Новости форума       Архив       Медиа-центр       Карта сайта       Контакты
Медиа-партнёрам
Москва, комплекс административных зданий Правительства Москвы (ул. Новый Арбат, д. 36/9), 3 - 4 апреля 2019 г.
Программа Форума
Участники Форума
Приветствия
Организаторы
Оргкомитет
Программный комитет
Спикеры
Операторы Форума
Стенограммы
Рекомендации
Медиа-партнеры
Фотогалерея
Зарегистрироваться
Условия участия
Место проведения
Помощь в размещении

 
Главная / Архив / 2011 / Стенограммы выст... / Круглый стол «Стратегическое партнёрство России и Китая в сфере энергетики: потенциал и пути реализации»

Назад

Круглый стол «Стратегическое партнёрство России и Китая в сфере энергетики: потенциал и пути реализации»

Круглый стол
«Стратегическое партнёрство России и Китая
в сфере энергетики: потенциал и пути реализации»

Чжан Сиу. Доклад на китайском языке.
А.А. Семенов. Мне бы хотелось рассказать о некоторых основных сферах и участниках современного энергетического сотрудничества России и Китая. Сотрудничество в области газовой промышленности.
Сотрудничество с КНР в газовой сфере в настоящее время ведётся в рамках реализации соглашения о стратегическом сотрудничестве между ОАО «Газпром» и Китайской национальной нефтегазовой корпорацией. В рамках работы созданного двумя компаниями совместного комитета отрабатываются вопросы организации поставок российского природного газа, ведутся коммерческие переговоры по ценовому вопросу. Данный комитет продолжает рассмотрение проекта поставок газа из Российской Федерации в КНР по первоочередному западному направлению, это проект «Алтай», и по восточному направлению. Общий объём поставок определён компаниями: по западному – 30 млрд. кубических метров, по восточному – 38 млрд. кубических метров. Продвижение проекта поставок газа по данному направлению послужит диверсификации маршрутов экспорта российского газа и будет оказывать выгодное воздействие на европейских партнёров в вопросе ценообразования на газ, поставляемый из России в европейские страны.
Сотрудничество в сфере газохимии. В сентябре 2010 года в Пекине между ОАО «Газпром» и Китайской национальной нефтегазовой корпорацией был подписан протокол по результатам совместного выполненного технико-экономического анализа проектов газопереработки, газохимии. В ноябре того же года в ходе переговоров «Газпром» и Китайской национальной нефтегазовой корпорацией в Москве был подготовлен и парафирован проект соглашения о выполнении технико-экономического исследования проектов газохимии.
Но не только крупные государственные монополисты ведут переговоры в данной сфере. В августе 2010 года был включён в список приоритетных проектов Экспертного Совета при Минрегионе России проект по созданию крупнейшего в Восточной Сибири газохимического комплекса в Республике Саха (Якутия). Данный проект развивает ЗАО «Восточно-сибирская газохимическая корпорация». Генеральный директор этой компании Александр Юрьевич Климентьев присутствует сегодня на нашем круглом столе и вскоре выступит с докладом.
Сотрудничество в области нефтяной промышленности. В соответствии с соглашением китайской стороной предоставлен кредит в размере 25 млрд. долларов США – 15 млрд. для ОАО «Роснефть» и 10 млрд. для ОАО «Транснефть» – для целей реализации проекта. Поставки по нефтепроводу начаты 1 января 2011 года и будут осуществляться в течение 20 лет в объёме 15 млн. тонн нефти в год.
ОАО «Роснефть» и Китайская национальная нефтегазовая корпорация в октябре 2006 года учредили на территории Российской Федерации совместное предприятие по поиску, разведке и добыче углеводородов – ООО «Восток Энерджи». В соответствии с соглашением об основных принципах в создании совместных предприятий на территории России и Китая для углубления сотрудничества в нефтяной сфере ОАО «Роснефть» и Китайская национальная нефтегазовая корпорация создали и зарегистрировали на территории Китая компанию в сфере нефтепереработки – АО «Китайско-Российская Восточная нефтехимическая компания» («Восток-нефтехимия»). Целью создания СП является строительство нефтеперерабатывающих мощностей и реализация продуктов нефтепереработки на новых рынках, в том числе на китайском.
ОАО «Роснефть» и Sinopec осуществляют совместную деятельность по геологическому изучению в пределах Венинского лицензионного участка недр, расположенного на шельфе острова Сахалин, с июня 2005 года.
ОАО «Лукойл» и Китайская национальная нефтегазовая корпорация в сентябре 2010 года подписали соглашение о расширении стратегического сотрудничества. В соответствии с ним компании намерены развивать сотрудничество по действующим проектам «Кумколь», «Северные Бузачи», это Казахстан, и «Арал», это Узбекистан. А также по перспективным проектам в России, Китае и третьих странах. Стороны также договорились рассмотреть возможности сотрудничества по поставкам в Китай углеводородного сырья.
