались, как говорится. Энергетика и будет приоритетным – на все века, как говорится, и так далее.
Ну и хотелось бы попросить, не будет ли возможности рассмотреть вопрос для киргизской энергосистемы: квоту для того, чтобы наши тоже. Я не знаю, может быть, она и есть, но, по крайней мере, в международных соглашениях этого документа нет.
Я хотел бы попросить руководство Международного института, чтобы они рассмотрели вопрос, с учетом того, что выработка у нас в перспективе должна дойти до 140 миллиардов киловатт-часов. Представляете?! 12 миллиардов. 48 гидростанций можно построить в бассейне реки Нарын и на наших, не говоря о малых ГЭС.
Поэтому вопросы взаимоотношения, сотрудничества, я думаю, являются приоритетными. И я думаю, что эти вопросы в перспективе помогут не только нашей энергосистеме, но и, в связи с тем, что мы являемся, как говорится, представителями государств в рамках соглашений СНГ, я думаю, она даст положительные результаты в этом развитии. Поэтому я убедительно просил бы рассмотреть; мы готовы подготовить необходимые на правительственном уровне документы.
Позвольте выразить уверенность, что именно такие наши встречи будут способствовать преодолению границ и достижению взаимопонимания. Я благодарю всех вас и желаю успешной плодотворной работы.
Благодарю за внимание. Спасибо.
Ведущий. Спасибо большое, Ильяс Абдуллович.
А сейчас я хотел бы предоставить слово министру энергетики Республики Белоруссия Озерцу Александру Владимировичу.
Озерец. Уважаемый президиум, уважаемые участники форума!
Разрешите мне поблагодарить Министерство энергетики Российской Федерации, Электроэнергетический Совет за проведение данного форума, за то, что пригласили, за то, что мы можем действительно обменяться теми проблемами, которые сегодня существуют в каждой из стран, в каждой энергосистеме. И главное – что на таких мероприятиях мы можем действительно определяться со стратегией того развития, которое необходимо для энергетики в том или ином государстве.
Конечно, я практически полностью, внимательно прослушал доклад Сергея Ивановича Шматко в части стратегического направления сотрудничества и развития энергетических вопросов. Но главное – чтобы после того как мы определили стратегию, по данной стратегии мы могли конкретно положить определенные мероприятия, которые были бы полностью реализованы, но в соответствии с интересами и экономической эффективностью каждой системы.
Как уже говорилось, мировой кризис не обошел стороной и белорусскую энергосистему. Какие меры мы предпринимаем?
В первую очередь я хочу сказать о том, что большое внимание президентом страны уделяется вопросам наращивания энергетического потенциала. Разработаны соответствующие программы. И нужно сказать, что даже те корректировки, которые были нами внесены, в основном коснулись только (будем говорить, большей частью) вопросов, связанных с временным не обновлением того энергетического оборудования, которое может за счет дополнительного объема профилактических работ обработать еще 3-5-7 лет. А вкладывать средства – именно туда, где они наиболее эффективны.
И в первую очередь это новые технологии генерации, потому что в республике придается на сегодняшний день большое внимание вопросам энергосбережения, вопросам снижения потерь в электрических сетях, и в первую очередь это снижение потерь от так называемого безучетного потребления. Это колоссальная сумма денег, колоссальная составляющая в себестоимости топливной составляющей, если взять себестоимость в целом киловатт-часа.
Нужно сказать, что в настоящее время установленная мощность энергоисточников белорусской энергосистемы позволяет полностью сбалансировать и закрыть рынок Белоруссии по потреблению электрической энергии с довольно-таки высоким и эффективным расходом удельного топлива в пределах 272 грамм на киловатт-час.
Нужно сказать, что за эти 3 года были введены практически, с блок-станциями, 500 мегаватт эффективных мощностей, и это позволило нам сегодня рассматривать вопросы поставки электрической энергии из Российской Федерации.
Несмотря на то, что у нас межправительственным соглашением рассмотрены вопросы поставок до 5 миллиардов киловатт-часов, потому что когда-то это было очень эффективно, сегодня мы можем получать электроэнергию в пределах 1,7-1,8 миллиарда только в период именно больших ремонтных площадок, которые нам необходимы для модернизации и реконструкции оборудования, а если какие-то экстремальные условия, то практически мы закрываемся полностью.
Поэтому мы большое внимание уделяем также производству электроэнергии по теплофикационному циклу. У нас на сегодняшний день это составляет 33-35%, и это обеспечивает экономию топливно-энергетических ресурсов в течение года порядка до 2 миллионов тонн условного топлива.
Почему такое внимание нам необходимо уделять данной тематике?
Вы прекрасно понимаете, что у нас нет больших водных ресурсов, как у наших южно-азиатских республик. У нас на сегодняшний день практически структура электрической энергии – это в основном углеводородное сырье (газ, мазут). И поэтому теми программами, которые стоят перед Белоруссией, намечено к 2020 году изменить эту структуру коренным образом. И на сегодняшний день реализация этих государственных мероприятий, которая у нас идет, показывает, что мы можем в 2020 году иметь практически 50% выработки электроэнергии на углеводородном сырье. На твердом топливе мы будем вырабатывать где-то около 12-13%, на местных видах топлива – до 7%, ну и в энергобаланс страны будет вовлечена ядерная энергетика.
Мы большое внимание уделяем местным видам топлива, развиваем мини-ТЭЦ, развиваем сегодня основную сеть 110-330 вольт, практически уходим от сети 220 вольт. Всё это направлено на то, чтобы мы где-то, пусть по крупицам, но собирали бы эффективность работы энергосистем за счет улучшения использования топлива. За счет улучшения, чтобы это топливо у нас не использовалось понапрасну.
Также большое внимание мы уделяем газораспределительной системе, вопросам создания хранилищ природного газа.
На сегодняшний день эта работа у нас уже проведена. Мы вышли на уровень где-то 900 миллионов кубических метров хранения газа, наращиваем до 2012 года в пределах полутора миллиардов, к 2015 году – 2,5 миллиарда, и на уровень 2020 года выходим с хранилищами до 4,5 миллиардов.
Практически в этот совместный инвестиционный проект будет, конечно, вовлечено и ОАО «Газпром». Такие переговорные вопросы ведутся. Это очень интересно не только для Белоруссии, но и для «Газпрома», потому что в определенных экстремальных ситуациях такие хранилища газа дадут возможность надежно и эффективно транспортировать газ в европейские страны.
В заключение мне бы хотелось отметить, что только благодаря активной позиции энергетиков государств бывшего СССР удалось не только в значительной мере сохранить действующую единую энергетическую систему, но и способствовать углублению интеграционных процессов в электроэнергетике, дальнейшему укреплению стратегического партнерства и содружества между энергообъединениями государств-участников.
Что касается конкретных направлений, то, на наш взгляд, в сложившихся непростых условиях необходимо продолжить модернизацию и строительство источников, использовать географическое расположение республик, реализовать, как я уже говорил, все вот эти направления.
Ну и плюс ко всему, наверное, нам все-таки необходимо возвратиться к тому, чтобы мы рассмотрели уже в разрезе именно доклада Сергея Ивановича Шматко. Это вопросы оплаты транзитов; вопросы ответственности объемов транзитов; развитие принципов трансграничной торговли электроэнергией; о режимах работы региона «Балтия-Беларусь-Россия» после 2009 года, потому что складывается совершенно другой баланс режима работы в энергосистеме. Мы должны также рассмотреть вопросы, связанные с распределением пропускной способности сечений, об изменении синхронной зоны стран СНГ и Балтии, ну и о координации взаимодействия с западными электроэнергетическими структурами.
С учетом этого необходимо координационное взаимодействие со стороны Электроэнергетического Совета СНГ с западными электроэнергетическими структурами для определения путей объединения энергосистем, в том числе с использования связей постоянного тока, а также вариантов объединения электроэнергетического рынка.
Выражая надежду на опережение темпов структурирующих преобразований энергетики в будущем, считаю, что это станет основой роста промышленного потенциала наших стран и, будем говорить правильно, развития всей экономики, потому что соответствующие энергетические тарифы определяют это довольно-таки существенно и емко.
Желаю всем безаварийной работы, экономической стабильности на ваших предприятиях, уверенности в своих силах, успешного завершения всех начинаний в деле развития, модернизации энергетических отраслей. Ну и также желаю всем пройти мировой кризис с наименьшими потерями, и чтобы после его прохождения все мы смогли оттолкнуться и более динамично и быстро набрать темпы своего развития.
Спасибо за внимание.
Ведущий. Спасибо большое, Александр Владимирович! Спасибо большое за добрые пожелания!
А теперь позвольте мне предоставить слово заместителю министра топлива и энергетики Украины Макухе Владимиру Алексеевичу.
Макуха. Добрый день, уважаемые участники форума! Добрый день, дамы и господа!
В первую очередь я хотел бы выразить благодарность за возможность поделиться своими соображениями относительно политики Украины в вопросах выхода и реакции на тот финансово-экономический кризис, который сейчас поглотил практически весь мир.
Я должен сразу сказать, что кризис достаточно негативно сказался и на экономике нашей страны. Тут, помимо внешних, есть и целый ряд внутренних причин. Во-первых, как мне кажется, тут сыграл определенную роль высокий уровень либерализации и открытости экономики, ее экспортоориентированность. И, конечно же (это, я так понимаю, основная проблема всех наших государств), слабое развитие внутреннего рынка.
В результате мы наблюдаем сегодня существенное падение производства в таких ключевых отраслях экономики Украины, как металлургическая и химическая промышленность, машиностроение. Всё это, соответственно, ведет к сокращению объема потребления энергоресурсов. То есть картина практически такая же, как и в странах, по которым выступали наши докладчики.
Естественно, сокращается потребление электроэнергии. У нас, в принципе, достаточно серьезное падение: где-то 12% от уровня прошлого года. И существенно сократилась, объективно сократилось потребление газа, в том числе и в связи с тем, что изменились ценовые параметры в соответствии с соглашением от 19 января 2009 года.
Многие, по крайней мере, большинство наших тепловых станций сейчас работают исключительно на угле, и, конечно же, всё это привело к ухудшению финансового состояния предприятий отрасли.
Какие же пути решения проблемы надежного и стабильного развития предприятий энергетики в кризисных условиях мы видим?
Первое и, наверное, одно из ключевых – это оптимизация финансового состояния нашей отрасли. Здесь, конечно же, у нас есть достаточно серьезные проблемы. Есть проблема тарифной политики, и сегодня существует объективная необходимость совершенствования тарифной политики, приближения уровня тарифов и цен на энергоресурсы для населения и коммунальной энергетики до уровня, который позволит покрывать все затраты на производство электроэнергии и тепла. Естественно, что мы предусматриваем предоставление соответствующих адресных субсидий малообеспеченным группам населения.
Второе направление (и это мы считаем ключевым) – это направление инвестирования. Несмотря на то, что кризис, естественно, существенно подкорректировал те задания, которые предусматривались Энергетической стратегией Украины до 2030 года, тем не менее, правительство считает, что в современных условиях как раз энергетика может быть одной из таких точек роста, которая позволит стимулировать развитие внутреннего рынка и за счет строительства новых станций, за счет строительства новых линий стимулировать спрос на продукцию металлургической отрасли, на продукцию строительной отрасли и так далее. И, конечно же, на продукцию отраслей машиностроения.
Сегодня правительством рассмотрены и одобрены предложения министерства относительно реализации целого ряда инвестиционных проектов, которые предусматривают строительство гидроаккумулирующих станций, которые необходимы для оптимизации режима энергопотребления с учетом пиковых нагрузок и ночных провалов. В этом смысле ключевым является строительство Днестровской гидроаккумулирующей станции. Мы планируем в течение ближайших трех лет ввести три гидроагрегата, каждый из них мощностью в генераторном режиме 324 мегаватт и в насосном режиме 421 мегаватт.
Мы планируем также строительство целого ряда высоковольтных линий, в том числе из энергоизбыточного Западного региона в Центральный регион. В частности, мы сейчас приступили к строительству высоковольтной линии на 850 киловольт от Ровенской атомной станции до города Киева. Этот проект – его общая стоимость будет примерно 500 миллионов долларов, в том числе он будет финансироваться за счет средств кредита Европейского Банка Реконструкции и Развития и Европейского Инвестиционного банка, которые фактически финансируют приблизительно две третьих от общей стоимости этого проекта.
Мы также предусматриваем существенное увеличение внутренней добычи газа. Как вы знаете, у нас добывается где-то примерно треть потребности, которую мы сегодня испытываем в газе внутри Украины. В то же время существует существенный потенциал добычи нефти и газа на шельфах Черного и Азовского морей, и целый ряд программ и проектов в этом плане мы планируем реализовать.
Все эти проекты, которые намечены к реализации, будут реализовываться как за счет внутренних средств отрасли, то есть в тарифе существует специальная инвестиционная надбавка, так и за счет кредитных ресурсов. В первую очередь это кредиты международных финансовых организаций. У нас есть целый ряд проектов, которые поддерживаются Мировым Банком, Европейским Банком Реконструкции и Развития, Европейским Инвестиционным Банком, другими финансовыми организациями, такими как КФЭ(?) (Германия), JB (Япония) и так далее. Кроме того, существует возможность и привлечения средств определенных крупных приватных инвестиционных компаний.
Третье направление, которое мы считаем одним из важнейших – это совершенствование институциональных основ развития энергетики.
В частности, мы сейчас ведем работы по переходу от модели пула в электроэнергетике, когда единым покупателем и продавцом электроэнергии является государственное предприятие «Энергорынок», к созданию и внедрению рынка прямых договоров и балансирующего рынка.
Этот механизм, по нашему мнению, позволит создать более эффективные условия работы электроэнергетического сектора. Он позволит создать необходимые механизмы привлечения частных инвестиций в украинскую электроэнергетику через схемы проектного финансирования, и уже в этом году, по крайней мере, мы планируем до конца года где-то 5-10% нашего энергетического рынка перевести именно на рынок прямых контрактов и договоров.
Кроме того, мы считаем очень важным активное стимулирование и внедрение альтернативных возобновляемых источников энергии – это и ветроэнергетика, и солнечная энергетика, и тепловые насосы, и биоэнергетика, то есть, в принципе, те виды, где Украина обладает существенным потенциалом развития. В этом направлении недавно были приняты дополнительные изменения в закон про «зеленый тариф», которые будут абсолютно эффективно стимулировать внедрение этих технологий в Украине.
Кроме того, я хотел бы сказать, что, несмотря на кризис, на ту ситуацию, которая сегодня происходит у нас в стране, да и в других странах мира, мы не отказываемся от идеи осуществить приватизацию украинской тепловой генерации. Такие предложения подготовлены.
У нас вся тепловая генерация как бы сформирована в пять генерирующих компаний, которые распределены по территориальному признаку. Одна из них – уже частная компания («Востокэнерго»), четыре – государственных (с достаточно высокой долей государственной собственности: от 50 до 76%). И, в принципе, наше министерство подготовило предложения по приватизации этих компаний с учетом необходимости модернизации существующего устаревшего оборудования, с учетом необходимости внедрения необходимых… чтобы это оборудование соответствовало высоким экологическим стандартам, то есть введение механизмов сероочистки, азотоочистки, новых электрофильтров и так далее. Мы думаем, что, в принципе, существует определенный интерес к идее приватизации украинских компаний, так что, в принципе, мы не исключаем, что в ближайшее время такая приватизация произойдет.
Я хотел бы еще сказать несколько слов о нашей внешней энергетической политике, тем более что она достаточно активно дискутируется, в том числе и в России.
В первую очередь я хотел сказать, что мы планируем и дальнейшее углубление нашего сотрудничества с Евросоюзом в энергетической сфере. Как вы знаете, базой этого сотрудничества был договор о партнерстве и сотрудничестве, действие которого завершилось в прошлом году. Сейчас ведутся активные переговоры с Еврокомиссией по подготовке нового, расширенного договора, который будет предусматривать режим свободной торговли, и в котором очень существенным компонентом являются вопросы энергетической безопасности и энергетического сотрудничества.
Среди основных направлений такого сотрудничества я бы выделил в первую очередь присоединение к общеевропейской энергетической сети UCTE. Украина в 2006 году подала заявку на присоединение; сейчас ведутся работы. Это очень длительный и сложный процесс, потому что он требует существенной модернизации всей нашей генерации, он требует существенного повышения надежности работы наших сетей, повышения качества регуляции и, естественно, совершенно других экологических параметров работы нашей энергетики. Но, тем не менее, такой процесс начался, и мы работаем с соответствующими департаментами Еврокомиссии, соответствующими подразделениями Еврокомиссии по этому вопросу.
Кроме того, Украина является наблюдателем в договоре про энергетическое сообщество. Этот договор представляет собой документ, который направлен на дальнейшую либерализацию рынков электроэнергии и газа. И мы рассматриваем сейчас вопрос о возможности присоединения к этому договору.
Естественно, если мы говорим о газовом секторе, то здесь недавно было подписано известное всем многостороннее соглашение, которое было подписано руководством Украины, руководством Еврокомиссии, а также представителями крупнейших международных финансовых организаций, Мирового Банка, Европейского Банка Реконструкции и Развития, Европейского Инвестиционного Банка.
Мы считаем, что этот договор будет способствовать привлечению ресурсов в модернизацию нашей газотранспортной системы. Речь идет о 2,5 миллиардах долларов. Это позволит обеспечивать надежный транзит энергоносителей (на сегодня Украина является основным направлением транзита энергоносителей из России и стран Центральной Азии в Европу) и на ближайшие 30 лет позволит обеспечить высокую надежность работы системы.
Я думаю, что все положения этого документа, в принципе, не носят обязательного характера в контексте привлечения необходимых объемов средств. С украинской стороны инвесторы будут определяться по мере анализа подготовленных нашей стороной документов, в том числе и мастер-плана модернизации нашей газотранспортной системы. Они будут определяться относительно возможности и целесообразности инвестирования тех или иных проектов в этом направлении.
В любом случае, мы предполагаем, что будут существенно модернизированы все наши газоперекачивающие агрегаты на компрессорных станциях; в том числе часть из них, возможно, будет переведена на электропривод. Кроме того, мы планируем существенную модернизацию и линейной части газопровода.
Существенное сотрудничество у нас, конечно же, с нашими ближайшими соседями – с Белоруссией и с Россией.
Здесь я хотел бы отметить особо плодотворное сотрудничество в атомной отрасли, где мы являемся стопроцентными покупателями ТВЭЛов, энергосырья для наших атомных станций. Украина рассматривает возможность участия в международном центре по атомной энергетике, который создали совместно Россия и Казахстан.
В то же время мы работаем и над созданием собственного так называемого полного цикла, учитывая значительные объемы запасов урана и руды, которые есть в Украине, а также циркония и других материалов, которые используются в атомном производстве (естественно, без обогащения). В принципе, работа в этом направлении ведется. Я думаю, что здесь есть очень большое поле сотрудничества Украины с Российской Федерацией. Я уже не говорю про то, что сейчас рассматривается вопрос о строительстве двух новых блоков атомной станции (Хмельницкая-3 и Хмельницкая-4), и здесь, судя по всему, уже практически решен вопрос о том, что победителем этого конкурса на строительство этих двух объектов является российский подрядчик.
В целом нам кажется, что те действия, которые мы предпринимаем, позволят нам достаточно плавно пройти кризисный период, и мы надеемся, что международное сотрудничество и те контакты, которые у нас есть, те проекты, которые мы реализуем совместно, будут объективно способствовать успешному решению всех проблем, которые есть в украинской электроэнергетике.
На этом у меня всё.
Благодарю за внимание.
Ведущий. Спасибо большое, Владимир Алексеевич!
Сейчас я хотел бы предоставить слово председателю правления некоммерческого партнерства «Совет рынка» Пономареву Дмитрию Валерьевичу.
Пономарев. Уважаемые коллеги, добрый день!
Мне особенно приятно сегодня выступать здесь, потому что в последний раз я был в этой аудитории в качестве студента – не могу посчитать, сколько лет назад. Как выпускник МГИМО, приветствую новое поколение студентов.
Что происходит в электроэнергетике? У меня доклад в целом по ситуации в отрасли, в стране в связи с финансово-экономическим кризисом.
На следующем слайде – как вы видите, падение потребления, о котором уже говорил сегодня Сергей Иванович. У нас была серьезная просадка в январе, но в целом ситуация сейчас выправляется, и мы надеемся, что в ближайшее время, по мере того как оживает ситуация на мировых рынках, в целом ситуация будет нормализоваться и, собственно, спад сменится ростом потребления.
Вот на этой карте Российской Федерации, обратите внимание: здесь выделены регионы, на которых падает или не падает потребление. Зеленым – это мы наблюдали прирост в период кризиса; желтым – это небольшое падение; красным – это серьезное падение. Белым – это не то, что там нет энергетики. Там, конечно, есть энергетика, но там тарифное регулирование, и в этой связи ситуацию мы не наблюдаем; там у нас нет такого мониторинга.
На следующем слайде – ценовая картинка, и вы видите здесь, что одновременно с падением потребления в стране наблюдается и снижение цен на электроэнергию. В 36 субъектах Российской Федерации больше чем на 20% упали цены по сравнению с прошлым годом; чуть меньше – в 19; до 10% - в 9 субъектах.
В принципе, если говорить о росте, то есть отдельные регионы, прежде всего Северный Кавказ, где цены, к сожалению, остаются достаточно высокими.
На следующем слайде – картинка по платежам. Здесь платежная дисциплина на рознице и на оптовом рынке. Как вы видите, на нижнем графике 117%, 89% и 106%. Пусть вас не удивляет, что это больше ста процентов, потому что речь идет в том числе и о погашении долгов, которые накоплены.
Картинка у нас сохраняется достаточно устойчивая. Тем не менее, мы видим зеленый столб, который как раз говорит о дебиторской задолженности на розничном рынке, и вот она у нас достаточно большая.
На следующем слайде – то, как разные субъекты электроэнергетики почувствовали на себе кризис. Красным особенно выделены те компании, и по тем параметрам, по которым для них наиболее существенный кризис. В отношении сетевых компаний (сегодня мало об этом говорилось) – как вы видите, ни ФСК, ни холдинг МРСК, конечно, от снижения свободных цен здесь не зависят, но, тем не менее, сильно по ним бьет увеличение дебиторской задолженности, особенно на рознице.
То же самое касается сбытовых компаний; поскольку они не являются бенефициарами свободных, в смысле, высоких или низких цен на электроэнергию, то для них, конечно, опять-таки важен уровень платежей.
На следующем слайде – картинка, которая характеризует тарифное регулирование. Как вы здесь видите, электроэнергетика оказалась таким «любимым ребенком» регулятора, потому что на 25% повысились тарифы для населения с 1 января, на 19% - для промышленности, и это гораздо больше, чем рост по другим отраслям. Если мы говорим о ближайшей вот такой – энергетический сектор газовой отрасли, - то здесь постепенный рост тарифов: 5%, 7%, 7%, 6,2%  - что интегрально дает только рост на 16,3%, что в целом выгодно, опять-таки, для электроэнергетики.
Это, кстати, позволило снизить расходы (в случае, если сравнивать с моментальным ростом 18,3%) тепловых компаний на оплату газа.
На восьмом слайде – меры, которые принимало Правительство Российской Федерации, прежде всего Министерство энергетики.
Вы слышали о том, что был перечень системообразующих предприятий, и туда вошло 36 предприятий электроэнергетики. Это было связано с тем, что мониторится в активном режиме их финансовое состояние, ну и, собственно, активно обсуждается, и мы с вами читали во вчерашнем решении правительства о том, что выделяются субсидии из федерального бюджета.
По госкомпаниям активно приняты программы по сокращению издержек. Если я не ошибаюсь, интегрально порядка 30% сокращено. Ну и, соответственно, совершенствуются механизмы финансирования инвестиционных программ.
Здесь, на самом деле, важно отметить расширение ломбардного списка ЦБ, то есть это список тех бумаг, по которым имеют возможность кредитоваться компании. Ну и, опять-таки, речь идет о субсидиях федерального бюджета.
На следующем слайде – несколько вопросов нормативного регулирования.
Как вы знаете, сейчас действует свободная модель и рынка мощности, и рынка электроэнергии. В отношении электроэнергии мы считаем, что всё работает хорошо. И, собственно, то, что я говорил о динамике цены, которая стала падать со снижением потребления, говорит об адекватности ценового механизма.
С мощностью картинка немножко другая, но она связана не с тем, что неправильная модель, а с тем, что идеологема за моделью была другая. Идеологема была в том, чтобы как раз за счет доходов или выручки от рынка мощности обеспечить наполнение источников для финансирования инвестиционных программ.
В этой связи генераторы были защищены в плане падения цены, и у генераторов фактически оплачивается максимум из тарифа либо цены, которая сложилась по свободному договору. В этих условиях, конечно, потребители, особенно на розничном рынке, оказались в ситуации, в которой их потребление падает, объем платежа, который они должны заплатить за мощность, не снижается, и в этой связи мы делим меньшее количество киловатт на прежнюю сумму и получаем более высокую цену. И, кстати, в разных регионах России многие потребители на себе это почувствовали.
Мы сейчас активно обсуждаем, как можно уйти от этой ситуации и сделать картинку более, если хотите, экономически обоснованной, немного меняя парадигму.
Министерство энергетики активно провело работу со многими регионами в плане уточнения прогноза, потому что на начало прошлого года, и особенно в 2007 году были очень большие пожелания по развитию сетевого комплекса и генерации, и в результате этой работы регионы отказались от части заявок здесь.
Сейчас пересматриваются приоритеты; появился приоритетный список объектов – там примерно 7200 мегаватт, и строительству именно этих объектов будет уделяться особенное внимание.
Мы одновременно пересматриваем концепцию розничного рынка и, собственно, строим модель долгосрочного рынка мощности. Это, наверное, ближайшее из больших постановлений правительства, которое мы ожидаем, и мы ее, как раз благодаря кризису, строим с учетом того, что кризисы бывают. Потому что если бы мы подписали в 2007 году, наверное, многих вещей, которые сейчас записаны в постановлении правительства, там бы не оказалось.
На следующем слайде – это как раз вопросы опыта кризиса. Мы по-другому смотрим на весь процесс планирования, по-другому смотрим на источники финансирования. В Российской Федерации произошло то же самое: кредиты дорогие, длинных денег в стране нет, и как строить в условиях, когда нет денег – это такой нетривиальный вопрос.
Начали внимательно смотреть по поводу стоимости инвестиционных проектов. Мы, как «Совет рынка», на самом деле уже два раза в течение 2008 года рассматривали заявки участников на предмет экономической обоснованности, а сейчас, при рассмотрении заявки в 2009 году, мы будем уже очень внимательно подходить к тому, что скрывается за контрактами на модернизацию и строительство. Мы хотим здесь, чтобы участники были мотивированы на снижение издержек по строительству, тем более что бенчмаркинга, или хотя бы бенчмаркинга в этой области у нас еще нет.
И на следующем слайде – вопросы, связанные с тем, что в целом, насколько я знаю, правительство, министерство энергетики не меняет курса. 1 июля – это 50% либерализации. График никто не менял, график в законе, и к 2011 году мы пока идем к стопроцентной либерализации всего рынка за исключением населения (население – на 2014 год). И не будет затронута промышленность в регионах, которые не включены в ценовые зоны – это вот эта белая зона на той карте, которую я вам показывал.
И долгосрочный рынок мощности, и рынок системных услуг, которые мы активно разрабатываем с системным оператором. Ну и, конечно, розница. Розница, я думаю, в 2011 году будет другой.
Спасибо.
Ведущий. Спасибо большое, Дмитрий Валерьевич!
Перед тем как предоставить слово Евгению Семеновичу Мишуку, председателю исполнительного комитета Электроэнергетического совета стран СНГ, я хотел бы проинформировать о том, что есть планы и есть принципиальная договоренность о том, что будет подготовлен специальный выпуск «Международной жизни». Это старейший журнал в области внешней политики; ему в этом году исполняется 55 лет. Председатель редсовета – Лавров, министр иностранных дел.
Будет готовиться специальный выпуск, который выйдет примерно через месяц, поэтому, естественно, сейчас проводится работа. Во-первых, идет запись, а во-вторых, мы будем признательны, если наши докладчики предоставят в президиум свои доклады, с тем чтобы мы могли максимально точно отразить то, что они хотели сказать. Планируется сделать это всё на русском и на английском языке, поскольку интерес к нашему круглому столу достаточно высок не только в России и странах СНГ, но и чуть-чуть подальше.
Предоставляю слово Евгению Семеновичу.
Мишук. Спасибо.
Добрый день, дамы и господа!
Тема моего доклада – это приоритетные направления сотрудничества государств-участников СНГ в электроэнергетике.
Их несколько. Я, в принципе, расскажу только о трех. Это параллельная работа электроэнергетических систем государств-участников СНГ, создание общего электроэнергетического рынка стран СНГ и транзитная торговля между государствами.
Мой доклад перекликается с тем докладом, который давал Сергей Иванович Шматко, министр энергетики России, поэтому я буду сокращать свое выступление.
Вы все знаете, что после развала Советского Союза между странами СНГ было разделено имущество, и в том числе бывшая Единая энергетическая система Советского Союза была разделена на несколько частей.
Фактически все энергосистемы работали раздельно, за исключением Белоруссии, России и стран Прибалтики, и они никогда не разъединялись.
Все прекрасно понимали, что это плохо. В некоторых энергосистемах стран СНГ частота доходила до 48-49 герц. И, конечно, все понимали, что необходимо объединяться. Но, естественно, нужны были новые условия, новые нормативные акты, и в результате кропотливой работы было принято 5 нормативных актов. Вы их видите на слайде. Я их не оглашаю; некоторые из них оглашал Сергей Иванович.
В результате проведенной работы уже к 2000-2001 годам из 12 стран СНГ были объединены в единую энергетическую систему 11, за исключением Армении. Армения – вы прекрасно знаете: по политическим соображениям между Азербайджаном и Арменией в настоящее время очень сложная ситуация. Имеется в виду, по энергетике в настоящее время также нет связи по предыдущим схемам.
Кроме того, параллельно с энергосистемами стран СНГ работают, как я уже сказал, страны Балтии, и ведется обмен электрической энергией с Норвегией, Финляндией, Польшей, Словакией, Венгрией, Турцией, Ираном, Афганистаном, Монголией и Китаем.
Естественно, в результате произведенных мероприятий (в том числе и по образованию единой энергетической системы стран СНГ), роста экономики – произошел рост и производства электрической энергии. На этом слайде вы видите, что в 1998 году был 1 триллион 191 миллиард. В 2008 году – почти 1,5 триллиона.
Хочу сказать, что темпы роста производства электрической энергии в разных странах были разными, ну а суммарный рост – вот такой.
Потребление также росло, с отстающими темпами, что очень правильно. Кстати, потребление тоже в разных странах было разное. В некоторых странах – допустим, интересно Азербайджан. Они увеличивали производство электрической энергии, увеличивался рост экономики, ВВП. Но в связи с тем, что в 2006-2007 годах в массовом порядке были установлены счетчики электрической энергии современного типа у потребителей, потребление в Азербайджане упало где-то до 1000 мегаватт – это где-то на 15%. То есть сразу было видно, насколько здесь осуществлялось воровство.
Есть разные мнения о необходимости параллельной работы, но в основном превалирует, конечно, мнение о том, что это преимущество, что существуют преимущества параллельной работы.
На этом слайде отображено, какие же преимущества параллельной работы энергосистем: это повышение надежности и устойчивости энергосистем; взаимопомощь; возможность совместного использования существующего парка генерирующих мощностей; расширение возможностей торговли; сокращение расходов на развитие сетевой инфраструктуры; повышение качества электроэнергии (в первую очередь – стабильность частоты; я уже говорил, к чему привело разъединение).
Конечно же, совместная параллельная работа энергосистем государств, требует определенных принципов взаимоотношений между партнерами.
Главные принципы – это: ненанесение ущерба партнерам; солидарное участие энергосистем в поддержании нормальных технических параметров; равноправие партнеров; пространственные и временные ограничения аварийных возмущений в согласованных пределах (ну и конечно же – аварийная взаимопомощь); совместимость организационных структур планирования и управления; согласование взаимных требований, отнесенных к внешним характеристикам энергосистем.
Каковы же требования к партнерам?
Режим параллельной работы требует четкого распределения  и выполнения своих обязанностей: подписался под договором – выполняй, иначе неправильное действие одного партнера ведет к экономическому ущербу, а также ненадежному энергоснабжению в энергосистемах другого государства.
Поддержание собственного, согласованного с другими партнерами, баланса мощности и энергии.
Нахождение взаимоприемлемых решений в части экономической составляющей параллельной работы.
Я уже говорил, что параллельная работа дает некоторые преимущества при совмещении максимума нагрузок.
Работниками, специалистами «Интер РАО ЕЭС» 18 декабря 2008 года был проведен расчет, сколько нужно было держать резерва мощности, если бы энергосистемы работали раздельно; это первое. И второе – сколько нужно держать резерва мощности, если системы работают параллельно. В результате получился эффект в 2786 мегаватт. Конечно, эту цифру можно оспаривать, но тенденция в этом направлении есть.
Опять же, если бы энергосистемы работали раздельно, каждая энергосистема должна держать резерв мощности. Если их суммировать, это составляет примерно 6000 мегаватт. Если системы работают параллельно, необходимо держать 2000 мегаватт резерва мощности. В результате получился эффект где-то в 3000-4000 мегаватт. Подчеркиваю, что это чисто экспертная оценка, с ней можно спорить, но, во всяком случае, тенденции в этом направлении есть.
Естественно, единая энергосистема – это технологически связанный огромный комплекс, состоящий из электростанций, линий электропередач, причем разных ведомств и разной собственности. Необходимо управлять этим процессом. Поэтому, естественно, должны обеспечиваться единые технические требования.
Нами разработаны эти (не все, конечно же) единые технические требования.  На этом слайде я показал: их около 5. А следующие – находятся у нас в разработке, и мы предполагаем в ближайшее время их исполнить и направить на утверждение или парламентов стран СНГ, или же на утверждение глав правительств.
Естественно, объединение энергосистем требует каждодневной координации и согласования действий. Поэтому, естественно, ведется работа по повышению эффективности и надежности параллельной работы. На этом слайде указано, по каким направлениям мы работаем в этом направлении.
Кроме объединения энергосистем стран СНГ нами, начиная с 2003 года, ведется работа по возможности включения на параллельную работу энергосистем стран Европы и стран СНГ. В 2005 году было подписано соглашение между консорциумом стран СНГ и консорциумом энергосистем Европы об изготовлении технико-экономического обоснования.
Технико-экономическое обоснование должно было ответить на 3 вопроса. Это возможность объединения, обязательства сторон и сказать, выгодно это или невыгодно.
Это ТЭО было исполнено, и 2 апреля этого года состоялась презентация. Она однозначно ответила на два вопроса.
Первый вопрос – что синхронная работа энергосистем в принципе возможна, но для ее практического решения необходимы большие затраты: деньги, время, реализация целого ряда технических, юридических и организационных мер. То есть перспектива внедрения и объединения энергосистем далеко не близка. Причем было отмечено, что между синхронными зонами Востока и Запада может быть рассмотрено создание несинхронных связей. К сожалению, на третий вопрос: а кому это нужно, и вообще, выгодно ли это экономически – это технико-экономическое обоснование не ответило, то есть еще можно продолжать работать.
Второе важное направление – это формирование общего электроэнергетического рынка государств-участников СНГ.
Я хочу сказать, что в 2005 году, правительствами стран СНГ (но, правда, не всеми) была утверждена Концепция формирования общего электроэнергетического рынка. Этому предшествовала кропотливая работа наших специалистов. Здесь было много споров, но, к счастью, как говорится, лед тронулся. Для того чтобы продолжать работу по формированию общего электроэнергетического рынка, нами подготовлены и утверждены или подписаны, где на экономсовете СНГ, где главами правительств, около 5 документов – вы видите их на слайде.
Естественно, это тоже очень серьезное мероприятие, и оно требует огромных усилий по времени, финансовых затрат. Поэтому, естественно, формирование общего электроэнергетического рынка предусматривается поэтапно. Мы по этому вопросу также готовим соответствующие документы. Они еще не утверждены, но, тем не менее, на этом слайде первый этап: это двухсторонняя трансграничная торговля, взаимное участие в спотовых рынках. Первая стадия – это региональный рынок, вторая стадия – региональный рынок электрической энергии и системных услуг, и третья стадия – это создание общего электроэнергетического рынка.
Надо сказать, что эти документы нами подготовлены и направлены в исполком СНГ для внесения на рассмотрение Совета глав правительств СНГ в установленном порядке.
Кроме того, мы также не останавливаемся на создании общего электроэнергетического рынка в странах СНГ, а еще прорабатываем наши взаимоотношения по рынку электрической энергии и мощности с европейскими странами, для чего были созданы дорожные карты – путь к совместимым электроэнергетическим рынкам ЕЭС и СНГ, у которых три фазы.