Сотрудничество в сфере электроэнергетики. Основу сотрудничества России и Китая в области электроэнергетики составляет проект экспорта электроэнергии из Российской Федерации в Китайскую Народную Республику, реализуемый группой «ИНТЕР РАО ЕЭС». С российской стороны оператором проекта является ОАО «Восточная энергетическая компания», а с китайской стороны – Государственная электросетевая корпорация Китая (ГЭК Китая). Проект предполагает строительство объектов генерации на территории России общей мощностью до 10-12 тыс. МВт, а также ЛЭП переменного и постоянного тока на территории России и ЛЭП постоянного тока на территории КНР. Для достижения основной цели проекта экспорта в объёме до 60 млрд. кВт∙ч в год.
Группа «Ен+» развивает стратегическое сотрудничество с крупнейшими китайскими компаниями в области энергетики. Основные направления этого сотрудничества включают совместные инвестиции в развитие энергетики регионов России, в основном в Сибири и на Дальнем Востоке, привлечение современных инвестиционных технологий, развитие экспортного потенциала российской энергетики.
В настоящее время ОАО «РусГидро» участвует в переговорном процессе с рядом китайских компаний. Китайская сторона выражает и заинтересованность в установлении сотрудничества по следующим направлениям: приобретение пакета акций ОАО «РусГидро», участие в совместных инвестициях в объекты «РусГидро», организация поставок оборудования на объекты «РусГидро», трансферы услуг в области и проектирования, строительства, ремонта и инжиниринга в сфере гидрогенерации.
Между «РусГидро» и китайской корпорацией «Три ущелья» уже подписано соглашение о сотрудничестве, предусматривающее взаимодействие компаний в области проектирования и сооружения ГЭС, ГАЭС. В целях реализации положений данного соглашения создана совместная рабочая группа.
Также «РусГидро» рассматривает возможность сотрудничества с китайской компанией «Амур-Сириус», представляющей интересы Ассоциации китайских компаний и производителей оборудования для нужд электроэнергетики, проектных и строительных монтажных организаций.
В рамках Меморандума ОАО «ИНТЕР РАО ЕЭС», ОАО «Холдинг МРСК» и ОАО «ФСК ЕЭС» 22 ноября 2010 года подписано Соглашение с ГЭК Китая о сотрудничестве в области развития электросетевого хозяйства. Во исполнение этого Меморандума и Соглашения определён состав российской, китайской частей рабочей группы. Планируется проведение заседания рабочей группы для определения формата и плана работы рабочей группы.
Одним из направлений программы развития китайской электрической отрасли является упор на развитие гидроэнергетики. Прирост установленной мощности ГЭС в период до 2020 года планируется в порядке 31% от планируемого совокупного прироста установленной мощности Китая на уровне 712 ГВт.
Сотрудничество в области угольной промышленности. ОАО «СУЭК» осуществляет сотрудничество с китайскими компаниями по нескольким ключевым направлениям. Это экспорт угля. По итогам 2010 года китайским потребителям было отгружено порядка 3600 тыс. тонн угля, что позволило СУЭК стать крупнейшим экспортёром угля в Китай из России.
Помимо поставок энергетического угля на угольные электростанции Китая начато осуществление поставок полукоксующегося угля для китайских металлургических компаний. В 2010 году также в Пекине было подписано стратегическое соглашение на поставку ОАО «СУЭК» угля в Китай в объёме 1 млн. тонн через транзитный переход Забайкальск-Маньчжурия для компании China датхан(?) орисис Investments.
Сотрудничество в сфере освоения угольных месторождений. ОАО «СУЭК» рассматривает варианты возможного взаимодействия с крупнейшими китайскими компаниями по разработке новых угольных месторождений на территории России, расположенных географически привлекательно для осуществления поставок угля на китайский рынок.
Сотрудничество в сфере инновационных технологий переработки угля и золошлаковых отходов. Сотрудниками «СУЭК» планируются встречи с представителями таких компаний как Shenhua Group Corporation Limited, China Coal Energy Company, Datong(?) Coal Mine. В ходе встреч предполагается затронуть вопросы создания в Красноярском крае совместных предприятий по производству продукции глубокой переработки углей с производством продуктов углехимии.
С 2010 года компания «Мечел» осуществляет сотрудничество с компаниями Shenhua China Coal, а также Kailuan. Компания Shenhua приступила к активным испытаниям углей «Мечел» и готова рассматривать совместные проекты в области переработки угля.
Приобретение у китайских компаний технологий и оборудования для добычи угля в Кузбассе. В 2005 году и в 2008 году между «Мечел» и Всекитайской компанией по развитию зарубежных угольных рынков были заключены контракты на приобретение технологий и оборудования для добычи угля на шахтах «Южный Кузбасс», входит в группу «Мечел», на сумму более 20 млн. евро.
ЗАО «Енисейская промышленная компания» реализует проект освоения Элегетского месторождения коксующихся углей в республике Тыва, включающие в себя строительство железной дороги «Кызыл – Курагино» и создание угледобывающего комплекса с объёмом добычи 18 млн. тонн в год. В настоящее время ведутся переговоры с китайскими партнёрами и имеются соглашения о сотрудничестве в строительстве железной дороги. С китайской угольной компаний Shenhua ведутся переговоры об инвестиционном сотрудничестве.
В данном году ООО УК «Сахалинуголь» планирует продать в Китай не менее 200 тыс. тонн бурого угля. После постройки порта в районе мыса Изыльметьева планируется увеличение продаж за счёт круглогодичной навигации и доставками крупными судами.
Государственная компания «Ростопром» совместно с корпорацией Shenhua продолжает изучение вопросов, связанных с освоением Огоджинской угленосной площади в Селемджинском районе Амурской области. Реализация проекта позволяет решить следующие задачи: создать многоотраслевой промышленный район, основанный на природноресурсном потенциале и развитии транспортной электросетевой инфраструктуры; усилить позиции Российской Федерации в Юго-Восточной Азии за счёт увеличения объёмов экспортных поставок энергетических ресурсов; сократить отток экономически активного населения из Амурской области, малонаселённой и стратегически важной для России приграничной территории.
Для координации прилагаемых усилий сторонами создана рабочая группа и разработан план первоочередных мероприятий. В ходе переговоров китайская сторона выразила готовность инвестировать достаточно крупные средства в реализацию проекта. Инвестиционные ресурсы предлагается на проектное строительство группы угледобывающих предприятий и взаимосвязанной с ними инфраструктуры по добыче, обогащению и транспортировке до 20 млн. тонн каменного угля в год.
И в заключение хотелось сказать бы несколько слов о сотрудничестве в сфере транспортировки углеводородов.
22 ноября 2010 года группа компаний «Совкомфлот» и Китайская национальная нефтегазовая корпорация заключили Соглашение о долгосрочном стратегическом партнёрстве. Соглашение предусматривает дальнейшее развитие российско-китайского сотрудничества в области повышения стандартов качества и безопасности морской транспортировки углеводородов. «Совкомфлот» окажет содействие китайским партнёрам в подготовке морских специалистов на базе собственных судов в первоклассных корпоративных учебно-тренажёрных центрах и в российских морских академиях, поддерживаемых компанией. Учитывая тот факт, что ООО «Совкомфлот» накоплен значительный опыт в области крупнотоннажных перевозок нефти и нефтепродуктов в арктических морях, «Совкомфлот» и Китайская национальная нефтегазовая корпорация согласовали формат взаимодействия по использованию транспортных возможностей СМП как для доставки в Китай транзитных партий углеводородов, так и для перевозки в восточном направлении нефти и газа с развивающихся российских арктических месторождений.
Благодарю за внимание! Сегодня мы услышим сообщения признанных экспертов в области международного энергосотрудничества, крупных практиков бизнеса в данной сфере.
Л.С. Рубан. Уважаемые коллеги, сейчас вам будет представлен совместный доклад, совместно подготовленный с университетом Цинхуа, нашим партнёром, в русле международного проекта «Диалоговое партнёрство».
В честь 100-летия университета Цинхуа мы издали книгу одноимённого названия, которая называется «Перспективы энергетического сотрудничества России и АТР в экспертных оценках». Это совместный доклад с госпожой Ван Ци из университета Цинхуа.
Я постараюсь быть предельно краткой, потому что мы уже выбились из лимита времени, но не могу не сказать, что выступая ещё на открытии года Китая в России, тогдашний Президент Российской Федерации Владимир Владимирович Путин сказал, что мы вместе начинаем восхождение к новым вершинам партнёрства. И очень образно, в духе древнекитайской мудрости сказал, что не бывает, чтобы корень был непрочен, а ветви выросли могучими. И прекрасная крона наших совместных усилий, которая в последние годы украсила наши отношения, отражает всю глубину и прочность наших взаимоотношений. На что Председатель КНР господин Ху Цзиньтао ответил, что Китай и Россия объединены не только общими реками и горами – дружба наших народов уходит в далёкое прошлое и обязывает нас к необходимости защиты национальных интересов, быть добрыми соседями, лучшими друзьями и надёжными партнёрами.
Наш проект «Диалоговое партнёрство» имеет основной программой нефтегазовую программу. И в 2008 году на кремлёвском форуме «ТЭК России в XXI веке» прошёл Второй российско-китайский саммит, на котором мы представили предыдущую книгу «Восточные маршруты российских углеводородов». В центре вы как раз видите госпожу Ван Ци и куратора нашего проекта с китайской стороны, академика Неваидоу(?).
Сейчас мы подготовили нашу новую книгу, презентация которой прошла в Торгово-промышленной палате 16 декабря 2010 г.. И книга была отмечена высшей премией ТПП «Меркурием» и золотым дипломом.
Итак, центральную часть монографии составляют международные экспертные опросы, которые мы проводим в течение 6 лет в режиме мониторинга нон-стоп для оценки ситуации на Дальнем Востоке и в АТР. В качестве экспертов выступают специалисты высшей квалификации, VIP-персоны, то есть лица, принимающие решения, 14-ти стран – Брунея, Вьетнама, Индии, Индонезии, Китая, Малайзии, Монголии, Республики Корея, России, Сингапура, Соединённых Штатов, Таиланда, Филиппин и Японии. Эксперты дают характеристику ситуации на Дальнем Востоке и в Азиатско-Тихоокеанском регионе, исходя из развития своих стран, их потребности в энергетических ресурсах, указывают оптимальные маршруты транспортировки углеводородов и определяют также уровень безопасности, риски и угрозы, возможность конфликтов.
Потребление энергоресурсов в мире распределено неравномерно, и основными потребителями являются Соединённые Штаты, Китай и Россия. На них приходится более 40% мирового энергопотребления. В частности, если мы посмотрим 9-й год, послекризисный, то в Штатах было потреблено 2182 млн. тонн нефтяного эквивалента, а в Китае 2177 млн.