Это первая дорожная карта.
Вторая дорожная карта – по ключевым экологическим вопросам. Здесь также три фазы.
Надо сказать, что работа по этим дорожным картам ведется, к сожалению, не теми темпами, как хотелось бы.
20 марта была встреча президента «Евроэлектрик» и президента Электроэнергетического Совета Сергея Ивановича Шматко, где мы договорились еще раз вернуться к этим картам в связи с изменившимися условиями в мире, с финансовым кризисом, сделать ревизию, в том числе и дорожных карт, и принять решение, каким путем двигаться: тем, который мы наметили, или производить какую-то корректировку.
На этой картинке показано, какие могут быть перспективы у глобального трансконтинентального Евразийского рынка электроэнергии. Я хочу вам сказать, что если создание общего энергетического рынка стран СНГ требует тоже очень много времени, то здесь, естественно, потребуется еще больше времени. Хотя если предусматривать и разговаривать по вставкам постоянного тока, то здесь можно пойти более быстрыми темпами.
Третье приоритетное направление – это трансграничная торговля электроэнергией государств-участников СНГ.
В этой таблице указано, кто с кем обменивается или торгует электрической энергией, какие цифры. В целом экспорт-импорт между странами СНГ составляет примерно 45-50 миллиардов киловатт-часов. Для сравнения хочу сказать, что в прошлые времена Советский Союз продавал электрическую энергию в Восточную Европу в объемах 40-50 миллиардов киловатт-часов, то есть примерно такая же сумма.
В развитие и осуществление трансграничной торговли мы подготовили проект общих принципов трансграничной торговли, в котором описываются основные положения. Я не буду их зачитывать. Пожалуйста, смотрите.
Конечно же, для того чтобы правильно организовать трансграничную торговлю, необходимо подготовить и утвердить целый перечень необходимых нормативных документов. На этом слайде они тоже указаны – из экономии времени я тоже не буду их зачитывать.
Итак, уважаемые коллеги, конечно же, я вам рассказал не обо всей той работе, которую мы проводим между странами СНГ в части функционирования Единой электроэнергетической системы стран СНГ. Работа впереди еще предстоит большая. Сейчас в разных странах происходят разные явления; они обостряются в связи с той ситуацией, которая происходит в мире.
Хочу привести в заключение еще пример.
Где-то в конце февраля по разным причинам произошло разъединение энергосистемы Казахстана и России от энергосистем Центральной Азии. Имеется в виду, что Кыргызстан, Туркменистан, Узбекистан, Таджикистан – были отделены и работали самостоятельно, что сразу же привело к падению частоты где-то, по-моему, до 48,5 герц. Далее, в системе Узбекистана имеются блоки мощностью 800 мегаватт. В результате, допустим, аварийного отключения этого блока возможен был вообще развал на части всех этих энергосистем.
Поэтому что я еще хочу сказать? Разрушить всё можно очень быстро; собрать потом – очень тяжело. Как я сказал, у нас впереди в этом направлении еще большая работа.
Я, может быть, старался говорить несколько быстрее, может быть, несколько неточно выразил. Прошу извинить меня. Благодарю вас за внимание, всего вам доброго!
Ведущий. Спасибо большое, Евгений Семенович!
С учетом фактора времени мы вопросы отнесем… Не быстро. Мы уже совсем опаздываем, у нас скоро начинается вторая сессия, поэтому мы отнесем вопросы на более поздний этап: уже на вторую сессию.
И в заключение нашего сегодняшнего круглого стола позвольте мне предоставить слово Вячеславу Юрьевичу Синюгину, заместителю министра энергетики Российской Федерации.
Синюгин. Спасибо. Добрый день, уважаемые коллеги! У меня нет презентации, но у меня есть большие слова благодарности организаторам конференции, руководству МГИМО, моим уважаемым коллегам из министерств профильных, которые прибыли сегодня сюда в Москву. Я считаю, что те проблемы, которые мы обсуждали сегодня, являются одними из главных на пространстве СНГ, и недаром руководители стран СНГ назвали этот года Годом энергетики. Та работа, которую мы сегодня делаем: подготовка стратегии развития стран СНГ, их сотрудничества до 2020 года - является одной из самых принципиальных работ в нашей сфере. И здесь я хотел бы предложить коллегам из МГИМО подключиться к этой работе и, может быть, в рамках какого-то образования студентов, аспирантов, создать такую небольшую временную творческую группу, которая бы с этой темой с нами совместно поработала бы. Я думаю, такой живой взгляд, незамутненный, на все эти вопросы, будет нам очень полезен. Спасибо еще раз вам большое. Мы сейчас продолжаем работу с моими коллегами в рамках другого формата, я желаю вам всех успехов. Спасибо вам.
(Аплодисменты).
Ведущий. Спасибо большое, Вячеслав Юрьевич.
Косачев. Уважаемые коллеги, участники нашего круглого стола! Я хотел бы, во-первых, с вами поздороваться, поскольку присоединяясь к вам только на этой стадии. Хочу всех поприветствовать и подтвердить, что темы, которые мы сегодня обсуждаем, сейчас являются, наверное, наиболее актуальными и, собственно, для России, и в более широком контексте нашего взаимодействия с ближайшими соседями, с участниками Содружества Независимых Государств, и, разумеется, в геополитическом контексте энергетика, как в свое время говорил Иосиф Виссарионович Сталин: «Кадры решают все», вот также можно, наверное, сказать, что сейчас в глобальных международных делах, «энергетика решает все». Ну а той части, которая здесь представляет МИЭП, и вообще студенчество МГИМОвское, хотел бы подчеркнуть, что, между этими двумя формулами, наверное, есть прямая взаимосвязь и в будущем, очевидно, кадры в энергетике, то есть вы, и будете решать судьбы мира.
Об этом мы, собственно говоря, сегодня и говорим весь день и, видимо, будем говорить сейчас, во второй части нашей продолжающейся сессии. Мы будем говорить, безусловно, о судьбах мира, но, в достаточно прикладном значении этого выражения, в части, касающейся развития энергетического сотрудничества государств СНГ.
Я бы хотел первым выступающим в этой нашей второй части, предоставить слово Владимиру Львовичу Лихачеву, заместителю директора Института энергетических исследований Российской Академии Наук по науке и… насколько я понимаю, он оказывается на этой рабочей встрече… Вот, да... Валерий Иванович, под Вашим мудрым руководством, я думаю, что я, все-таки, рано или поздно, возьму контроль над происходящим, и, раз уж Владимир Львович у нас работает где-то в другом режиме, я бы хотел с удовольствием предоставить слово Станиславу Евгеньевичу Цыганкову, начальнику Департамента внешнеэкономической деятельности Газпрома. И, вот как у меня здесь в моих подсказках написано, тема Вашего выступления - это «Стратегия Газпрома на мировых рынках энергоресурсов». Если это не так, Вы меня сразу же поправите. Прошу, Вам слово.
(Аплодисменты).
Цыганков. Спасибо, Константин Иосифович, спасибо, Валерий Иванович! Тема доклада, по сути, Вами озвучена верно, хотя она называется «Диверсификация экспортных маршрутов российского газа как фактор обеспечения энергетической безопасности Европы». По сути, все эти темы сейчас находятся в едином, так сказать, формате. Мы обсуждаем энергобезопасность, обсуждаем в этом контексте стратегию нашей компании, и это звучит особенно остро в свете последних событий. Я с удовольствием принял участие в нашей сегодняшней дискуссии, - это уже традиционно, который год я выступаю. Ситуация, к сожалению, в целом не меняется, мы находимся в таком, достаточно серьезном диалоге, как с нашими традиционными партерами, так и с нашими регуляторами в Европейском Союзе. Есть много вопросов, которые, к сожалению, приходится обсуждать то, что называется «с колес».
На тему моего сегодняшнего выступления, помимо общей ситуации, повлияло два обстоятельства: первое, это январский транзитный кризис с Украиной, и все производные, связанные с остановкой транзита и поставок в Европу; и второе, это недавнее мероприятие в Брюсселе, которое было организовано Европейским союзом совместно с нашими украинскими партнерами. Выводы для нас неутешительные, и в этом контексте мы бы хотели обозначить несколько наших идей.
На сегодняшний день мы можем констатировать, что, в принципе, все наши газотранспортные экспортные транзитные маршруты работают на пределе своих возможностей. Газопровод «Ямал – Европа» находится на пределе своих эксплуатационных возможностей. Газопровод «Голубой поток» - в этом году мы выходим на плановую производительность, здесь тоже у нас дополнительных мощностей не будет. Поэтому, все, что мы можем говорить об увеличении поставок и обеспечении безопасности, связано с новыми транзитными маршрутами – это «Северный поток» и «Южный поток».
«Северный поток» на сегодняшний момент приоритетный, он находится в стадии реализации. Компания «Nord Stream» работает в плановом режиме, все наши плановые показатели выполняются, партнеры работают. После Москвы, часть, которая у нас пройдет по дну Балтики, выходит на территорию, собственно, потребителей Германии, где газопроводы «Опал» и «Нэл» двумя нитками пройдут с севера на юг, обеспечивая по ходу своего транзита те объемы, которые мы должны доставлять конечным потребителям.
Следующий газопровод – это «Южный поток». На сегодняшний момент мы обозначали примерный его маршрут, окончательный маршрут будет сформирован по результатам ТО. Он состоит из трех частей: российской части, подводной части по дну Черного моря (здесь порядка 900 км - это будет еще один уникальный газопровод, на глубине более 2000 м пройдет), и мы сразу приходим в страну Евросоюза – Болгарию. Дальше газопровод пройдет через Болгарию, Сербию, Венгрию, дальше есть вариантность – сразу в Австрию или пойдет через Словению на север Италии.
Мы планируем, что «Северный поток» начнет, собственно, по плану так и есть, начнет функционировать в 2011 году. «Южный поток» начнет функционировать в 2015 году.
Теперь переходим к украинскому коридору. Здесь ситуация такова, что на сегодняшний момент предел возможностей украинской системы, и у нас это написано в контракте, 110 миллиардов кубических метров в год. К сожалению, и это подтверждается Международным аналитическим агентством, в ближайшее время, без наличия существенных инвестиций, его производительность к 13-му году может упасть до 80-90 миллиардов кубических метров в год.
Мы, как компания, которая эксплуатирует единую систему газоснабжения в России, выделяя только на поддержание трубопроводной системы в России более 2 миллиардов долларов в год, можем сказать профессионально, что те сроки, которые были необходимы уже для финансирования газотранспортной системы, в принципе, ушли. Реально денег с советских времен в реконструкцию не было вложено на Украине, на сегодняшний момент она находится в техническом и технологическом упадке. Тем более что в этом январе наши украинские партнеры производили некоторые манипуляции с газотранспортной системой, переводили режимы, перебрасывали в реверсном режиме с востока на запад, с запада на восток, определенные объемы. То есть, на наш взгляд, это тоже не позитивным образом повлияло на состояние системы. Нет информации по международно-техническому аудиту системы, и мы на сегодняшний день реально, как компания, которая эксплуатирует и поставляет в эту систему серьезные объемы газа, на сегодняшний момент не можем сказать определено ее состояние.
Зато, в принятой Декларации на конференции в Брюсселе, с украинской стороны были сделаны серьезные обязательства по реформированию газового сектора и законодательной базы, которые, по всей видимости, являются необходимым условием для выделения тех денег, которые были заявлены со стороны Евросоюза, в реконструкцию. Хотя, на наш взгляд, есть такое странное обстоятельство, вроде как продекларировано о выделении средств, продекларировано о желании эти средства освоить, а вот основные компании-профессионалы, которые работают на рынке, я имею в виду и «Газпром», и западные компании: это и немцы «E.on-Ruhrgas», и итальянцы «ENI», и французы «Gaz de France» - во всей этой истории не участвуют. И кто, каким образом, будет реально осуществлять эти инвестиции, кто будет осуществлять работы по сопряжению систем подачи газа, систем отбора газа, - и все это должно находиться в синхронизированном режиме – здесь вопрос, потому что мы, в принципе, не участвуем ни в подготовке Декларации, ни в ее текущем статусе, ни мы, как российская компания, ни западные компании, которые, собственно, являются потребителями услуг, в том числе, как компании, которые получают газ.
На наш взгляд, есть много политики в этой истории, и у нас складывается впечатление, что Евросоюз в последнее время сознательно реализует курс на снижение зависимости от газовых поставок из России, о чем мы постоянно слышим от руководителей Евросоюза самого высокого уровня. Это господин Баррозу, господин Солана, Ферреро-Вальднер, - заявляли неоднократно. Чем объяснить такую дискриминацию российского газа? В ответ нас пытаются обвинить в том, что мы с января этого года являемся ненадежным поставщиком. При этом пытаются ссылаться на два, в общем-то, изолированных эпизода, за всю безупречную 40-ю историю, связанную с поставками российского газа на рынок Европы: это конфликт 2006 года и текущий конфликт 2009 года.
Если первый конфликт прошел, в общем-то, достаточно безболезненно, то конфликт этого года, в общем, повлиял на поставки, особенно в Балканские страны. После конфликта 2006 года мы не раз обращались к руководству Евросоюза с целью дать принципиальную оценку деятельности Украины как транзитера. И конфликт начался тогда, когда мы стали реализовывать переход на рыночное ценообразование со странами СНГ, чего так настойчиво добивалось прежнее руководство Евросоюза. При всей значимости этого эпизода для формирования политики Европы в области энергобезопасности, принципиальной оценки руководством ЕС поведению Украины в январе 2006 года так и не было сделано. Руководство Евросоюза просто устранилось от этой оценки. И мы считаем, что и поведение в январе этого года было производным той бездеятельности, которая была в 2006-м году.
Аналогичным образом руководство Евросоюза поступило в этом году. Большинство простых европейцев, в общем-то, не интересуют сложные для понимания правовые и экономические аспекты кризиса. Учитывая традиционно предвзятое освещение в западных СМИ любых конфликтов, связанных с Газпромом, вряд ли стоило ожидать иных результатов, кроме репутационных потерь для нашей компании в европейском общественном мнении.
Вместе с тем вердикт о ненадежности является для нас откровенно несправедливым. С таким же успехом мы можем обвинять владельцев, допустим, судоходных компаний, чьи суда захватывают сомалийские пираты, в некой тенденциозности и некорректном поведении. Хотя у тех судовладельцев, в общем-то, есть варианты других маршрутов, к сожалению, в текущей ситуации с транзитом Украина является монополистом.
Напомню, что для Газпрома с момента распада СССР не существовало юридических или иных обязательств по продаже Украине газа по цене ниже рыночной. Многомиллиардные ценовые субсидии с нашей стороны были проявлением понимания не только серьезных экономических проблем, стоявших перед Украиной, но и тех последствий, которые это могло бы иметь для Европы, - коллапс основного коридора поставок российского газа. По сути, мы все эти годы сознательно шли на снижение нашей выручки, понимая, что тем самым платим за энергобезопасность европейских потребителей. Между прочим, только за последние 3 года, мы безвозмездно вложили в Украину несколько миллиардов долларов США, что на порядок больше, чем даже те суммы, которые пока только обещаются Европейским Союзом. К сожалению, наш украинский партнер предпочел использовать свое положение фактического монополиста в плане транзита российского газа для Европы для откровенного шантажа. Он не только использовал угрозу остановки транзита российского газа в Европу, но и сознательно ее реализовал 6 января этого года. Конечно, целью было сохранение ценовых субсидий.
Но, если посмотреть на карту распределения промышленности Украины, то мы видим, что основные украинские промышленные потребители газовые расположены в восточной части Украины, а газохранилища находятся на западе, рядом с границей с Европейским Союзом. Но это естественно было сделано в эпоху Советского Союза, когда планировалась единая система газоснабжения и Украинская газотранспортная система являлась ее частью. При отсутствии контракта на поставку газа с Газпромом, единственным способ снабжения внутренних украинских потребителей является работа газотранспортной системы в реверсном режиме, то есть переброс фактически с запада объемов из подземных хранилищ газа обратно на восток.
Проблема состоит в том, что невозможно одновременно качать газ на восток и на запад по одной и той же трубопроводной системе. И в январе Украина сделала выбор в пользу внутреннего рынка, первой перекрыв европейский транзит. Тем самым она сделала простых граждан Европы заложниками своих необоснованных претензий на получение ценовых субсидий. Такая позиция страны, стремящейся к членству Евросоюза, является неприемлемой. Если бы руководство Европейского Союза провело объективное исследование всех фактов, то о перспективах вступления Украины в ЕС можно было бы позабыть надолго. Транзитный монополист, шантажирующий Россию и Европу, видимо, не самый лучший кандидат в такое членство.
Вместо этого, Декларация от 23 марта говорит о сильных партнерских отношениях между Украиной и Евросоюзом по вопросам транзита газа через Украину в Евросоюз, а сама Украина именуется там не иначе, как стратегический партнер ЕС в газовой сфере. Видимо участь замерзающих европейцев стоит немного в сравнении с открывающимися возможностями для присоединения ГТС Украины к единому газовому рынку Европы. Этим очевидно и объясняется отсутствие желания у руководства Евросоюза назвать подлинных виновников январского транзитного кризиса. Подобное расследование одновременно показало бы и полную несостоятельность обвинений в ненадежности Газпрома как поставщика газа.
Если экономических причин для снижения так называемой «зависимости» Европы от российского газа нет, то основным мотивом действий Евросоюза является геополитика. То, что это, если не явный протекционизм со стороны Европейского Союза? Здесь вопрос и о тех партнерских отношениях, которые хочет и декларирует Евросоюз в отношениях с Россией в энергетической сфере.
У нас впереди стоит Европейский энергетический саммит, который пройдет 24-25 апреля в Софии, и мы надеемся, что он послужит такой некой лакмусовой бумажкой, и там все-таки будет неким образом дана оценка, как предыдущих событий, так и будут сделаны некоторые заделы, некоторые анонсы, связанные с нашим российско-европейским сотрудничеством в газовой сфере. Мы надеемся, что будут подписан ряд документов, связанных с газопроводом «Южный поток» и, если Европа действительно беспокоится о своей энергетической безопасности, ей надо серьезно задуматься о том, каким образом реагировать на те вызовы, которые на сегодняшний момент есть.