За последние 5 лет энергопотребление в Китае выросло на 75%, в Индии на 31%, в Бразилии на 18%. Прогнозируется, что в 2020-м году более половины мирового ВВП будет производиться в странах Восточной, Юго-Восточной Азии. Страны АТР являются импортёрами энергоресурсов, и зависимость их от импорта к 20-му году по прогнозам составит 18,6% в год.
Крупнейшие производители нефти в АТР – это Китайская Народная Республика, Индонезия и Малайзия, а газа – Индонезия, Малайзия и Таиланд.
Основу достижения масштабных договоренностей России и Китая в области энергетики положило подписание в 2005 году 9 января контракта на поставку более 48 млн. тонн нефти по железной дороге, между «Роснефтью» и Китайской Национальной Нефтяной Корпорацией. А крупнейшим событием в энергетическом сотрудничестве и двухсторонних отношениях стало подписание в 2009 году в феврале-апреле пакета документов по строительству нефтепровода на Дацин и долгосрочных поставках нефти в Китай. Пакет включал межправительственные соглашения в нефтяной сфере от 21 апреля 9-го года и, как уже говорилось, на предоставление кредита в 25 млрд. долларов «Роснефти» и «Транснефти». Проект строительства в Линганг(?) к северу от Тяньцзиня нефтехимического комбината и создание сети 500 АЗС в Пекине и Тяньцзине. В июне 2009-го года между КНР и Россией был подписан Меморандум по долгосрочному сотрудничеству и парафирован проект рамочного соглашения об основных условиях поставок природного газа. Кроме того, следует отметить, что Китай экспортирует уже с июня 2009-го года СПГ с Сахалина.
Сфера энергетического сотрудничества наших стран заметно расширилась и продолжает расширяться. Как отметили китайские эксперты, сейчас идёт очень эффективное и перспективное развитие отношений между Россией и Китаем. Причём Россия выступает как надёжный партнёр, мы хорошие партнёры. У России широкие энергетические ресурсы, у Китая огромный рынок. Россия сумела выйти на 4-е место по поставкам нефти в Китай. Но китайские партнёры участвуют в добыче на территории Российской Федерации, особенно укрепились на российских месторождениях Sinopec и CNPC. CNPC сотрудничает в Иркутской области с «Роснефтью», имеет долю 49% в СП «Восток Энерджи». В 2007 году она получила лицензию на Верхнечонский и Западночонский участки. Sinopec с долей в 25% участвует в разведочных работах на Венинском блоке «Сахалина-3» и совместно с «Удмуртнефтью» ведёт добычу в Удмуртии.
27 сентября прошлого года в ходе визита в Китай, Дмитрий Анатольевич Медведев и Председатель Госсовета господин Ху Цзиньтао приняли участие в торжественной церемонии завершения строительства нефтепровода «Россия – Китай». А 29 сентября 2010-го года Председатель Правительства России, Владимир Владимирович Путин, на церемонии по завершению строительства российской части системы «Сковородино – Мохэ» отвода ВСТО до границы с КНР открыл задвижку и дал старт заполнению нефтью трубопровода «Сковородино – граница КНР».
При характеристике геостратегической, военно-экономической ситуации, которая сейчас сложилась в АТР и на Дальнем Востоке в целом, больше половины экспертов, до 72%, в 2010 году оценивают ситуацию как стабильную. 10% оценивают ситуацию как нестабильную из-за большой разницы в экономическом развитии и политическом устройстве стран региона, в диспропорции развития между регионами, в том числе и в Китае, разнообразия национального и религиозного состава населения, а также наличия спорных вопросов по территории, в частности в Юго-Восточной Азии из-за морских участков, где имеются крупные месторождения в Южно-Китайском, Жёлтом и Андаманском морях.
Опросы 2005-10 годов зафиксировали снижение количества положительных ответов возможности военных конфликтов до 3%. О невозможности военных конфликтов высказались до 68% в 2010-м году экспертов. Возросло до 21% промежуточное мнение о том, что военный конфликт в регионе сегодня маловероятен, но ситуация может измениться: возможны локальные конфликты, причины которых и повод эксперты связывают в первую очередь с нестабильностью и ядерным оружием Северной Кореи, а также борьбой за энергоресурсы и территории, обладающие ими.
Эксперты указывают, что и изменился в целом стратегический расклад. Если в период противостояния Советский Союз и США важнейшим треугольником были Штаты, Китай и Советский Союз, то теперь – США, Россия, Китай. И Россия сейчас играет ту роль, которую играл Китай в предстоящий период.
В настоящий период в АТР по совокупной характеристике однозначно, стопроцентно, по мнению экспертов, лидирует Китай, на втором месте стоит Япония, имеющая сильную экономическую и научно-техническую базу. Причём Китай, по единогласному мнению экспертов, сумел стать явным лидером. Такая оценка идёт с 2008 года.
Оптимальным направлением для российского углеводородного экспорта эксперты называют в Северо-Восточной Азии Китай, Южную Корею и Японию. В Юго-Восточной Азии в связи со значительной собственной ресурсной базой эксперты рекомендуют совместную разведку и разработку месторождений, строительство нефте- и газоперерабатывающих предприятий, коммуникаций для транспортировки и реализации продукции. Примером эффективного сотрудничества в данной области может служить реализация проектов по разведке недр в Юго-Восточной Азии «ГЕОТЕК Холдинг», самой крупной геологоразведочной компании России. И одной из важнейших проблем обеспечения ресурсной и энергетической безопасности для устойчивого развития в АТР, как отмечают эксперты. И здесь их мнение едино: сотрудничество в этой сфере – это основа интеграции, процветания и безопасности региона.
И закончить мне хотелось опять на лирической ноте словами великого древнего китайского поэта Бо Цзюй-и, что разные растения, сплетаясь корнями, мужают вместе, употребляя во благо друг другу и стебли свои, и листья, которые призывают нас к тесному взаимодействию и сотрудничеству.
Спасибо за внимание!
И мне хотелось сказать, если заинтересованные есть, мы можем сделать лист подписки, и все желающие смогут получить эти книги.
А.А. Семенов. Спасибо, Лариса Семёновна, за замечательное выступление и за красивое его завершение.
Следующий докладчик у нас – чрезвычайный и полномочный посол Российской Федерации, Глеб Александрович Ивашенцов. Пожалуйста!
Г.А. Ивашенцов. Уважаемый господин Председатель, дорогие коллеги! Россия ставит сегодня перед собой грандиозные задачи по хозяйственному, технологическому и социальному подъёму Сибири и Дальнего Востока. Их решение невозможно без тесного взаимодействия с соседями. Китай же здесь – главный и самый близкий сосед России. Лучшее средство укрепить взаимное доверие между государствами – это совместное осуществление долгосрочных хозяйственных проектов. Именно на такой долгосрочной основе строится российско-китайское взаимодействие в энергетике. Причём не только в нефтегазовой сфере, но и по углю, и по поставкам электроэнергетики и в области мирного атома.
Предусмотрено российско-китайское взаимодействие в области энергоэффективности, использования возобновляемых источников энергии, развития элекросетевого хозяйства.
Российско-китайское взаимодействие в сфере энергетики нельзя рассматривать в отрыве от общей энергетической обстановки в Азиатско-Тихоокеанском регионе. Вряд ли оправданны высказываемые иногда мысли о том, что энергетическому сотрудничеству России с Китаем может быть нанесён ущерб нашим сотрудничеством в этой области с Японией или Южной Кореей. Ни одна страна не стремится складывать своих внешнеэкономических связей, все яйца в одну какую-то корзину. Китай торгует своей продукцией со всем миром.
Так сложилось, что для сегодняшней России главные экспортные товары – энергоресурсы. И мы тоже стремимся расширить круг покупателей этого товара, в том числе, за счёт Японии, Южной Кореи и других стран. Задача состоит не в том, чтобы в российско-китайском энергетическом сотрудничестве замкнуться друг на друга. Нужно сделать двухстороннее партнёрство максимально эффективным и друг для друга, и для улучшения общей энергетической обстановки в сопредельном нашим странам регионе. Ибо, если у наших общих соседей будут энергетические проблемы, то это вряд ли улучшит общую безопасность. Пример тому – Северная Корея.
Что даёт России энергетическое партнёрство с Китаем? Строится трубопровод «Восточная Сибирь – Тихий океан». В восточносибирских и дальневосточных регионах формируются нефтегазовые комплексы. Наращивается добыча угля. Вводятся в строй электростанции, линии электропередач с ответвлениями на Китай. Эта работа в сочетании с созданием системы автомобильных и железных дорог, модернизации аэропортов и морских портов призвана обеспечить здесь ускоренный хозяйственный подъём. Нефтегазовая и угольная отрасли потянули бы за собой строительство, как промышленное, так и жилищное, металлургию и машиностроение, включая судостроение – сухогрузы, танкеры и газовозы. В свою очередь, возникновение новых рабочих мест способствовало бы улучшению демографической ситуации, была бы преодолена инфраструктурная разобщённость регионов Восточной Сибири и Дальнего Востока и наметившаяся в последние 2 десятилетия их определённая хозяйственная оторванность от европейской части страны. Это укрепило бы интеграцию всего евроазиатского экономического пространства России.
Возьмём сотрудничество в области мирного атома. Россия прилагает серьёзные усилия по сохранению за собой лидирующих позиций в мире по 7-8 макротехнологиям из примерно 50, определяющих ключевые направления научно-технического прогресса. Это, в частности, космос, авиастроение на базе военного, использование атомной энергии и атомное машиностроение. По этим позициям Россия намерена занять весомые ниши на мировом рынке или существенно расширить имеющиеся. Так, в частности, долю России в глобальном строительстве и эксплуатации атомных электростанций предполагается увеличить с нынешних 16 до 25%. Естественно, Москва заинтересована в наращивании своего высокотехнологического присутствия на китайском рынке. В настоящее время доля ядерной генерации КНР составляет менее 2%. Однако в последние годы Китай вышел на первое место в мире по объёмам строительства новых атомных электростанций. Ежегодно закладывается порядка 10 ГВт новых мощностей. Заключённые с Китаем соглашения не только помогут российским компаниям закрепиться на быстро развивающемся китайском рынке, где присутствует жёсткая конкуренция со стороны компаний других стран, но и могут способствовать их продвижению на рынке стран Юго-Восточной и Южной Азии. Вьетнам, Таиланд, Индонезия, Бангладеш и т.д.