И в заключение своего выступления я хотел бы обозначить несколько тезисов, которые связаны с нашими идеями, связаны с развитием поставок на наши экспортные рынки. Если раньше под экспортными рынками для Газпрома понималась Европа, Европейский Союз, то сейчас география, конечно, расширяется, это связано как с изменением наших возможностей в трубопроводном транспорте, так и открытием новых газодобывающих провинций, и вхождением “Газпрома в клуб производителей и поставщиков сжиженного природного газа. Как вы знаете, мы запустили завод на Сахалине не так давно, уже первые отгрузки идут, японские потребители уже получили, не так давно «Токиогаз» получила наше первое карго. Сейчас завод находится в стадии выхода на промышленную эксплуатацию, и к июню месяцу мы выйдем уже на полный технологический цикл, связанный с двумя технологическими линиями производства.
Так вот что я хотел сказать: мы предполагаем, что все новые объемы газа, которые будут добываться на российских месторождениях вновь открываемых, будут связаны только с теми газотранспортными маршрутами, которые не связаны с транзитом. То есть, это газопровод «Северный поток», это газопровод «Южный поток». То есть, все дополнительные объемы газа, которые мы будем поставлять на экспорт, будут идти без транзитных стран. Если мы будем разговаривать о второй нитке газопровода «Ямал – Европа», о чем нас неоднократно просят польские наши партнеры, мы отвечали и отвечаем, что если в Польше будет на эти объемы показан спрос, если Польша сможет показать, что новый спрос будет, что новый спрос будет гарантирован, мы можем рассматривать этот вариант.
То, что касается новых месторождений – это Штокмановское месторождение, это месторождение полуострова Ямал, это месторождение Сахалина, то, что связано с экспортом, я думаю, будет в первую очередь ориентировано на проекты со сжиженным природным газом. Ну, и, безусловно, это обеспечение российских потребителей, которые особенно связаны с Дальним Востоком, с Сахалинскими нашими проектами, которые ждут российский газ, которые готовы переходить – как Сахалин, так и Приморский край, и Хабаровский край – готовы переходить на газ, тем самым, развивая все отрасли промышленности, которые связаны с энергетикой, связаны с переработкой, связаны с использованием газа в качестве сырья или топлива.
Спасибо за внимание.
(Аплодисменты).
Косачев. Большое спасибо, Станислав Евгеньевич! Вот такое… крупными мазками обозначили действительно стратегические направления работы Газпрома на мировых рынках энергоресурсов. Думаю, что, может быть, есть и вопросы у участников нашего сегодняшнего круглого стола, тем не менее, сейчас предлагаю идти по уже согласованному графику нашей работы, по заявленным выступлениям, и потом уже, в случае, если какие-то вопросы останутся по итогам нашей дискуссии, то их задавать в конце. А сейчас я хотел бы попросить взять слово Александра Михайловича Кузнецова, заместителя Директора Корпоративного научно-технического центра «Роснефти». У меня тут тоже есть заявленная тема выступления, но поскольку я со Станиславом Евгеньевичем уже ошибся один раз, я даже не буду пытаться предвосхитить Ваш доклад. Прошу Вас.
(Аплодисменты).
Кузнецов. Уважаемый председатель, уважаемые члены круглого стола, коллеги! Прежде всего, разрешите поблагодарить организаторов за предоставленную возможность выступить на круглом столе в рамках форума «ТЭК России в XXI веке».
Руководством компании «Роснефть» мне поручено сделать сообщение на тему «Повышение эффективности международного сотрудничества» в нефтегазовом секторе».
Очень кратко охарактеризую современный этап развития мирового нефтяного рынка. С 2002 года до середины 2008 года цена на нефть демонстрировала динамичный рост, обусловленный высокими темпами роста спроса на нефть, в особенности в странах Азиатско-Тихоокеанского региона, ростом затрат на добычу, и спекулятивной деятельностью инвестиционных фондов, которые активно скупали фьючерсы на нефть. Рецессия мировой экономики, прекращение спекулятивной деятельности на спотовых рынках, вызвали ухудшение сбалансированности спроса и предложения нефти, что привело к резкому снижению мировых цен на нефть.
В настоящее время, в период мирового экономического кризиса, компании и правительства столкнулись с проблемой ограниченности инвестиционных ресурсов. В нефтяной отрасли от этого пострадали, в первую очередь, самые капиталоемкие проекты в области геологоразведки. Эти проекты являются основой будущей добычи, и, поэтому, недостаток их финансирования сегодня в перспективе приведет к сокращению производства и возможному появлению дефицита предложений нефти на рынке в будущем, на фоне неизбежного становления мировой экономики. Это, в свою очередь, может привести к усилению, прежде всего, роли стран – крупнейших обладателей запасов нефти, традиционной нефти, как мы говорим, - это страны Ближнего Востока. Так же усилению процессов консолидации и национализации в нефтяной отрасли в разных странах мира.
Сегодня многими экспертами признается, что практически невозможно обосновано прогнозировать цену на нефть на даже краткосрочные перспективы. Но более уверенно можно прогнозировать спрос. По разным оценкам спрос сократится в ближайший год или два на 250-500 тысяч баррелей в сутки. Однако является ли это долгосрочной тенденцией? Совершенно точно, что нет.
Последующее за кризисом восстановление экономики приведет к восстановлению положительной динамики спроса. Как видите на графике, где приведены два прогноза исследовательской компании «CIRA», сделанных до и после наступления кризиса, эксперты несколько снизили прогноз абсолютных показателей спроса в период до 2020 года, однако тенденцию роста сохранили. Снижение цены на нефть до 40 долларов за баррель в конце прошлого года, заставило многие нефтяные компании сократить свои капитальные вложения в разведку и добычу нефти. Инвестиции крупнейших 50-ти компаний мира в текущем году, как ожидают, могут снизиться на 13%, по сравнению с предыдущим годом. Российские нефтяные компании не стали исключением, и, по оценкам, они планируют сократить капитальные вложения в этом году на 19%, по сравнению с прошлым 2008-м годом. Причем основные отложенные проекты находятся на стадии геологоразведки и в области нефтепереработки. По оценкам экспертов это может привести к снижению добычи нефти в России более чем на 1% уже в этом году и еще более существенному снижению добычи нефти в России в последующем.
Говоря о месте России в нефтяной отрасли мира, следует отметить, что Россия является одним из самых богатых энергетическими ресурсами государств, играет одну из ведущих ролей на мировом энергетическом рынке. Доля России в общемировых запасах нефти составляет свыше 6%, а в общемировых запасах газа свыше 25%. Кроме того, Россия обладает огромным потенциалом дальнейшего прироста запасов, поскольку в ее недрах содержится более, почти 40% общемировых ресурсов нефти, еще не разведанных и не подтвержденных как запасы. С начала нового тысячелетия Россия увеличила свою долю в мировой добыче нефти с 9 до почти 13%. Суммарная мощность нефтеперерабатывающих заводов России сегодня составляет около 6% от мировых объемов нефтепереработки.
Говоря о роли нефтяной отрасли в экономике России, хочется подчеркнуть, что нефтяная отрасль является крупнейшим налогоплательщиком России, обеспечивая 20% долю ВВП, свыше 43% доходов федерального бюджета. В том числе около 10% доходов бюджета страны приходится на налоговые отчисления компании «Роснефть». При этом не надо забывать, что нефтяная отрасль имеет один из максимальных инвестиционных мультипликаторов.
Мировой энергетический кризис усугубил сложившиеся к настоящему времени проблемы нефтяной отрасли России. Из-за несовершенства налоговой системы нефтяные компании 4 квартал прошлого года работали в убыток. На графике показан усредненный расчет распределения доходов от продажи нефти: выручка нефтяной компании, операционные затраты, затраты на транспортировку, экспортные пошлины, которые, как видите, составляют одну из наиболее существенных статей расходов, также налог на добычу полезных ископаемых, налог на прибыль и капитальные вложения, необходимые для поддержания текущего уровня добычи.
И вы видите, что при той цене нефти марки URALS, которая сохранялась на рынке длительное время, 32 доллара за баррель, нефтяные компании не имели возможности для осуществления запланированных инвестиций в полном объеме. Кроме того, как и компании из других секторов, они столкнулись с дефицитом финансовых ресурсов для поддержания текущей деятельности. Ряд небольших нефтяных компаний даже приостановили добычу нефти, что поставило их под угрозу банкротства.
С другой стороны, нельзя не отметить, что кризис оказал и стимулирующее воздействие на отрасль. Нефтяным компаниям пришлось заняться реструктуризацией портфеля активов, искать новые источники финансирования, и в том числе за счет оптимизации, под которой понимается сокращение собственных затрат. В отрасли усилилась конкуренция, которая, несомненно, приведет к росту эффективности деятельности всей отрасли в целом, а также появились возможности неорганического роста за счет слияния и поглощения в отрасли.
Одним из направлений повышения эффективности деятельности нефтегазовой отрасли страны является диверсификация экспортных поставок нефти и нефтепродуктов. Сегодня основная доля российского экспорта направлена на рынок Европы: более 70% объема экспорта нефти и более 80% объема экспорта нефтепродуктов. Такая сильная зависимость российского экспорта от одного направления повышает риски России как поставщика и усиливает диктат покупателя. Строящийся нефтепровод ВСТО на Восточную Сибирь и Тихий Океан предоставляет возможность повлиять на эту ситуацию. Также будут способствовать решению задачи диверсификации маршрутов экспорта российской нефти, международные проекты КТК и Бургас-Александруполис, в которых участвует компания «Роснефть».
Перед нефтяной отраслью России стоят важные и капиталоемкие задачи во всех секторах производства: освоение запасов новых регионов и шельфа России, использование не менее 95% попутного газа, модернизация нефтеперерабатывающих заводов. Помимо инвестиций, решение этих задач затруднено из-за отсутствия опыта технологий и производства необходимого оборудования и материалов. Международное сотрудничество в решении задач будет полезно для России, но только при выполнении ключевых условий привлечения иностранных инвестиций. Необходимо, чтобы иностранный партнер обеспечивал организацию проектного финансирования, передачу опыта управления крупными проектами, обеспечивал создание сервисной инфраструктуры на территории нашей страны, а также квалифицированный инжиниринг с передачей опыта российским подрядчикам. Помимо этого участие иностранных компаний в российских проектах нефтедобычи и строительства НПЗ должно открывать доступ к рынкам сбыта российской продукции с соответствующей премией на целевых рынках.
Далее я перейду к рассмотрению направлений международного сотрудничества компании «Роснефть» на примерах, которые нам наиболее близки. На сегодняшний день компания «Роснефть» обеспечивает пятую часть российской нефтедобычи, переработки и экспорта и вносит ощутимый вклад в развитие экономики России. За последние годы НК «Роснефть» трансформировалась в крупнейшую российскую нефтегазовую компанию за счет органического роста и за счет приобретения нефтегазовых и нефтеперерабатывающих активов во многих регионах России. Сегодня компания работает практически во всех нефте- и газоносных районах России: Западной и Восточной Сибири, на Дальнем Востоке, Северном Кавказе, Тимано-Печоре и Поволжье, на шельфах Черного, Азовского и Каспийского морей.
Компания «Роснефть» активно использует механизмы международного партнерства в реализации собственных проектов на территории России и за ее пределами. Среди партнеров компании такие ведущие мировые нефтегазовые компании как «ExxonMobil», «Conoco Philips», «ВР», «CNPC», «Sonatrach» и многие другие. Международное сотрудничество в первую очередь дает экономические преимущества компаниям-участникам, позволяет снизить риски при реализации сложных и капиталоемких проектов, обмениваться опытом и технологиями, обеспечивать гарантии производства, переработки и сбыта продукции. Кроме того, подобное сотрудничество способствует достижению баланса производителей и потребителей энергоресурсов и укреплению международных связей.
Теперь о конкретных международных проектах, которые осуществляются с участием компании «Роснефть». В Казахстане проект «Курмангазы». Компания участвует совместно с казахстанским партнером «КазМунайТениз» по освоению структуры Курмангазы, расположенной в казахстанской части шельфа Каспийского моря. Доля «Роснефти» в проекте составляет 25%, доля «КазМунайТениза» 50%. Собственник оставшихся 20% не определен, однако на этапе разведки «Роснефть» выполняет соответствующие обязательства и по этой доле. После открытия экономической рентабельности запасов углеводородов, Российская Федерация сможет воспользоваться аукционом на выкуп этой доли.
В рамках проекта на сегодняшний день пробурена 1 поисковая скважина, завершена интерпретация всех имеющихся геологических материалов. И в этом году планируется пробурить еще 1 поисковую скважину, и в случае ее успеха в этой контрактной территории будет открыто крупное нефтяное месторождение, ожидается открытие крупного нефтяного месторождения.
Другой участок в Казахстане – это Адайский блок, где «Роснефть» владеет 50% долей в проекте по разведке и разработке запасов Адайского блока. 50% принадлежат китайской компании «Sinopek», и этот проект реализуется в соответствии с соглашением о разделе продукции, заключенным с Казахстаном. В рамках проекта пробурены 42 поисковые скважины, выполнены сейсморазведочные работы 2D и 3D. В текущем году планируется завершить интерпретацию материалов и пробурить 1 поисковую скважину.
На шельфе Каспийского моря «Роснефть» владеет 37% в проекте освоения блоков 29-31 и 21-22 в Туркменском секторе шельфа Каспийского моря. Партнером по этому проекту является компания «Итера», которой принадлежит 37%, и «Зарубежнефть», которая владеет 26%. На текущий момент согласованы коммерческие условия проекта. В 2009 году запланирована подготовка текста договора о разделе продукции и согласование с туркменской стороной. Однако нельзя не отметить, что имеются трудности по реализации этого проекта, которые вызваны отсутствием полного взаимопонимания партнеров по проекту, а главное нерешенностью территориального вопроса по южным блокам 29-31.
В Алжире в сотрудничестве с Алжирской государственной компанией «Sonatrach» и российской компанией «Стройтрансгаз» мы осуществляем проект разработки блока «245-юг». На этапе геологоразведочных работ было сделано 3 коммерческих открытия: открыто 2 нефтяных и 1 газовое месторождение. В настоящее время оформлены все соответствующие документы и получено разрешение на эксплуатацию открытых нами месторождений.
Проекты в Латинской Америке развиваются во многом в соответствии с распоряжением заместителя председателя Правительства Российской Федерации Игоря Сечина, в соответствии с которым создан Национальный нефтяной консорциум. В состав консорциума сегодня входит «Роснефть», «ЛУКОЙЛ», «Газпром», «ТНК-ВР» и «Сургутнефтегаз». Консорциумом уже подписан меморандум о взаимопонимании по сотрудничеству с кубинской государственной компанией «Купет». Кроме того, ведется подготовка подписания меморандума о взаимопонимании с государственной аргентинской компанией «Нарзо».
Большое место в международных проектах занимает сотрудничество компании «Роснефть» с китайской компанией «CNPC». У нас с компанией «CNPC» 2 проекта, и в основе этих проектов лежит принцип взаимовыгодного сотрудничества и баланса интересов сторон. Это особенно важно, когда сотрудничество приобретает комплексный и долгосрочный характер, как это происходит на примере «Роснефть» и «CNPC». Баланс интересов сторон достигается путем создания на территории России и Китая совместных предприятий, имеющих зеркальную структуру собственности. На территории России контрольный пакет принадлежит нам, на территории Китая контрольный пакет принадлежит нашим партнерам.
Кроме того, предприятия развиваются на основе принципа согласованного продвижения практической работы по разным направлениям и обеспечения сопоставимой экономической эффективности проектов, соответствующей корпоративным стандартам обеих сторон. Эффективность такого подхода подтверждается тем, что принципиальные договоренности между компаниями были достигнуты всего год назад, а совместные предприятия уже приступили к реализации проектов. Так, совместное предприятие НК «Роснефть» и «CNPC» на территории Китая приступило к подготовке строительства нефтеперерабатывающего завода в городе Тяньцзинь. Мощность завода составит 15 000 000 тонн в год. Предполагается, что это НПЗ будет ориентирован на производство высококачественных топлив, соответствующих международным стандартам, которые будут реализовываться в северных районах Китая.
И в заключение необходимо отметить, что география присутствия российских нефтегазовых компаний за рубежом на сегодняшний день не так широка, как нам хотелось бы. Однако сегодня у нас есть приоритетные регионы в мире, можно их также назвать опорными точками, где следует расширять российское присутствие. Среди стран СНГ это в первую очередь Казахстан и Туркмения, в Латинской Америке Венесуэла, Бразилия, Аргентина и Куба, на Африканском континенте Алжир, Нигерия, Ангола, на Ближнем Востоке Катар, в Центральной и Юго-Восточной Азии Иран, Ирак, Вьетнам.
Очень важно подчеркнуть, что для выхода российских нефтегазовых компаний и успешной деятельности в этих странах необходима государственная поддержка в виде, во-первых, межправительственных договоренностей и межправительственных соглашений, предоставления государственных гарантий российских инвестиций, помощи компаниям со стороны наших государственных представительств в тех странах, где мы предполагаем работать. Существенную помощь в развитии промышленного сотрудничества также должна оказать информационная поддержка и развитие социокультурных связей между странами. Спасибо за внимание.
Ведущий. Большое спасибо, Александр Михайлович за, на мой взгляд, очень наглядную демонстрацию приоритетов, задач, целей энергетической политики России на примере деятельности компании «Роснефть». В завершающей части Вашего выступления прозвучала мысль о том, что на пространстве СНГ приоритетными для нас государствами должны быть Казахстан и Туркмения, так это или не так, я бы попросил прокомментировать Анатолия Андреевича Дроня, заместителя председателя исполкома, исполнительного секретаря Содружества независимых государств. Тема выступления понятна, это наше сотрудничество в сфере энергетики на пространстве СНГ. Прошу Вас.
Дронь. Уважаемые дамы и господа, я готовился в другом формате выступить перед министрами, и мне удалось это накоротке сделать. Программа несколько изменилась, как многое сегодня меняется в условиях серьезного кризиса. Он отразился, наверное, и на проведении этих мероприятий. Но тем более я с удовольствием воспользовался предоставленной возможностью, чтобы рассказать вам несколько слов об СНГ и о том, как мы боремся с кризисом и, безусловно, в привязке к теме, которую мы сегодня обсуждаем.
Действительно, наша встреча проходит в период, когда экономика наших государств Содружества в той или иной степени испытывает негативное влияние мирового финансово-экономического кризиса. Это накладывает отпечаток на проведение всей работы во всех сферах. Вы знаете о том, что проблемы в финансовой сфере, отток капитала, падение мировых цен на продукты, которые экспортируют преимущественно наши государства, они привели к резкому замедлению развития экономики стран СНГ и ускорению инфляционных процессов.
К сожалению, оправдываются прогнозы экономистов и наших стран, и международных о том, что и в этом году продолжится снижение темпов роста, что было и в прошлом году, а сейчас у нас уже идет падение темпов в развитии экономики. Наибольшее падение за 2 месяца текущего года зафиксировано в Украине, почти 33%, в Молдавии 26,3%, в Киргизии 25,1%, в России около 15%. В январе-феврале в среднем по странам Содружества снизился ВВП на 10%, производство промышленной продукции на 15%. Неприятно то, что в наших странах снизилось производство электроэнергии, во всех странах. В среднем, это 9% по Содружеству. И эту важнейшую отрасль экономики, как видите, кризис затронул.
Прогнозируется, что во второй половине года ситуация будет зависеть от мирового спроса и цен на нефть, металлы, зерно – важнейшие товары, которые мы экспортируем, соотношение курса основных мировых валют и валют стран СНГ и еще от ряда факторов. Безусловно, экономическое положение будет зависеть от того, какие меры принимаются в каждой из наших стран. Но актуальной представляется также задача объединения и координации антикризисных усилий на межгосударственном уровне.
Осенью прошлого года это признали главы государств, подробно обсуждая на своих заседаниях сложившуюся ситуацию. Я кратко проинформирую о том, что именно предпринимается в плане борьбы с негативными проявлениями кризиса. На основании предложений государств были подготовлены конкретные меры по преодолению негативных последствий кризиса. В декабре минувшего года они были рассмотрены Межгосударственным валютным комитетом, есть такая организация, и Экономическим советом СНГ, и направлены в государства и органы отраслевого сотрудничества для руководства в работе.
Для выработки согласованных предложений в этой части главами правительств было создано постоянно действующее совещание министров финансов. 31 марта этого года было проведено очередное такое совещание с привлечением министров экономики и руководителей Центральных банков наших государств. Наряду с антикризисными мерами министры также обсудили и поддержали предложение позиции Российской Федерации, с которой она участвовала 2 апреля в саммите «группы двадцати». Я думаю, вы интересуетесь и знаете результаты заседания «Двадцатки». Вопросы совместных действий обсуждались по инициативе Исполнительного комитета СНГ в феврале текущего года в Москве на форуме лидеров бизнеса стран Содружества. Более 300 представителей и государственных органов управления, и крупного бизнеса, и банкиры обсуждали те вопросы, которые всех в одинаковой степени волнуют.
Среди рекомендаций форума, их было много, я бы отметил такое: принять меры по созданию условий для расширения использования национальных валют государств-участников СНГ во взаиморасчетах по экспортно-импортным операциям. Или еще вопрос: предусмотреть повышение роли бизнес сообществ в разработке и реализации межгосударственных документов. Дело в том, что сегодня те документы, которые принимаются высшими органами Содружества, это Совет глав государств, глав правительств, Совет министров иностранных дел, Экономический совет, они разрабатываются, в основном, государственными чиновниками. И не всегда мнение бизнес сообществ, научных сообществ учитывается в тех документах, которые должны реализовываться. Видим, что иногда возникают проблемы. Поэтому нам правильно подсказывают: найдите формулу вовлечения тех людей, которые занимаются делом, в разработку таких документов.
Я еще хотел бы вам сказать о том, что 16 апреля, буквально через несколько дней в Казани пройдет представительный международный форум, называется он «Развитие инновационного пространства СНГ. Роль и место Торгово-промышленных палат стран Содружества». То мероприятие очень важное, интересное организовано Торгово-промышленной палатой Российской Федерации, Евгений Максимович Примаков возглавляет эту работу, и нашим Исполнительным комитетом СНГ. Реализуется целый ряд других мероприятий, безусловно, уточняются повестки дня и заседаний высших органов Содружества, я называл их, какие именно есть у нас в СНГ.
Таким образом, 22 мая текущего года в Астане состоится заседание Совета глав правительств, на котором среди многих вопросов экономической направленности выделяется рассмотрение и утверждение плана по реализации первого этапа экономической стратегии развития СНГ. Может быть, вы слышали о том, во всяком случае, на сайте Исполкома можно прочитать этот документ, в конце прошлого года в Кишиневе он был утвержден. Это программа экономического развития сотрудничества в СНГ. Я не имею возможность сейчас характеризовать детально, но может быть, несколько тезисов скажу.
Стратегия призвана обеспечить взаимодействие государств в экономической сфере, способствовать поиску взаимоприемлемых путей решения всего комплекса экономических проблем, созданию реальных условий для устойчивого развития экономик государств и их уверенного вхождения в мировое экономическое хозяйство. Цель ставится достаточно амбициозная, расписано, что и как нужно делать. Основой стратегии является положение о том, что развитие отношений между государствами в экономической сфере соответствует жизненно важным интересам каждого государства и не противоречит развитию отношений с третьими странами, очень важно.
В стратегии содержится вывод о том, что прямое вхождение отдельного государства в мировое хозяйство не принесет ожидаемых дивидендов, и мы видим на практике это, о завершении на пространстве СНГ формирования зоны свободной торговли, это важнейшее направление, восстановление эффективных кооперационных связей создаст реально действующий организационно-правовой механизм. И стратегия, и план по реализации, который будет утвержден на первый этап, разрабатывался представителями государств и отраслевыми советами, а только в экономической сфере таких советов более 40. И вопросы энергетики, сотрудничества в этой сфере там очень четко прописаны, потому что у нас есть такой Электроэнергетический совет, один из наиболее эффективно работающих.
Уважаемые участники заседания, эта работа, которая сейчас проводится, она является актуальной еще потому, что проходит в начале 2009 года, который объявлен в СНГ Годом энергетики. Не все об этом, может быть, слышали. И скажу о том, что у нас в Содружестве в последнее время установилась практика работы в формате 1 год – 1 проблема. Тогда внимание органов СНГ, соответствующих структур в государствах концентрируется на разработке одного из актуальных направлений сотрудничества. 2007 год был посвящен такой чувствительной для людей сфере как миграция. 2008 год был провозглашен годом транспорта. И я скажу, что огромная работа проведена и советами транспортными, их 4, и соответствующими структурами в государствах по созданию условий для улучшения, для нормального сотрудничества в сфере транспорта. И, кстати, наряду с Электроэнергетическим советом транспортники, Совет по железнодорожному транспорту, ведь участвуют, не все об этом знают, не только страны СНГ, но и страны Прибалтики. Болгария, Финляндия и целый ряд других стран, они активно участвуют, хотят вместе работать.
2009 год по предложению Киргизской Республики, Республики Казахстан главами государств ключевой сферой взаимодействия, как я уже сказал, определено сотрудничество в области энергетики. С одной стороны, это признание важнейшей роли энергетики в экономике наших государств, с другой, понимание необходимости концентрации совместных усилий на решение проблем, а их, к сожалению, и в этой сфере у нас очень много. Об этом во время круглого стола говорили специалисты. Я бы хотел только 1 пример.
Несмотря на уникальность ситуации, фактическое существование на постсоветском пространстве созданной ранее единой электроэнергетической системы, объемы экспорта, импорта сейчас составляют порядка 6% от внутреннего потребления электроэнергии. Объемы притоков за годы независимости наших стран уменьшились в 3 раза. Сегодня Евгений Семенович Мишук, председатель Исполкома Электроэнергетического совета, подробно рассказывал, проблемы есть и очень много.
Я напомню о том, что, по поручению руководства наших стран, рабочая группа, состоящая из заместителей министров энергетики всех стран СНГ, которую возглавляет заместитель министра энергетики Российской Федерации, Вячеслав Юрьевич Синюгин, выступавший сегодня здесь, занимается выработкой концепции сотрудничества государств в сфере энергетики на период до 2020 года на основе базовых принципов и норм мирового права. Я думаю, что в этом документе с учетом большого опыта, который энергетики наши имеют, можно заложить те проблемы, те вопросы сотрудничества, на которых даст наибольший эффект.
Включились активно сейчас в эту работу и представители Казахстана, Российской Федерации, Институт энергетических исследований Российской Академии Наук занимается. В этом году мы должны представить на утверждение Совета глав правительств такой детальный документ. Предполагается, что концепция будет служить основой для разработки международных договоров, других правовых документов, а также межгосударственных программ государств-участников СНГ в энергетической сфере. Но нужно и сегодня признать, что благодаря активной работе Электроэнергетического совета, возглавляет его Сергей Иванович Шматко, мы имеем достаточно солидную базу, но, как я уже говорил, работать есть над чем.
Я не только об электроэнергетике, два слова, поскольку это по теме нашего круглого стола, хотел бы сказать о том, что в настоящее время по предложениям ряда государств мы пытаемся реформировать работу Совета по нефти и газу. До 2003 года такой орган активно работал в СНГ, но в последнее время угас. Мы сегодня, я интересовался мнением министров на эту тему, высказывается предложение отдельными государствами, что нужно возобновить его работу.
Государства-участники СНГ приступили к разработке соответствующей программы взаимодействия по развитию атомной энергетики. На заседании комиссии государств-участников СНГ по использованию атомной энергии в мирных целях, такая комиссия есть, в марте были рассмотрены проект рамочной программы сотрудничества, «Атом СНГ» называется, и ряда других документов, они готовятся к утверждению в установленном порядке.
Нуждается в совместной разработке проблема оптимизации использования топливно-энергетических ресурсов, взаимодействие в области повышения энергоэффективности и энергосбережения с учетом мирового опыта. Я думаю, вы имеете отношение к энергетике, энергосбережению, понимаете, сколько у нас проблем здесь и сколько предстоит работы. Исполнительный комитет СНГ обратился в Минэнерго России с просьбой о включении в план НИОКР на 2009 год разработку соответствующих программ.
Очень важной работой, на мой взгляд, является разработка прогноза производства и потребления энергоресурсов государств-участников СНГ на период до 2020 года. Слышали, наверное, все молодые люди о том, что в Советском Союзе был Госплан, который все знал, все планировал, все раскладывал. В последнее время каждый сам по себе. Сейчас мы занялись такой работой, при помощи государств, ученых наших мы составляем прогноз производства, потребления. Подготовленные материалы, кстати, первая стадия уже рассмотрена Экономическим советом СНГ, получили одобрение. На основе прогноза предполагается подготовить программу развития производства и потребления электроэнергии, ведь мы сотрудничаем, мы вместе живем здесь. И нужно таким образом производить любую продукцию и электроэнергию, чтобы выгодно это было и каждому и в целом. Вот это искусство, мы пытаемся сейчас вместе с государствами этим и заниматься.
Нужно сбалансировать экспортные потоки, как на запад, так и на восток. А сегодня пока, к сожалению, согласованности здесь нет. Это должно послужить базой определения долговременных взаимных интересов государств в энергетической сфере. Я скажу, сейчас все уже заинтересовались, и даже Туркменистан, который в качестве наблюдателя участвует в СНГ, попросил дать такой материал, чтобы видеть, что происходит и за пределами этой богатой на энергоресурсы страны. Мы надеемся, что разработка этих других направлений, конкретные меры будут представлены в той концепции, которая разрабатывается, я об этом говорил. Безусловно, документы будут разработаны.
Но я вижу по вашим лицам, некоторые участники улыбаются. Да, есть проблемы в выполнении того, что мы принимаем. Законодательная база уже неплохая, мы работаем далее, но, к сожалению, есть проблемы. И я поделюсь своими мыслями о том, что при подписании документов на высоком уровне появляются оговорки государств, которые не приемлют понятия общие рынки, общие пространства, унификация и т.п. Ряд стран отдельные документы вообще не подписывает. Я проанализировал все, что было по энергетике у нас за последние 3 года. Из 12 стран-участников СНГ 7, не больше, стран подписывают соответствующие соглашения межгосударственные. Естественно, как вы понимаете, говорить об эффективности совместной работы по тому, или иному направлению очень трудно.
Иногда упрекают главы государств, почему неэффективно работаем. Потому что есть проблемы, в первую очередь, здесь политические. Хотя я должен сказать о том, что государства имеют право на такой подход в соответствии с концепцией, есть у нас, развития СНГ. Я процитирую, действует у нас порядок, когда в Содружестве реализуются разноуровневые и разноформатные модели взаимодействия, учитывающие специфику национальных интересов и внешнеполитического курса государства. Но говорить о достижении эффекта, особенно в экономике, от совместной деятельности при разнобое, который сегодня есть, безусловно, трудно. И все больше участников этого процесса это понимает. И я регулярно выступаю и перед министрами на заседаниях наших советов и вижу, что понимание к этому приходит.
И таким образом, я также пришел к пониманию, что я завершаю. И я хотел бы пожелать вам успехов в проведении сегодняшнего мероприятия и успехов в вашей повседневной работе и учебе. Спасибо.
Ведущий. Спасибо, Анатолий Андреевич, и за доклад, и за внимание к регламенту. Я хотел бы попросить следующим взять слово Александра Николаевича Вылегжанина, заведующего кафедрой международного права университета, доктора юридических наук, профессора. «Международно-правовые вопросы обеспечения энергетической безопасности», если я правильно понимаю тему Вашего выступления. Прошу Вас.
Вылегжанин. Правильно. Уважаемый Константин Иосифович, уважаемый Валерий Иванович, надо сказать, что начну с поздравления президиума. Мне кажется, форум состоялся. Уже первая сессия это показала: содержательное обсуждение, важные темы. Причем с точки зрения перспектив видения развития энергетики, конечно, академические ученые таких знаний до студенческой аудитории не донесут. Но как ученый я не могу пропустить ошибки в терминологическом аппарате, которые министры допускают или заместители руководителя, потому что это было бы неэтично по отношению к аспирантам, которые здесь сидят, или к студентам. Буквально 2 таких предложения.
Конечно, в политико-правовых документах мы не используем термин «развал СССР», мы говорим все-таки о распаде СССР или о прекращении действия договора об образовании СССР. Мы не говорим о континентальном шельфе Каспия, потому что такого понятия нет юридически. Есть дно Каспийского моря, и статус дна Каспийского моря резко отличается от статуса института континентального шельфа. Это, конечно, совершенно разные правовые режимы. И мы также, наверное, не говорим о мировом праве, есть национальное право и международное право. Никаких мировых прав нет. За исключением этих шероховатостей, таких, может быть, крупных, все остальное мне очень-очень понравилось в выступлениях руководителей и бизнес структур, и министерств. И я еще раз подчеркиваю, что это успех для конференции.
Я бы в позитивном плане выделил несколько уже ранее поставленных международно-правовых вопросов. Первое – об усилении сотрудничества в управлении водными ресурсами для целей энергетики. Это очень важный позыв, я считаю. И действительно, в период действия СССР многие национальные реки, на которых находятся гидростанции, ведь были национальными реками, а после прекращения договора об образовании СССР, конечно же, это стали транснациональные реки, трансграничные реки. Коли это так, то востребованы международно-правовые механизмы управления этими водными ресурсами, между тем, как раз на постсоветском пространстве создание такие международно-правовых механизмов, совершенно очевидно, задержано. И это абсолютно правильно, что этот вопрос был сегодня поставлен.
В этой связи хотел бы не в порядке рекламы Московского института международных отношений, хотя мы все как патриоты этим занимаемся, но все-таки обратить внимание на такую книгу, которая в МГИМО издана, это «Управление водными ресурсами России. Международно-правовые законодательные механизмы», Москва, 2008 год, где в теоретическом плане исследована как раз проблематика Европейского Союза, других государств, которые столкнулись с созданием международно-правовых механизмов. И думаю, что в теоретическом плане этот материал может быть полезным при решении этих энергетических вопросов.
Также я бы сказал, что может быть, пошире взглянуть на этот вопрос. То есть, говорить не только об использовании трансграничных водных объектов для целей энергетики, а говорить именно о создании международно-правовых основ управления водными ресурсами, что больше соответствует современному передовому опыту. Может быть, даже поговорить о рамочной конвенции о рациональном управлении водными ресурсами на постсоветском пространстве.
Вторая мысль была высказана о том, что необходимо соблюдать договорную дисциплину, дисциплину, когда заключаются контракты между операторами в сфере энергетики. Абсолютно солидаризируюсь с этой идеей, думаю, может быть, опять пошире посмотреть, поговорить о концепции гармонизации энергетического законодательства. Причем хочу подчеркнуть, что звучало в выступлении последнего оратора, это действительно непростой вопрос, когда энергетики тоже работают в реальном политическом поле. И, может быть, на первом этапе речь идет не о создании юридически обязывающего документа вроде межправительственного соглашения, а действительно идти по пути Европейского Союза, создавать такое soft law, то есть, мягкое право, какие-то концепции, какие-то рабочие документы, типовые законы, которые со временем, с апробацией могут и обрести уже характер международного договора.
Третья мысль – это о дальней перспективе создания правовых механизмов совместимости энергосистем СНГ и Европейского Союза. Но должен сказать, что с точки зрения долговременной перспективы это, несомненно, позитивное направление. Следующий вопрос, о трансграничной торговле энергоносителями. И здесь очень важен переход от двусторонней к региональной основе. Причем надо, чтобы эти механизмы состыковывались с универсальной международно-правовой базой. В противном случае, они вряд ли будут перспективными.
Была высказана также интересная идея о совершенствовании международных институциональных механизмов в сфере энергетики. Я абсолютно это поддерживаю, только единственно хотел бы отметить, что у нас этот тезис иногда понимается в плане размножения бюрократического аппарата, который и так иногда достаточно раздут. И мне кажется, нужно акцент сделать именно на качественное изменение действующих институциональных механизмов, а не создание новых и т.д. и т.д.
Есть еще вопрос, связанный с атомной энергетикой, пример России и Казахстана, интерес Украины к этому сотрудничеству. Должен сказать, что это в любом случае такие механизмы должны быть вписаны в общие тенденции развития международного атомного права. Это несомненно, но то, что региональные механизмы сегодня иногда более действенные, чем универсальные, это уже достаточно замечено.
И последний вопрос, на котором я хотел бы остановиться, он немножко самостоятельный, специально не отмечен сегодня. Дело в том, что в энергетической стратегии не только России, но и любого государства-члена СНГ, нельзя не учитывать вопрос о новом значении арктической энергетики в контексте глобального потепления. То, что недра Арктики являются объектом и национального и международного права, это все знают. Естественно, научные данные о таянии льдов в Северном Ледовитом океане, они разнятся, начиная от того, что центральная часть, высокоширотная часть Арктики, быстро-быстро толщина льдов уменьшается, и, кончая наоборот, совершенно противоположными данными о том, что толщина льдов на Северном полюсе резко возросла в 2008-2009 году.