Что касается энергетической обстановки в АТР в целом, то ограниченность здесь запасов нефти и природного газа при неуклонном росте их потребления предопределило, с одной стороны, увеличение поставок из других регионов мира. Прежде всего, с Ближнего Востока, по сути, посадившее страны Северо-Восточной Азии на ближневосточную нефтегазовую иглу. Удельный вес поставок с Ближнего Востока в импорте углеводородов разнится от порядка 60% для Китая до почти 90% для Японии и Южной Кореи.
С другой же стороны, нехватка углеводородов, топлива для традиционной электроэнергетики стала компенсироваться широким развитием в регионе энергетики атомной.
События нынешнего, 2011 года привнесли в энергетическую обстановку в АТР новые, весьма весомые нюансы и акценты. Ближневосточные государства оказались охваченными социальными и иными потрясениями, которые не замедлили сказаться на уровне нефтегазовых цен. Регулярность отгрузок, правда, пока не нарушена. Но где гарантия того, что волна нестабильности рано или поздно не накроет главных поставщиков углеводородов в Северо-Восточную Азию?
В свою очередь, «Фукусима» со всей остротой высветила вызовы и угрозы, связанные с развитием атомной энергетики. Это настоятельно ставит на повестку дня задачу разработки азиатско-тихоокеанского партнёрства энергетической безопасности. Партнёрства, нацеленного на то, чтобы обеспечить, во-первых, энергетические потребности региона – как в углеводородах, так и в электроэнергии, топливе для АЭС в сочетании с защитой окружающей среды. Второе: безопасность реакторных установок АЭС, аварийного реагирования, защиты, реабилитации территорий и населения при радиационных событиях, что приобретает особое значение в свете недавних событий в Японии. Безопасность сухопутных и морских путей доставки энергетических ресурсов.
Эта инициатива вполне реализуема. Пусть военные и политические интересы отдельных государств региона в чём-то не совпадают – всех региональных игроков объединяет забота о своей энергетической безопасности. К 2020 году лишь на Северо-Восточную Азию придётся свыше половины общемирового спроса на энергоресурсы.
Россия способна многое предложить в этой связи. Речь может идти и об увеличении поставок в страны Северо-Восточной Азии российских углеводородов – нефти, газа, угля, в том числе, с месторождений, которые разрабатывались бы совместно с иностранными партнёрами. Речь может идти и об использовании Северного морского пути для доставки в восточном направлении энергоресурсов из районов российской Арктики. Пробные переходы по такому маршруту уже состоялись. И в частности, в августе 2010 года именно в китайский порт Нинбо российский танкер «СКФ Балтика», принадлежащий компании «Совкомфлот» доставил 70 тыс. тонн газового конденсата компании «НОВАТЭК» из Мурманска, пройдя 2500 морских миль по трассе Северного морского пути. Речь может идти и об использовании того большого опыта, который накоплен в России по обеспечению безопасности атомных электростанций, а также по предупреждению стихийных бедствий и преодолению её последствий.
Вот во всех этих моментах российско-китайское сотрудничество активно проявило уже себя. И отталкиваясь от этого российско-китайского сотрудничества в области энергетики, причём во всех областях, не только в нефтегазовой, но и по углю, электроэнергии, атомной энергии, мы могли бы выступить пионерами создания более широкого российско-азиатско-тихоокеанского энергетического партнёрства.
Задачу можно было бы поставить и шире. Поскольку в Азиатско-Тихоокеанском регионе отсутствует какая-либо региональная структура по обеспечению всеобщей безопасности. В отличие от Европы, где действует Организация по безопасности и сотрудничеству в Европе, Организация Договора о коллективной безопасности и другие, архитектура безопасности в АТР ограничена сетью двусторонних договоров безопасности, замыкающейся на Соединённые Штаты. Создание азиатско-тихоокеанского партнёрства энергетической безопасности могло бы стать отправной точкой процесса построения системы всеобъемлющей региональной безопасности в Азиатско-Тихоокеанском регионе.
Спасибо за внимание!
А.А. Семенов. Большое спасибо, Глеб Александрович, за ваше выступление. Очень толковое. Понятно, у вас такой опыт работы по международным отношениям.
Следующий выступающий по нашему плану должен быть генеральный директор компании IPC Чжоу Лицюнь. Его сегодня нет, он задержался в посольстве. Должен был прибыть его представитель, но и представителя нет. А, вы здесь! Тема: «Некоторые актуальные вопросы китайско-российского сотрудничества в энергетической сфере». Пожалуйста!
Муж2. Добрый вечер! Господин Чжоу Лицюнь, генеральный директор компании IPC Интерпетрохим(?) Гонконг Лимитед, которая на протяжении уже многих лет работает здесь, в России на нефтехимическом рынке, сегодня, к сожалению, не смог лично прийти ввиду своей занятости и ввиду работы в посольстве. Попросил меня выступить и донести его взгляд на российско-китайское сотрудничество в энергетической сфере.