Но, каковы бы ни были естественнонаучные данные, мой опыт участия в 2-х международных конференциях, в этом году, одна в Кембридже в январе 2008 года, и в марте, в Германии, показывает, что сегодня после того, как экологизация международного правосознания стала реальностью, после того, как проявились только первые данные о новых транспортных возможностях Северного Ледовитого океана, резко возрос интерес самых даже экзотических стран, достаточно удаленных, Монако проводило международную конференцию по Арктике, к этому региону. И, конечно, не учитывать этот фактор, я думаю, неправильно.
Причем совершенно правы те, которые понимают, что концепцию нового правового режима в Арктике лучше продумать сейчас, пока еще реально ничего не изменилось, чем потом, когда уже действительно начнут работать 3 мощных ледокола, которые строят Соединенные Штаты, начнут работать мощные платформы, которые делают у нас в Европейском Союзе, тогда уже может быть поздно, и тогда это будет конфликтно. Поэтому думаю, что если вы посмотрите на карту, которая перед вами, перед вами как раз бесспорный район 200мильной исключительной экономической зоны и в центральной части район, который находится за пределами 200мильных зон. И абсолютно нет ни у кого сейчас сомнения в том, что касается первой части, то есть, водной толщи и льдов, то этот район открытого моря, соответственно, это международный район.
Если транспортное значение этого района действительно будет в практическом плане востребовано, то Россия заинтересована в том, чтобы этот транспортный ресурс использовался, прежде всего, государствами-членами СНГ, постсоветским пространством. Это вполне нормально. В том, что касается водной толщи и транспортной составляющей, здесь вопроса нет.
Все сложности начинаются по вопросу о том, что есть недра Арктики. И каково будет значение, если действительно эти энергетические ресурсы будут доступны? То, что этот вопрос очень жгучий, показывает то, что 3 последних документа по времени, я ссылаюсь на директиву президента Соединенных Штатов Америки от 9 января этого года, она так и называется «Арктический регион и политика США». Я ссылаюсь на сообщение европейской комиссии органам Европейского Союза, это осенью прошлого года, она тоже называлась «Европейский Союз и арктический регион». До этого есть документ Европарламента об управлении Арктикой. И, наконец, я ссылаюсь на основы арктической политики нашей страны, она была утверждена Президентом Российской Федерации осенью, но опубликована только 30 марта этого года, 27-го на сайте, 30-го в «Российской газете». Все эти документы ориентируют на учет Арктики как объекта большой энергетической и вообще природно-ресурсной политики, и ни в коем случае нам этот момент не стоит не учитывать.
Если вы посмотрите на карту, которая перед вами находится, то вы видите подход, который в свое время был предложен датскими юристами о делимитации дня Северного Ледовитого океана по равноотстоящей срединной линии. Тогда получается, как вы видите, с точки зрения Дании, а Дании принадлежит самый большой остров Гренландия, вот он. И в этом случае Северный полюс остается датским. Но самое главное, мы от этого ничего не теряем, потому что по сравнению с разграничением каким-то иным, где-то секторальным, что-то мы приобретаем, а что-то теряем. Поэтому общая площадь при этом российского континентального шельфа в Северном Ледовитом океане не уменьшается.
Если же посмотреть на традиционное, предлагаемое в канадской доктрине международного права, и эта схема воспроизведена из канадского курса международного права, только что изданного. Канадский подход, с 1926 года это и подход Советского Союза был, то, как вы видите, секторальное разграничение дна. Есть авторы у нас, которые считают, что это несправедливо и неприменимо, поскольку секторальное разграничение упоминало только об островах и землях. А земли они считают тоже островами. А другие авторы, ссылаясь на канадские работы, говорят, что земли – это и подводные и подледные земли, и поэтому термин земли применим и к шельфу.
Я хотел бы обратить внимание на два момента. Две линии меридиональные установлены международными договорами: это вот эта линия, конвенция 1825 года между, тогда еще Аляска принадлежала Российской империи, а Канада была доминионом Великобритании. А вот эта линия обозначает границы по конвенции 1867 года между Российской Империей и Соединенными Штатами об уступке Аляски. Эти две линии уже обозначены двумя международными договорами. Международные договоры эти действующие. Что касается двух других линий меридиональных, эта линия и та линия, которой обозначена Канада, это действительно линии, которые обозначены национальным законодательством. Впервые обозначила Канада на основе законодательства 1925 года, а через год обозначил Советский Союз на основе известного постановления Президиума 1926 года.
Вот здесь, как раз на этой схеме показан современный подход Канады к делимитации континентального шельфа, вместе с тем, в выступлении руководителя правового департамента МИД Канады четко сказано, что Канада не хотела бы, чтобы ее понимали в том смысле, что она распространяет секторальную теорию на шельф. Канада подходит гибко, она исходит из сочетания обычного права, которое зиждется на секторальном подходе, и договорного права.
Это официальные карты Канады, из которых секторальная линия присутствует, и Канада не собирается менять свое законодательство, основывающееся на секторном разграничении.
Вот эта схема показывает, что в центральной части Северного Ледовитого океана уже были проведены некоторые бурения. И строго говоря, получается так, что не всегда эти бурения согласовывались с арктическими прибрежными государствами, что свидетельствует о том, что либо тот, кто проводил бурение, считает, что это уже не является шельфом арктического государства, либо он исходит из того, что это согласие резюмируется.
Я хотел бы сказать, что теперь, когда мы ознакомились с некоторыми подходами, Европейский Союз в своем сообщении, о котором я упомянул, четко выступает за то, что статус Северного Ледовитого океана должен определяться на основе конвенции 1982 года. В чем отличие этой конвенции? В том, что любое государство-участник должно самоограничить свой шельф в соответствии с теми критериями, которые установлены в конвенции, то есть, 200 миль, 350 миль или иные, их достаточно много. А все, что относится за пределами 200 миль, необходимо доказывать через механизм, созданный конвенцией 1982 года, то есть, через комиссию по границам континентального шельфа. Такова позиция Европейского Союза. Европейский Союз, понятно, почему, потому что только одно из 5 арктических государств, именно Дания является членом ЕС. Кроме того, у Европейского Союза крупные проблемы с Гренландией, поскольку Гренландия не согласна с тем, чтобы европейское законодательство применялось непосредственно в Гренландии. И поэтому другого выхода нет.
Если взять документ Соединенных Штатов, президентскую директиву от 9 января этого года, то там, напротив, акцент сделан не на конвенцию 1982 года, а на international customary law as it recognized in the United States, международное обычное право, как оно признается Соединенными Штатами Америки. Это очень примечательно, и, видимо, это нельзя забывать. Хотя много разговоров, что сейчас новый президент обязательно ратифицирует конвенцию и т.д. Но дело в том, что в свое время Билл Клинтон, в 1995 году уже направлял конвенцию на ратификацию в американский Сенат, и Сенат дружно отказал Клинтону в ратификации. Причем читая материалы Сената Соединенных Штатов, понимаешь, насколько глубинные интересы американских компаний против этой конвенции, против ограничения.
И если вы взглянете на те схемы, мы их убрали, сейчас мы просто напомним, то вы помните, что шельф Соединенных Штатов, он же только от Аляски, это достаточно ограниченный. И если еще и урезать по конвенции 82 года, так там вообще ничего не останется. Соответственно, идея Соединенных Штатов заключается в том, что даже если в случае самого лучшего для них секторального разграничения, которое уже обеспечено 2-мя конвенциями 1825 и 1867 года, вы видите даже, что в случае вот такого секторального разграничения, все равно это относительно мало. А откройте предыдущий, где 200мильная только зона.
А если посмотрите здесь, то присмотритесь, что получается. Представьте, этой границы нет, поскольку это только поверхлежащие воды, 200мильная зона. Все государства самоограничили как-то свой шельф, тогда Соединенные Штаты, не будучи участниками конвенции 1982 года, получают на основе конвенции о континентальном шельфе и конвенции об открытом море доступ к участку ко всему району на основе концепции дна открытого моря. Они же не участники конвенции 1982 года. Другими словами, расчет Соединенных Штатов очень сильный.
И это можно было бы отнести к бреду академических профессоров, которые сидят и читают книжки и чего-то придумывают, если бы не официальное письмо в 2006 году на имя президента Путина и на имя всех руководителей арктических государств со стороны американского консорциума, где уведомлялось, прошу запомнить, не просили что-то, а уведомляли, что американский консорциум в соответствии с законодательством Соединенных Штатов Америки, конкретно сослались на закон Соединенных Штатов 1980 года о глубоководных минеральных ресурсах, уведомляем вас, что мы первые застолбили этот участок весь, и это теперь наш участок, и мы будем разрабатывать там энергетические ресурсы. Кстати, какая-то ссылка была на министра Христенко там вскользь, что мы уведомили его тоже заодно. То есть, я хочу сказать, что это достаточно такой серьезный энергетический фактор, который…
И вот теперь мы возвращаемся к разгоревшейся у нас дискуссии в нашей прессе, наверное, уже кто-то успел прочитать, я сошлюсь на несколько изданий. Это материалы Морской коллегии Совета Федерации 2005 года под редакцией председателя морской комиссии адмирала Попова, это «Военно-морской сборник» № 3 этого года и «Московский журнал международного права», где как раз критиковалась наша заявка. Смысл критики заключается в том, что напрасно Российская Федерации самоограничила свой шельф по статье 76 конвенции 1982 года, потому что возникает вопрос, могут американцы здесь сейчас бурить или не могут. Поскольку это уже не наш шельф, то по американскому закону, они теперь уже могут бурить. Спасибо за внимание.
Ведущий. Большое спасибо, Александр Николаевич, за столь блестящую лекцию, которая находится на стыке международного права и энергетической дипломатии. И последний у нас выступающий в рамках нынешней сессии, я прошу у всех немножечко мужества, терпения и выдержки, Руслан Заурбекович Никколов, вице-президент «ТНК-ВР» по экономике и исследованиям рынка и взаимодействию с инвесторами. Прошу.
Никколов. Спасибо, Константин Иосифович, спасибо, Валерий Иванович, спасибо всем, кто остался. Я, пользуясь цитатой из Генриха VIII, он всем своим женам говорил: «Я Вас не задержу». Следующая из Владимира Владимировича Путина цитата, он не к жене обращался, а к партнерам по международному сотрудничеству, говоря, что «поскольку энергетика стала глобальной, энергетическая безопасность сегодня неделима. И наше общее будущее в области энергетики подразумевает общую ответственность, общие риски и выгоды».
На самом деле, предыдущие выступающие, в частности Александр Михайлович Кузнецов, во многом уже коснулись тех вещей, о которых я скажу. Но, по ситуации в мире вы, наверное, все помните прекрасно ценовой пик на энергоносители, достигнутый в июле прошлого года. За несколько лет, предшествующих финансовому кризису, мировая экономика активно развивалась, и росло потребление энергоресурсов. И если мы вспомним график, который у Александра Михайловича присутствовал, перед глобальными рецессиями середины 70х годов, 1979 года и 2009 года наблюдались ценовые пики на рынке энергоресурсов. Видимо, существуют все-таки между этими явлениями взаимосвязь. Пик, вообще достигнутый за всю историю, который был в середине июля прошлого, он как раз предварял начало серьезного спада в мировой экономике, который последовал за этим.
Что было причиной высоких цен на нефть? Понятно, что был недостаток добывающих мощностей, поскольку инвестиции не были осуществлены в должном объеме в 90е годы из-за гораздо более низких цен, недостаток перерабатывающих мощностей, также из-за недоинвестирования. В Штатах последний «Greenfield license», лицензия «Greenfield» на строительство НПЗ была выдана, по-моему, в конце 70х годов. Структура нефтепереработки тоже была перекошена очень сильно, не хватало мощностей глубокой нефтепереработки, что, в свою очередь, вызвало повышенный спрос на легкую нефть, низкосернистую, которая могла бы быть переработана на существующих низкоэффективных мощностях. А также очень высокие риски над землей идеологического характера, а именно риски инфраструктурные, политические, юридические и т.д. И заметить нужно, что спрос в основном шел от стран развивающихся экономик и от стран БРИК. Ели вы вернетесь к предыдущему слайду, видно на правом графике, как цена на нефть практически зеркально отражает рост спроса в странах БРИК, это Бразилия, Россия, Индия и Китай.
4 фактора, которые определяли мировой спрос и его рост, это рост ВВП – сейчас он впервые за многие десятилетия практически с конца Второй Мировой войны в глобальном масштабе сменился на отрицательный – рост населения, к сожалению, не в нашей стране, сильные технологические прорывы и озабоченность факторами охраны окружающей среды. Как можно видеть из этого слайда, баланс достаточно тонкий. Там, где мы наблюдаем синие цифры, это означает, что получается нетто-прирост производства над динамикой потребления. На Ближнем Востоке наблюдался, в Северной Америке. А в таких регионах как Азиатско-Тихоокеанский, Китай и в России, когда наметилось некоторое снижение производства нефти, мы видим превышение спроса. Оно как раз компенсировалось падением спроса и ростом добычи в других регионах мира.
Баланс действительно очень тонкий, и его качнуть в одну или другую сторону не составляло труда. Естественно, роль спекулятивных участников рынка при таком балансе возрастает очень сильно. И я вчера буквально встречался с главным экономистом «ВР», он вообще считает, что цены на нефть в мировом масштабе едва ли определяются долгосрочными тенденциями издержек. Он говорит, что издержки следуют за ценами на нефть. И мне сложно с ним не согласиться, учитывая предыдущий опыт, поскольку мы видим вначале серьезное колебание цены на нефть, а потом серьезные игроки идут и разрабатывают битуминозные пески в Канаде или арктический шельф, как у предыдущего выступающего вы видели, уже тоже на повестке дня был. Сейчас картина меняется, так что, может быть, какое-то время будет затишье на этом рынке.
Мне кажется, и я здесь не одинок, в этом мнении, что все-таки хоть нефть и газ являются невозобновляемыми ресурсами, их запасы в ближайшее время не закончатся. Существует масса исследований, которые говорят о том, что в течение ближайшего десятилетия при достаточных инвестиционных ресурсах добыча может увеличиваться на четверть. Но обнаружение и разработка запасов становятся все более сложной задачей, поскольку они сконцентрированы в регионах, которые характеризуются высокими политическими рисками и расположены зачастую в местах, далеких от основных рынков сбыта.
Естественно, краеугольным камнем энергетической безопасности считается, и всегда считалось разнообразие источников поставок энергоресурсов. Если мы вспомним большого друга нашего государства Уинстона Черчилля, он в свое время знаменито сказал, что в вопросах нефти безопасность определяется разнообразием и только разнообразием. Любил разнообразие человек, хотя в сигарах и в коньяке не очень. Но был прав. Разнообразие не только со стороны поставок, но и со стороны маршрутов доставки, которая служит критерием безопасности для поставщиков. Как Станислав Евгеньевич пытался в этом убедить. Я думаю, что самоочевидный случай. Разнообразие маршрутов доставки энергоносителей к рынкам, оно также служит элементом безопасности.
Все это нас подводит к мысли о том, что сегодня необходима архитектура глобальной энергетической безопасности, несколько более продвинутая, чем безопасность поставок только лишь. Безопасность спроса также является обратной стороной этого уравнения, поэтому для стран-поставщиков энергоресурсов необходимо понимать, какой уровень спроса по адекватным ценам существует в мире. И это нужно для поддержания долгосрочных инвестиций, обеспечения приемлемой доходности от этих инвестиций и удовлетворения фискальных интересов добывающих стран. Такой устойчивый доступ к традиционным источникам энергии, экономия и консервация энергии, а также развитие альтернативных источников энергии, они должны стать краеугольными камнями этой архитектуры.
О роли России я не буду останавливаться здесь, поскольку Александр Михайлович очень подробно ее осветил. Эта роль возрастает. Могу сказать, что стабильные поставки энергоносителей в Европе Россия осуществляет на протяжении уже 50 лет и теперь выходит на новые рынки со строительством терминалов сжиженного природного газа в Сахалине. Мы начинаем осваивать рынки Тихоокеанского региона даже в газовой сфере, поэтому роль России как глобального игрока, она будет только лишь расти.
Но для того, чтобы этой ролью в полной мере воспользоваться, нашей стране необходимо решить в энергетическом секторе целый ряд задач. Естественно, необходимо начинать инвестировать в новую добычу. Новые нефтегазоносные провинции, например, Восточная Сибирь, арктический шельф, Дальний Восток, учитывая, какой период разработки обычно занимают эти проекты, 7-10 лет, а особенно проекты, связанные с удаленностью и строительством серьезной инфраструктуры доставки, то они должны реализовываться уже сейчас. Казалось бы, не самое лучшее время, когда финансы ограничены, кризис бушует, цены на нефть низкие, но об этом думать нужно сегодня.
Доступ к новым рынкам России необходим действительно для того, чтобы стать по-настоящему глобальным игроком в энергетической сфере и иметь возможность диверсифицировать свой выбор, как раз то, о чем господин Черчилль говорил с точки зрения потребителя. Инфраструктуру мы уже коснулись, естественно, новые коридоры к Тихоокеанскому региону необходимы.
И по отношению к Европе вполне оправдана диверсификация коридоров доставки. Интересный момент, например, строительство Балтийской трубопроводной системы, второго ее этапа, оно позволит снять зависимость от диктата цен потребителей, сидящих сегодня на нефтепроводе «Дружба», которые фактически пользуются безальтернативностью этого маршрута для российских экспортеров нефти, и в результате мы имеем продажи с очень серьезным дисконтом для этих потребителей. Этого можно избежать, и это, на наш взгляд, окупает строительство Балтийской трубопроводной системы, что бы ни говорили о ее политической подоплеке. Это не так, мы видим экономический смысл в этом.
Естественные инвестиции в резервные мощности тоже полезная очень вещь, потому что рынкам необходима уверенность в том, что поставки не будут прерваны даже в случае неблагоприятных условий, террористических актов и т.д. А сегодня речь об этом заходит и с точки зрения сотрудничества России со странами-экспортерами нефти, ОПЕК, для того чтобы Россия могла каким-то конкретным образом выполнять обещания по ограничению поставки на мировой рынок каких-то долей энергоносителей. Здесь резервные мощности, как в хранилище, так и в производстве нефти могли бы быть таким эффективным инструментом.
Инвестиции в технологии, тут даже не стоит пояснять. Кадры и развитие специалистов в отрасли, здесь у России традиция очень длительная, которая сейчас, к сожалению, утрачивается. Очень хорошо, что существуют люди-энтузиасты этого дела. МИЭП, кстати, один из достаточно ярких примеров, когда в отрасль идут с интересом молодые специалисты, которые составят будущее этой индустрии в стране. Естественно, консервация энергии тоже важнейшая тема и развитие альтернативных источников.