Энергетическое сотрудничество между Китаем и Россией создаёт основу для всего комплекса двустороннего экономического взаимодействия. Сотрудничество наших стран в сфере энергетики не ограничивается лишь уровнем торговых отношений. Оно имеет важное стратегическое значение для обеспечения энергетической безопасности обоих государств, позволяя реализовать диверсификацию рынков экспорта и импорта энергоресурсов в условиях современного экономического и политически нестабильного мира. В этом смысле между Россией и Китаем существует большая взаимодополняемость в энергетических потребностях друг друга.
По оценкам Института нефти и газа Российской академии наук, после удовлетворения внутренних потребностей Россия имеет возможность экспортировать в 2015-2020 годы в страны АТР из Западной и Восточной Сибири, Республики Саха и Сахалина 70-85 млн. тонн нефти и 100-140 млрд. кубических метров газа в год.
Для освоения богатых энергоресурсов на Дальнем Востоке России потребуются большие финансовые средства, технологии и достаточные трудовые ресурсы. А это именно то, что Китай может предоставить. С этой точки зрения китайско-российское энергетическое сотрудничество имеет большие перспективы.
Существующие объективные предпосылки для развития китайско-российского сотрудничества в области энергетики уже нашли своё реальное воплощение во многих крупных двусторонних проектах. Так, 1 января 2010 года вступил в строй российско-китайский нефтепровод «Сковородино – Дацин». В течение последующих 20 лет через данный нефтепровод Россия будет ежегодно поставлять в Китай 15 млн. тонн нефти. В результате КНР будет иметь долгосрочные и стабильные поставки стратегического сырья. А Россия, в свою очередь, получит крупный стабильный и надёжный рынок, необходимый для диверсификации нефтяного экспорта.
В 2010 году Китай и Россия в Благовещенске заключили соглашение об угольном сотрудничестве. В ходе официального визита Президента Медведева в Китай в сентябре 2010 года была подписана «Дорожная карта» по сотрудничеству в угольной сфере.
Импорт угля для Китая является важным направлением обеспечения своих энергетических потребностей. Его доля в общем объёме энергетики КНР составляет 80%. В 2010 году объём импорта угля Китаем превысил 166 млн. тонн. По соглашению в предстоящие 5 лет КНР ежегодно будет приобретать из России, по крайней мере, 15 млн. тонн угля. В последующие 20 лет объём импорта угля будет увеличен до 20 млн. тонн в год. Взамен Китай предоставит России кредит на сумму 6 млрд. долларов США в целях совместного освоения угольных ресурсов в районе реки Амур и строительства в России железных шоссейных дорог для перевозки угля, а также приобретения добывающего оборудования.
Сотрудничество в угольной сфере, с одной стороны, помогает Китаю восполнить дефицит в угле, а с другой – облегчает трудности российских энергетических предприятий в недостатке средств, способствует социально-экономическому развитию и строительству основной инфраструктуры на востоке России.
Не буду перечислять другие примеры успешного двухстороннего сотрудничества в атомной энергетике, в поставках электроэнергии в Китай, в развитии электрических сетей и совместной разработке нефтегазовых месторождений в России, в гидроэнергетике, в производстве синтетического топлива из угля, совместной нефтепереработке. Они хорошо известны.
Однако между Китаем и Россией в энергетическом сотрудничестве всё ещё существует немало трудностей и препятствий. Существующие объективные возможности ещё не используются в полной мере. Главная проблема – отставание транспортной, экономической и финансовой инфраструктуры от существующих на данном этапе потребностей двухстороннего сотрудничества.
По мнению специалистов РЖД, неразвитость железнодорожной инфраструктуры на дальневосточном направлении, недостаточные мощности по перевалке в дальневосточных портах могут привести к транспортному коллапсу. Железнодорожная сеть северо-востока Китая также перегружена внутренними перевозками угля. В целях выработки мер по расширению пропускной способности транспортных магистралей была создана совместная рабочая группа. Но вопрос пока стоит очень остро.
Не полностью преодолены в двухсторонних отношениях недоверие, негативные настроения и предубеждения, существующие среди части российского и китайского населения. Можно выделить следующие проблемы для российско-китайских взаимоотношений, которые, в том числе, негативно влияют и на сотрудничество в энергетической сфере.
Во-первых, это имеющее место у китайских предпринимателей сомнение в способности российского законодательства гарантировать сохранность и безопасность иностранного капитала. Что проявляется в их чрезмерной осторожности при принятии решений о прямых инвестициях в Россию.
Во-вторых, это социально-психологические моменты, связанные с дефицитом доверия друг к другу, подогреваемые порою в некоторых российских СМИ слухи о так называемой китайской угрозе. Для претворения же в жизнь масштабных проектов сотрудничества в топливно-энергетической сфере помимо решений на уровне лидеров государств необходимы также активные действия представителей бизнеса обеих сторон.
Необходимо уделять больше внимания сотрудничеству, направленному на достижение прогресса в сфере энергосбережения и уменьшения вредных выбросов, поиску моделей совместного содействия инновационному развитию энергетических систем России и Китая. Исключительно важную роль в устранении противоречий и разногласий в двустороннем энергетическом сотрудничестве играют регулярные встречи глав государств и правительств, сотрудничество под комиссией двух стран. В самой ближайшей перспективе в середине текущего года ожидается подписание китайско-российского договора о поставке российского природного газа в Китай. Начало поставок запланировано на конец 2015 года. Согласно достигнутым договорённостям, срок действия контракта составит более 30 лет, и объёмы газа в Китай превысят 30 млрд. кубических метров в год.