Особо хочется упомянуть инвестиционный климат как важнейшее слагаемое энергетической безопасности. Одно у меня было замечание к презентации «Роснефти», которая достаточно подробно говорила о том, где и как международные партнеры могли бы участвовать в совместных проектах. Ограничение срока участия иностранного партнера только лишь периодом окупаемости проекта делает его участие практически сервисным контрактом, что? на взгляд многих участников, будет недостаточно интересным и недостаточно привлекательным. Поэтому я бы категорично такие заявления не делал и пытался бы все-таки играть по всей палитре красок в сотрудничестве.
Взаимность – это важнейший элемент энергетической системы безопасности, поскольку существует функциональная взаимозависимость между поставщиками и потребителями. Прозрачность необходима, хотя если вы посмотрите на то, как играет Саудовская Аравия как крупнейший поставщик нефти на мировой рынок, мы очень мало знаем и о ресурсах Саудовской Аравии, и о функционировании их государственного нефтепроизводителя. И это неслучайно, потому что они хотят хранить некие секреты для того, чтобы держать карты у себя. Но если мы говорим о какой-то глобальной архитектуре, то здесь прозрачность необходима, и я думаю, тут на уступки должны идти все. И обоюдный доступ к рынкам, и открытость для инвестиций.
Можно сказать, что совсем недавно казалось, что роль и участие глобальных международных компаний в разработке энергоресурсов снижается, и такой тренд будет перманентным, поскольку финансовых ресурсов у государственных компаний хватало, а технологии ушли от глобальных нефтедобывающих компаний к сервисным. Сегодня, возможно, мы наблюдаем реверс этого тренда, поэтому я бы не списывал таких глобальных игроков, как нашего партнера «ВР» со счетов. Им еще предстоит сыграть важную роль в развитии мировой энергосистемы.
Хотелось бы сказать, что у частного сектора существует помимо инициативы, помимо гибкости целый ряд преимуществ. Сегодня, в основном, опыт глубоководной добычи сконцентрирован у глобальных частных игроков, навыки по вторичному и третичному извлечению углеводородов, лучшие технологии сжижения природного газа, конвертация в газы производственной жидкости и т.д. и добычей нетрадиционных сортов нефти, битуминозных песков. Все это можно было бы привлечь в игру.
На чем может зиждиться частно-государственное партнерство. Я думаю, что здесь во многом посыл к самим международным партнерам и к частным компаниям, что они должны глубоко понимать потребности и предпочтения владельца ресурсов и понимать собственные интересы и собственные возможности для того, чтобы дифференцированно и тонко отдавать адаптированное коммерческое предложение и выгодно использовать свои сильные стороны.
Они должны быть готовы вести обсуждение по всему набору активов, которые они имеют, а не только конкретно концентрироваться на каких-то узких местах, должны проявлять и географическую рыночную гибкость, должны быть готовы предоставлять доступ к своим рынкам партнерам, с которыми они хотят разрабатывать их рынки. Должны использовать максимально местные ресурсы, и это аргумент, который мы должны постоянно приводить к нашим международным партнерам, это крайне необходимая вещь. Естественно, обеспечивать высокие стандарты охраны природы, охраны труда, безопасности. Здесь многие международные компании имеют лидирующую роль, но то, что было с разработками сахалинского проекта, иллюстрация, что это может играть и в другую сторону. Поэтому надо об этом и не забывать.
И естественно, со стороны государств, которые принимают международный капитал, необходимы ясные и четкие правила игры, которые должны стимулировать повышение эффективности производства и конкуренции. Без подобных правил необходимые инвестиции не появятся.
И последний слайд. Обо всем об этом мы уже упомянули. Путина, Черчилля, Генриха VIII процитировали, так что благодарю за внимание.
Ведущий. Большое спасибо, Руслан Заурбекович. Я отношу ваши бурные аплодисменты ко всем сегодняшним ораторам, которых я от вашего имени хотел бы поблагодарить.
Уважаемые участники круглого стола, я хотел бы поприветствовать всех наиболее стойких наших участников круглого стола. Мы с вами переходим к завершающей сессии «Формирование новых международно-правовых механизмов обеспечения глобальной энергетической безопасности». И я хотел предоставить первое слово представителю Института проблем естественных монополий Исаину Николаю Владимировичу. Тема его выступления «Проблемы влияния России на динамику мировых цен на нефть».
Исаин. Спасибо большое. Я знаю, что все устали, поэтому постараюсь покороче, но чтобы было интересно всем. Россия в течение более чем 120 лет занимает одно из лидирующих мест среди нефтедобывающих стран мира. Однако в силу ограниченности рынка сбыта, а также специфической отраслевой структуры, влияние России на динамику мировых цен остается неадекватно низким по сравнению с ее долей в мировой торговле.
При сравнительной оценке изменения стоимости нефти российского экспорта и нефтедобычи, корреляции за рассматриваемый период, в данном случае с 2001 по 2008 год, не наблюдается. И это закономерно, так как на мировом нефтерынке важную роль играет не только объем экспорта и добычи нефти того или иного государства, но и возможность гибко регулировать эти параметры с учетом мирового потребления. Важно добавить, что на изменение мировых цен влияет также или укрепление или обесценивание долларов, интерес инвесторов к нефтяным контрактам без физических поставок, которых порядка 95%, спекуляция на мировых конфликтах и войнах, изменение запасов сырой нефти в США, вербальная интервенция.
Основными рынками сбыта российской нефти является Европа с крупнейшими импортерами - Великобританией, Францией, Германией, Испанией. Поставки нефти в Китай и в США сравнительно невелики, не более 6% от всего российского нефтяного экспорта. В страны СНГ экспортируется около 16% сырой нефти: это Белоруссия, Украина и Казахстан. Стоит отметить, что, несмотря на довольно низкий экспорт в Китай, в будущем планируется значительное увеличение поставок сырой нефти. Текущие поставки будут расширены за счет китайского ответвления от ВСТО. В целом, выход к ВСТО, к Тихому океану может позволить России диверсифицировать риски снижения потребления российской нефти в странах Европы, а с учетом быстрого роста экономик стран АТР данное направление является наиболее перспективным и важным.
Говоря о поставках нефти в США, важно отметить и то обстоятельство, что издержки транспортировки российской нефти в эту страну значительно выше, чем у ближневосточных производителей, прежде всего, из-за отсутствия в России глубоководных портов для тяжелых танкеров. Соответственно, полноценно конкурировать с основными поставщиками нефти в США, Канадой, Венесуэлой, Мексикой, очень сложно.
Доля российской нефти в мировой добыче составляет 12% или 28% от добычи нефти странами ОПЕК. При этом Россия оспаривает первое место по абсолютному объему добычи нефти у лидера ОПЕК Саудовской Аравии. По данным Международного энергетического агентства в 2008 году добыча нефти в России составила почти 10 000 000 баррелей в день. В Саудовской Аравии немного меньше, около 9. В тройку лидеров по добыче входит и США, 7 500 000 000 баррелей в день. Остальные производители нефти значительно уступают России, Саудовской Аравии и США по объему добычи «черного золота». Ближайшие конкуренты – это Иран, Китай, Канада, Мексика.
Из вышеперечисленных нефтедобывающих стран США и Китай являются импортерами нефти. Собственных объемов добываемой нефти в Китае и США не хватает, они вынуждены импортировать. Внутреннее потребление нефти в Китае почти в 2 раза больше собственной добычи. Схожая ситуация и в США, где потребление в 3 раза больше их добычи. Как видно, стран, конкурирующих с Россией по объему добычи нефти, предельно мало.
Насколько это лидирующее положение может позволить России самостоятельно влиять на цены? Важно отметить, что влияние стран ОПЕК, 43% от всей мировой добычи, на мировые нефтяные цены является следствием согласованности действий всех стран-членов картеля при квотировании нефтедобычи. В этом ракурсе возможности России с объемом добычи в 3,5 раза ниже, чем у ОПЕК, как независимому производителю весьма ограничены. Даже значительное сокращение производства нефти со стороны России легко покрывается ростом добычи со стороны стран ОПЕК. Но и с другой стороны, эффект от согласованного снижения квот на выработку нефти картелем может быть нивелирован соответствующим увеличением добычи «черного золота» Россией.
Кроме этого, использовать принцип квотирования для регулирования добычи нефти в России затруднительно, так как организационная структура российской нефтяной отрасли весьма неоднородна. Доля частных добывающих компаний в российской нефтянке по объему добычи составляет около 70%. Одна только доля «ЛУКОЙЛа» в общероссийской добыче нефти в 2008 году находится на уровне 18,6%. Поэтому использовать административный ресурс и ограничивать добычу за счет квотирования не представляется возможным. Даже в случае квотирования экспорта с помощью «Транснефти» неизменно возникнут проблемы хранения нефти, а существенно снижать добычу сопряжено с высоким технологическим риском.
Предложение России на 152-й сессии конференции ОПЕК, которое высказал вице-премьер Игорь Сечин, ограничить резкие ценовые колебания нефтяных фьючерсов путем преимущественного использования долгосрочных контрактов вряд ли найдет понимание и поддержку у потребителей нефти. А в текущих условиях падения спроса и цен, тон на рынке задают именно потребители. Сокращать экспорт за счет роста внутреннего потребления, конечно, можно, но для этого потребуется как минимум определенный рост российской экономики в целом, а в частности, подъем промышленного и сельскохозяйственного производства в стране. А в режиме общемирового экономического спада эта задача практически невыполнима.
Альтернативой самостоятельных действий России на нефтяном рынке может быть союз или объединение с другими крупными нефтедобывающими странами. Первое место среди субъектов мировой нефтяной промышленности, оказывающих влияние на мировой нефтяной рынок, принадлежит ОПЕК. При вступлении России в этот картель, его совокупная доля увеличилась бы до 55% от мировой добычи. Но для самой России от вступления в ОПЕК больше минусов, чем плюсов. Минусы состоят в зависимости от национальной политики ОПЕК в сфере вывоза капитала в рамках фискальной льготной помощи странам Персидского залива, в этом ракурсе у России на постсоветском пространстве вполне хватает стран, нуждающихся в финансовой поддержке, тем более, в условиях кризиса.
Статус ассоциированного челна не может быть предоставлен ни одной стране, которая не имеет интересов и целей, схожих в своей основе с интересами государств-членов ОПЕК. Себестоимость добычи нефти в России выше, чем в странах ОПЕК. Это связано как с климатическими условиями, так и с тем, что, например, в Саудовской Аравии нефть добывают из сравнительно небольшого количества гигантских месторождений. В России же добычу ведут из большого количества преимущественно средних месторождений.
В рамках ОПЕК России придется согласовывать свои решения и свою позицию с остальными странами-членами нефтяного картеля. При этом нельзя забывать, что решения на сессиях ОПЕК, как правило, принимаются путем голосования, где Россия будет всегда в меньшинстве. В этих условиях России лучше оставаться независимой от ОПЕК, но при необходимости проводить совместные действия по регулированию экспорта на основе двухсторонней договоренности.
Другие объединения производителей нефти в рамках стран СНГ не будут иметь значимого влияния, так как доля добычи всех остальных бывших Союзных республик не превышает 25% от объема российской нефтедобычи. Уже созданы организации, объединяющие, в том числе страны-производители нефти, не имеют достаточного веса на глобальном рынке нефти. Например, ШОС, Шанхайская организация сотрудничества: Казахстан, Киргизия, Россия, Таджикистан, Узбекистан и КНР, хотя и объединяют производителей нефти, но объем их добычи несравним с ОПЕК. Да и основной игрок этой организации кроме России, Китай, импортирует нефти в 2 раза больше, чем производит.
Как видно, возможности для значительного влияния России на динамику мировых нефтяных цен весьма ограничены. В этом ракурсе основное внимание России должно быть сосредоточено на закреплении уже существующих рынков сбыта, Европы, Китая и США, и развитии совместных проектов с крупнейшими транснациональными корпорациями. Участие России в совместных проектах по разведке и добыче нефти может ослабить конкуренцию между российскими и иностранными компаниями, это даст возможность России выйти на новые рынки сбыта, прежде всего, в страны АТР, Япония, Южная Корея и США.
Также важно поддерживать собственные российские перспективные проекты по разведке и добыче, невзирая на дефицит инвестиционных средств, тем более, в текущих условиях. Не секрет, что крупнейшие российские производители нефти, «Роснефть», «ЛУКОЙЛ», «ТНК-ВР», «Сургутнефтегаз», «Газпром», здесь можно долго перечислять, в начале текущего года объявили о сокращении в этом году капитальных расходов в среднем на 15%. В условиях низких мировых нефтяных цен есть риски, что сокращение расходов может быть еще более значительным.
В связи с этим и подводя итоги, необходимо отметить, что в будущем с выходом мировой экономики из кризиса и повышенном спросе на энергетическое сырье для России важно не потерять контроль над традиционными рынками сбыта, увлекаясь поисками административных рычагов влияния на динамику мировых нефтяных цен. Для этого необходимо вкладывать большие средства для поддержания существующих и освоения новых месторождений. А это значит, государство должно создавать выгодные условия для компаний, желающих инвестировать в разведку и добычу нефти. Спасибо большое за внимание.
Ведущий. Спасибо большое. Следующий у нас докладчик советник департамента экономического сотрудничества Министерства иностранных дел Российской Федерации Миронов Николай Валентинович. Тема его выступления «Модели новой архитектуры системы международных энергетических институтов». Пожалуйста.
Миронов. Добрый день, уважаемые коллеги. Доклад будет все-таки об эволюции в системе международных энергетических институтов, потому что тут архитектура у нас готовит не архитекторов, это чуть-чуть другая тема.
Я хотел, прежде всего, поговорить о существующих институтах глобальных межгосударственных в этой области. Это Международное энергетическое агентство, созданное в 74 году. Основной документ – это соглашение о международной энергетической программе. И МЭА представляет собой своеобразный МЧС промышленно развитых стран. Это структура, которая очень эффективно работает в случае кризисных ситуаций. МЭА создала стратегические запасы нефти и нефтепродуктов, способные обеспечить примерно 120 дней отсутствие импорта в эти страны. Разработаны и готовы в любой момент быть задействованы пакеты мер по сокращению потребления энергии в кризисных ситуациях. И существуют механизмы перераспределения поставок между странами в случае особо кризисных ситуаций.
В долгосрочном плане МЭА занимается координацией разработок, нацеленных на снижение зависимости от ископаемого топлива. Такая цель поставлена – постепенно снизить зависимость промышленно развитых стран от находящегося в ней контроля запасов нефти, природного газа и угля в какой-то степени.
Второй важнейший институт глобального характера – это ОПЕК. Организация стран экспортеров нефти создана в 1960-м году. Начиная с 1982, с 1985 годов, была создана система мер по стабилизации ситуации на мировых рынках, которая основана на квотах. Существует некая общая квота, которая распределена между странами-членами ОПЕК, и когда меняется квота, изменяется добыча нефти этими странами. Кроме того, важный фактор, который позволяет ОПЕК, в отличие от независимых экспортеров эффективно достаточно влиять на рынке, это свободная мощность добычи. Они остались, видимо, сейчас только в двух странах, Саудовская Аравия и Кувейт, но величина достаточно большая. Саудовская Аравия – это примерно 3 000 000 баррелей в день. Особенности запасов нефти этой страны позволяют Саудовской Аравии в случае необходимости значительно наращивать либо значительно снижать добычу нефти.
Еще один институт важнейший – это «группа восьми». Хорошо вам известно, что тема энергетики, энергетических запасов сегодня очень активно обсуждается. Во время саммита в Санкт-Петербурге была принята декларация, план действий, принцип у Санкт-Петербурга хорошо достаточно известный. В последние годы к «Восьмерке» присоединились в рамках Хайлигендаммского процесса основные развивающиеся страны. И важными инструментами диалога здесь является государственно-частное партнерство. Их уже достаточно много создано под эгидой «Восьмерки». Кроме того, активно работает на «Восьмерку» МЭА, Международное энергетическое агентство, в определенной степени обслуживая деятельность «Восьмерки».
Еще один важный институт – это Международный энергетический форум. Сейчас особое значение приобретает в связи с необходимостью и важностью диалога стран-экспортеров и стран-импортеров энергоресурсов. В прошлом году были саммиты в Джидде ведущих стран-экспортеров и импортеров нефти, потом была министерская встреча в Лондоне, и в результате было принято решение этот диалог проводить в рамках МЭФа, Международного энергетического форума. Продолжается организационное оформление форума стран-экспортеров газа, где Россия играет тоже достаточно заметную роль.
И последнее такое объединение глобальное, которое сейчас создается, это Международное агентство по возобновляемым источникам энергии ИРЭНА.
О роли России. Россия достаточно благотворно взаимодействует с МЭА и ОПЕК. В основе взаимодействия с МЭА подписанная в 1994 году совместная декларация о сотрудничестве в области энергетики между Правительством России и Международным энергетическим агентством. 2 года назад ее развитие, был подписан протокол о сотрудничестве между Минэнерго и МЭА. С ОПЕК пока никакого формального документа у России нет. С 1998 года Россию приглашают на конференции в качестве наблюдателя. Попытка как-то формализовать отношения, в прошлом году мы предложили подписать протокол с ОПЕК совместный о сотрудничестве, пока понимания и одобрения партнеров не получила.
Как было сказано ранее предыдущим докладчиком, мы стараемся сейчас проводить такую независимую политику. Мы не вступили ни в МЭА, ни в ОПЕК, это позволяет нам достаточно самостоятельно проводить политику и не связывать руки жесткими требованиями, которые существуют в этих организациях. И хотя Россия начала процесс вступления в ОЭСР, здесь нам нужно последовать примеру Мексики, другой страны-члена ОЭСР, ведущего экспортера нефти, который в МЭА вступать пока не торопится.
Что касается остальных перечисленных институтов, МЭФ, форума стран-экспортеров газа, ИРЭНА, то в двух первых Россия участвует, в ИРЭНА собирается вступать. Но эти три органа, они не являются некими структурами жесткими с обязательными решениями. Это, скорее, консультативные органы для обмена информацией, мнениями, опытом в различных областях энергетической политики.
Резко особняком в этой конструкции стоит ДЭХ, Договор к «Энергетической хартии». Достаточно известный документ, который подписало 52 страны и Евросоюз. В нашей стране достаточно неоднозначное отношение, много мифов, касающихся этого документа. В частности, что ратификация этого документа Россией предоставит возможность свободного доступа к нашим ресурсам и к нашим трубопроводам, ничего подобного в этом документе нет.
Этот документ во многом, может быть, устарел сегодня, потому что он был результатом компромиссов, достигнутых в середине 90х годов, и главная его задача была обеспечить бесперебойные поставки энергоресурсов из региона бывшего Советского Союза в страны Запада. Он обеспечивал жесткую достаточно защиту инвестиций зарубежных и гарантировал транзит и торговлю товарами, связанными с энергетикой, по правилам ВТО. Хотя многие страны-члены СНГ вступили в ВТО уже, но в этом переходном периоде помощь определенную этот договор оказал.
Основная проблема, связанная с ДЭХ, это его часть, связанная с защитой зарубежных инвестиций. Потому что, в настоящее время предъявлено более 20 исков со ссылкой на положения ДЭХ, и все они, в основном, адресованы компаниями государствам Восточной Европы и СНГ. Наиболее известны 3 иска к России со стороны: Yukos Universal Ltd. (о-в Мэн, Великобритания), Hulley Enterprises Ltd. (Кипр) и Veteran Petroleum Trust (Кипр), совместно контролировавших 71,01% акций ЮКОСа, к России. Общая их сумма составляет около 50 млрд. долларов. И ссылаются упомянутые истцы как раз на положения Договора, в частности, его ст. 26 «Разрешение споров между инвестором и договаривающейся стороной».
Есть определенные перспективы приведения Договора в соответствие с условиями, сложившимися в мировом топливно-энергетическом комплексе, если не путем прямого изменения текста ДЭХ, что поддержки партнеров не получило, то с использованием иных правовых инструментов Энергохартии: протоколов, пониманий, деклараций, решений Конференции и т.п.
Анализ взаимодействия России с основными институтами в сфере энергетики свидетельствует о том, что проведение эффективной внешней энергетической политики России во многом затрудняет то, что ее национальные интересы в международном энергетическом сотрудничестве, в отличие от ряда других государств, определены не столь четко и конкретно. Конечно, в оправдание этого можно сослаться на то, что российская энергетика является областью, где интересы отдельных компаний, ведомств, региональных и федеральных органов власти совпадают далеко не всегда. Однако следствием подобного состояния дел являются проявляющиеся время от времени просчеты планирования и реализации внешней энергетической политики, недостаточный учет международных реалий и внешнеполитических интересов страны. Недостаточно соответствующие разделы проработаны в Энергетической стратегии России на период до 2020 г. Судя по первым проектам и в новой энергетической стратегии до 2030 г. изменений к лучшему не ожидается. А для страны экспортирующей 3/4 производимой нефти и 1/3 природного газа без должного внимания относиться к внешним аспектам развития отраслей ТЭК - роскошь, видимо, не позволительная. В этой связи остро назрела необходимость подготовки концепции внешней энергетической политики страны, на основе которой можно   было   бы   сформулировать   задачи   и   ориентиры   в   привязке   к конкретным странам, регионам и проектам.
Корнеев. Обеспечение энергетической безопасности относится к числу наиболее приоритетных задач вновь пришедшей к власти демократической партии США, наряду с постепенным завершением войны и выводом войск из Ирака, борьбой с международным терроризмом, обеспечением нераспространения ядерного оружия и радиоактивных материалов, повышением боеспособности американских вооруженных сил, укреплением внутренней и международной безопасности.
Энергетический план демократов включает 6 главных целей: сокращение выбросов разрушающих окружающую среду энергетических углеродных загрязнений, приоритетное инвестирование более чистых и безопасных энергетических технологий, поддержка новых производительных способов получения биотоплива, гарантированное достижение независимости экономики США от импортных топливных поставок, рост энергоэффективности национальной экономики, восстановление американского лидерства в международных программах ограничения загрязнений окружающей среды, борьба с неблагоприятными изменениями климата.
Энергетическая политика Б. Обамы однозначно нацелена на постепенное существенное изменение структуры американского энергетического баланса в рамках стимулирования энергосбережения и более активного использования возобновляемых источников, однако ее практическая реализация может встретить значительные трудности, и потребует крупных инвестиционных ресурсов, реально доступных лишь после выхода страны из текущего финансового кризиса. Основные приоритеты отдаются солнечной энергии, многотопливным автомобилям и планам ускоренной прокладки новых линий электропередач и топливных трубопроводов по региональным энергетическим коридорам. Для удвоения в ближайшие 3 года доли используемых возобновляемых энергетических источников, Б. Обама предложил субсидировать производство высокопроизводительных ветровых генераторов, полупроводниковых фотоэлектрических панелей, новых видов биологического топлива, новых гибридных легковых и грузовых автомобилей повышенной топливной экономичности, топливных элементов и аккумуляторов быстрой перезарядки.
Ключевая задача для нового американского президента - не просто воспользоваться существенным временным сдвигом в расстановке внутренних политических сил в свою пользу, но и попытаться заново сформулировать новые эффективные национальные внешнеполитические доктрины, стимулирующие дальнейший экономический рост и внешнеэкономические связи с учетом интересов всех других ведущих государств на мировой арене, как это смог сделать в ходе выхода из Великой экономической депрессии президент Франклин Рузвельт в начале 30-х годов прошлого века.
Как отмечалось в совместном заявлении президентов Д. Медведева и Б. Обамы по итогам их встречи и переговоров в Лондоне в начале апреля 2009 г., наши страны намерены последовательно развивать сотрудничество по реализации принципов глобальной энергетической безопасности, принятых на саммите «Группы восьми» в Санкт-Петербурге в 2006 году, в том числе в области повышения энергоэффективности и развития технологий экологически чистой энергии.
Намечаемое продолжение российско-американское энергетического диалога могло бы помочь решить такие важные задачи по преодолению энергетических барьеров на пути дальнейшего экономического развития России, как: комплексное ресурсосбережение в промышленности, коммунальном хозяйстве и на транспорте; техническая  и инфраструктурная  модернизация  ТЭК, ускоренное  развитие топливно-сырьевой базы; снижение доли  нефти  и  газа в товарной  структуре  внешней торговли и постепенное замещение необработанных энергоносителей наукоемкой продукцией российского производства; оптимизация внутреннего энергетического баланса, поощрение использования возобновляемых  источников энергии, охрана окружающей среды; развитие диверсифицированных высококонкурентных внутренних энергетических рынков; повышение роли государственного регулирования в реализации российской энергетической стратегии.
Рубан. Pешением Совета глав государств СНГ от 19.09.2003 г. был утвержден план реализации мероприятий, направленных на развитие и повышение эффективности взаимодействия государств-участников СНГ в экономической сфере в 2003-2010 гг. Пунктом 7 раздела 2 указанного плана предусмотрена  разработка  стратегии  сотрудничества  государств - участников Содружества Независимых Государств по использованию минерально-сырьевых ресурсов, включая их совместную разведку, освоение и добычу.
В целях реализации данного пункта Межправительственный Совет по нефти  и газу  СНГ  готовит  модельный  рамочный закон по освоению морских углеводородных месторождений для тесной интеграции и кооперации новых суверенных государств, формирования механизма координации их деятельности, согласования внутренних норм и международного права, упорядочения деятельности по разведке, разработке углеводородных ресурсов и правовому регулированию отношений сторон-участниц данного процесса.
В августе 2008 г. между Межправительственным Советом по нефти и газу СНГ и Международным юридическим институтом при Министерстве юстиции Российской Федерации было подписано соглашение о сотрудничестве по разработке модельного  рамочного закона по освоению морских УВ-месторождений, что позволило активизировать деятельность рабочей группы, подготовить и опубликовать постатейные предложения (см. монографию «Каспий – море возможностей» - приложение 1) и провести их презентацию 3 октября 2008 г. на Межправительственной экономической конференции прикаспийских государств в г. Астрахани.
Вашему вниманию представлен ряд предложений в проект данного Закона по разделам: сфера действия настоящего Закона, предмет, объекты регулирования, законодательство в области освоения морских углеводородных месторождений, основные принципы деятельности в области освоения морских углеводородных месторождений: разведка морских УВ, обустройство и разработка морских месторождений, добыча и транспортировка УВ, консервация месторождений, ответственность за нанесение ущерба, требования к оценке и страхованию рисков, оценка и компенсация ущерба, ответственность по обязательствам сторон, гарантии и санкции по обязательствам, охрана окружающей среды и биоресурсов, обеспечению экологической безопасности, а также раздел по терминологическому разграничению.
Сфера действия настоящего Закона - установление порядка действий юридических и физических лиц и иных организаций  и  определение  основы  правовых, экономических и организационных  взаимоотношений между ними, возникающих в процессе освоения УВ-месторождений на стадиях проектирования и осуществления комплекса морских операций по поиску, разведке, добыче и транспортировки нефти, газа и  конденсата  на  шельфе и  иных морских УВ-месторождениях (далее комплекс морских операций) стран СНГ.
В предмет данного закона не входят вопросы: разграничение  территорий и акваторий (делимитация); лицензирование (т.к. регулируется внутренним законодательством); налогообложение (т.к. регулируется внутренним законодательством).
Разумеется, модельный рамочный закон не имеет директивного характера, а является рекомендательным. Но это шаг на пути к тесной интеграции и кооперации новых суверенных государств, возможный механизм для координации их деятельности, согласования внутренних норм и международного права.
Ареал действия закона – акватории и шельф в границах, определенных странами СНГ (в т.ч. российско-азербайджанскими и российско-казахстанскими межправительственными соглашениями и др.), всю толщу вод над этими участками дна, а также воздушное пространство в пределах высоты полета авиации, обеспечивающей проведение нефтяных операций.
Объектами регулирования при ведении  комплекса морских операций  являются:     намечаемая хозяйственная деятельность, в виде предплановой, предпроектной, проектной и иной документации на следующие работы: проведение разведочных и изыскательских работ; обустройство месторождений УВ-сырья; добыча нефти и газа; транспортировка углеводородного сырья и сопутствующих материалов; размещение и хранение УВ-сырья, отходов производства, сопутствующих материалов и веществ; размещение объектов инфраструктуры нефтегазового комплекса.
   В ст.5 характеризуется комплекс морских операций, включающий исследования и работы по поиску, разведке, добыче  и транспортировке нефти, газа и конденсата: морские региональные и ресурсные и научные исследования (геофизические, инженерно-геологические, инженерно-экологические изыскания; разведочное и поисково-оценочное бурение и др.); строительство искусственных островов, буровых оснований, установок, платформ и морской инфраструктуры, в т.ч. прокладку трубопроводов по утвержденным проектам; бурение скважин, испытание геологических пластов, разработку месторождений, транспортировку углеводородного сырья, в т.ч. морским и трубопроводным транспортом, консервацию или ликвидацию скважин и буровых оснований; сбор, хранение, переработку, повторное использование и ликвидацию отходов; вспомогательные операции – использование всех видов и средств водного, воздушного, морского, и наземного транспорта; транспортировку сопутствующих материалов и средств, а также всех видов отходов; материально - технического обеспечения  и экологически безопасного функционирования объектов морской нефтегазодобычи.
В п. 2 ст. 5 проекта закона рассматривается технологический цикл освоения морских нефтегазовых месторождений на всех стадиях, включающих: геофизические работы и инженерные изыскания (исследования); разведочное и поисково-оценочное бурение; обустройство месторождений; эксплуатацию  месторождений; ликвидацию нефтегазопромыслов и отдельных скважин.
Пункт 2.6. характеризует испытания  скважин, указывая, что: Испытания скважин выполняются с целью оценки производительности (дебита) скважины и изучения свойств залежи углеводородов и должны предусматривать принятие технологических мер по предотвращению утечек УВ.
Запрещается проводить испытание продуктивного горизонта с предполагаемым экстремальным давлением и высоким содержанием сероводорода в период установившегося ледового покрова. При  бурении с БС, должен осуществляться постоянный контроль за положением судна над скважиной. Проведение работ допускается при гидрометеорологических условиях, соответствующих инструкциям по эксплуатации ПБУ (БС).
     Пункт 2.18 акцентирует внимание на ликвидации месторождений, которая проводится в целях восстановления исходного качества окружающей среды в  соответствии с  требованиями ст. 39 ФЗ «Об охране окружающей среды».
Пункт 2.17 характеризует работы по обустройству месторождений УВ сырья: демонтаж и вывоз объектов обустройства, ликвидацию  и консервацию скважин.
    В пункте 3 представлены обязательные условия проведения комплекса морских операций: наличие у Оператора проекта, согласованного в установленном порядке с органами исполнительной власти прибрежных стран, включая положения по проведению послепроектного анализа; наличие у Оператора документов, по процедуре и планам действий в аварийных ситуациях, согласованных с органами исполнительной власти согласно законодательству прибрежных стран; наличие материальной базы и обученного персонала для предотвращения и ликвидации последствий возможных внештатных ситуаций, в т.ч. разливов нефти и ее производных. Готовность Оператора к локализации и ликвидации этих ситуаций, подтвержденная органами исполнительной власти согласно законодательству прибрежных стран; наличие специально задекларированных и гарантированных страховых средств, достаточных для реализации первоочередных мероприятий по предотвращению или минимизации ущерба окружающей среде, и ликвидации последствий в случае чрезвычайной ситуации, а также для компенсации экологического ущерба; наличие документов, подтверждающих соответствие конструкции плавучих БУ, судов и др. средств водного транспорта, стационарных платформ и установленного на них оборудования требованиям морских регистров судоходства прибрежных стран и наличие действующих регистровых документов; применение принципа запрета сброса в море любых видов сточных вод, в т.ч. производственных сточных, пластовых, ливневых, хозяйственно-бытовых вод (для СПБУ, ППБУ, стационарных морских платформ),  всех видов отходов производства и потребления, кроме сбросов с установок по обессоливанию морской воды и возвратной воды из систем охлаждения внешнего контура энергоустановок, в системе управления охраной окружающей среды при проведении комплекса морских операций.
Ст. 6 посвящена ответственности за нанесение   ущерба в результате экономической деятельности.
Ст.7 включает требования по оценке и страхованию экологических и геологических рисков: Обязывая до начала проведения всего комплекса морских операций, в процессе проектирования оператора выполнить анализ рисков чрезвычайных и аварийных ситуаций, в т.ч., вызванных природными катаклизмами, в соответствии с утвержденными нормативными документами прибрежных государств. В ходе проектирования на основе анализа  рисков внедрять комплекс мер по предупреждению   аварий.
В ст. 8 даны требования по оценке и компенсации ущерба: унификация методик расчетов ущерба от производственной деятельности в разрабатываемой акватории по Гос. экспертизе; вменить осуществление обязательных предэксплуатационных страховых выплат по рисках производственной деятельности и предполагаемому ущербу природной среде до начала разведочных и добычных работ; направление выплат на специальные подконтрольные счета для целевого использования на компенсационные мероприятия.

В проект закона включены: во-первых - обязательное страхование геологических рисков и последствий деятельности, ответственность за нанесение ущерба вследствие экономической деятельности, ответственность по обязательствам сторон, гарантии и санкции по обязательствам. Обязательное страхование экологических рисков и рисков природного и техногенного характера, меры по недопущению техногенных катастроф; во-вторых, прозрачность представляемой информации и правовое закрепление ответственности за фальсификацию  информации об активах (в случае завышения или занижения), в основе которых у нефтяных компаний лежит ресурсная база; в-третьих, ответственность перед инвесторами, в том числе готовность принятия геологических рисков, связанных с подтверждением открытия крупного месторождения.
В 2007 г. и 2008 г. в г. Астрахани прошли выездные сессии рабочей группы МСНГ. В качестве постатейных предложений были выделены следующие: первое – признание приоритета охраны живых самовоспроизводящихся  ресурсов  морской  среды при любых  видах  хозяйственной  деятельности   в морской акватории; второе - обязательное осуществление принципа превентивности (предупредительности) мер и действий, направленных на охрану водных экосистем и их биоресурсов в условиях добычи углеводородного сырья; третье - обязательное наличие перед началом разведочных, поисково-оценочных и добычных работ у всех объектов экологических паспортов для того, чтобы было возможно отслеживать и фиксировать изменения в природной среде посредством мониторинга; четвертое – обязательное проведение непрерывного экологического мониторинга акватории в целом и зон УВ-разработки на всех стадиях освоения углеводородного сырья, включая геофизические исследования, поисково-разведочные и поисково-оценочные работы, в период промышленной добычи УВ, и на этапе консервации скважин; пятое - организация государственного геоинформационного мониторинга с участием нефтяных компаний, направленного на постоянное отслеживание возможного нефтяного загрязнения в зоне добычи и транспортировки УВ-сырья; шестое - нефтяным компаниям, ведущим разведку и разработку морских месторождений согласовать с природоохранными органами маршруты движения танкеров, обслуживающих судов и другого флота с целью коррекции маршрутов и направления их движения через районы с меньшей рыбохозяйственной ценностью; седьмое - внедрение  и  применение  нефтегазовыми компаниями на всех стадиях освоения УВ-месторождений современных экологически безопасных и эффективных технологий разведки и добычи УВ в морских акваториях (пример «нулевого сброса», при котором все производственные отходы, образующиеся на буровой платформе, за исключением систем охлаждения внешнего контура энергетических установок, собираются и отправляются на береговые базы, где подвергаются очистке, утилизации и переработке); восьмое – создание банка данных  по природным ресурсам, как минеральным, так и биологическим; девятое - разработка и осуществление совместно с нефтяными компаниями, работающими на осваиваемой акватории системы природоохранных практических мер, направленных на сохранение и восстановление ценных представителей ихтиофауны; десятое – унификация методик расчетов ущерба от производственной деятельности в разрабатываемой акватории по Государственной экспертизе; одиннадцатое – вменить осуществление обязательных предэксплуатационных страховых выплат по рискам производственной деятельности и предполагаемому  ущербу природной среде до начала разведочных и добычных работ; двенадцатое – целевое направление данных выплат на специализированные подконтрольные счета для четкого целевого использования на компенсационные мероприятия и недопущение рассеивания финансовых средств.
Актуальность страхования и предупреждения экологических и техногенных рисков на Каспии обусловлена тем, что  БКМ характеризуется богатством биологических ресурсов. В Волго-Каспийском бассейне обитают свыше 60 видов рыб, 80 % мирового стада осетровых пород рыб.
Итак, обобщив изложенные материалы, мы можем сделать вывод, что необходимо создать четкое нормативно-правовое обеспечение режима разведки и разработки углеводородов с учетом сохранения и восстановления биоресурсов акваторий, как единого экологического комплекса, а прибрежные государства должны нести ответственность за его сохранение, воспроизводство и оптимальное использование.

 

© 2002 - 2016
 

создание веб-сайта: Smartum IT