В будущем успешная эксплуатация восточного и западного маршрутов китайско-российского газопровода имеет важнейшее значение для Китая в развитии экологически чистой энергетики. Потребность КНР в газе по прогнозам китайского правительства к 2020 году оценивается в 300 млрд. кубометров. В то время как на данном этапе такая потребность составляет 80 млрд. Данный проект будет иметь важное стратегическое значение для России в укреплении своего положения в газовом сотрудничестве с Европой и реализацией стратегии по освоению своих восточных регионов.
Успешное развитие двустороннего энергетического сотрудничества вселяет в нас уверенность в том, что трудности носят временный характер, и их преодоление в наших общих интересах.
Спасибо за внимание!
А.А. Семенов. Большое спасибо за доклад. Следующий доклад будет представлен Тимошиловым Виктором Петровичем. Это начальник управления по координации восточных проектов ОАО «Газпром».
В.П. Тимошилов. Добрый вечер, уважаемые коллеги! Наверное, не случайно представителя «Газпрома» попросили выступить на этом мероприятии. Действительно, сейчас наблюдается такой активный период в развитии контактов между Россией и странами АТР в области природного газа. Уже сегодня Россия реально присутствует на рынке природного газа стран АТР. Сегодня говорилось, что СПГ, то есть сжиженный природный газ, поставляется с 2009 года в регион. Конечно, это только начало, начало большого пути. Конечно, Россия по своему потенциалу призвана стать одним из новых надёжных источников для поставки природного газа в страны Азиатско-Тихоокеанского региона. И основой для этих поставок как раз будет являться единая система газоснабжения, о которой мы говорили в этом же зале непосредственно перед этим круглым столом. Мы планируем, что в период до 2020-25 года эта система будет сформирована, она объединит различные центры газодобычи на востоке России и станет базой как для поставок газа российским потребителям, так и нашим соседям в странах АТР. Именно так Россия работает на западном направлении, поставляя уже многие десятки лет газ в страны Европы. Именно единая система газоснабжения России является источником для этих поставок, что обеспечивает необходимую надёжность, гибкость этих поставок и их манёвренность.
Такой же подход «Газпром» исповедует и на востоке. Формирование такой системы, конечно, обеспечит высочайшую надёжность поставок, которую не могут обеспечить отдельно взятые спотовые поставщики. Долгосрочность этих поставок, ну, и, конечно, не будем забывать, что «Газпром» обладает самой надёжной и большой ресурсной базой в мире, которую, конечно, никто из наших ближайших конкурентов не может предложить. И именно за счёт системного подхода «Газпром» сможет гибко реагировать на те изменения спроса на рынке, которые могут быть, и оперативно удовлетворять потребности не только Китая, но и Японии, Республики Корея, всех других стран АТР, которые представят свои заявки на природный газ.
Конечно, формирование этой системы займёт время, поставки газа с восточного направления, как вы понимаете, это дело среднесрочной перспективы. Если же говорить о более ранних сроках, то непосредственно в дополнение к тем прямым поставкам газа из восточных регионов России в АТР уже сегодня могли бы быть организованы более масштабные разменные операции между азиатским и европейскими рынками. У «Газпрома» имеются технические возможности для увеличения текущего производства природного газа для поставки в европейские страны, и при наличии потребности со стороны азиатских потребителей могут быть проработаны конкретные коммерческие своп-схемы, которые позволят организовать дополнительные поставки газа в Азиатско-Тихоокеанский регион уже сегодня.
Вы знаете, что соответствующее заявление не так давно сделал Председатель Правительства Российской Федерации Владимир Владимирович Путин в Южно-Сахалинске, говоря о дополнительных возможностях России по энергоснабжению Японии. Такой же подход, он, конечно, справедлив и к любому другому покупателю, который заинтересован в получении дополнительных объёмов российского газа по такой схеме.
Возвращаясь к организации поставок непосредственно вот природного газа с территории Российской Федерации в Азиатско-Тихоокеанский регион, мы, конечно, достаточно оптимистично оцениваем свои перспективы. Это не случайно, уже стало общим местом утверждение, что доля АТР в энергобалансе в целом в мире будет возрастать, именно здесь прогнозируются самые высокие темпа роста спроса на природный газ. При этом темпы прироста этого спроса заметно выше того, что прогнозируется и на европейском, на американском рынках.
И не случайно уже сегодня мы с вами наблюдаем идущую переориентацию части потоков газа, которые были первоначально законтрактованы на европейский рынок именно в направлении рынка АТР. Дополнительное конкурентное преимущество России здесь – то, что поставки могут быть организованы в различном виде. Это и трубопроводный газ, это и сжиженный природный газ.
Конечно, китайский рынок здесь весьма интересен и перспективен. Звучали здесь, в том числе, сегодня различные оценки потребности этого рынка. Но все они, все эксперты сходятся в том, что потребность рынка будет многократно возрастать, называются различные диапазоны – от 300 до 400 с лишним миллиардов кубических метров в год после 2020-го года.
Что касается места российского природного газа в потенциальной потребности Китая, то здесь, как вы знаете, работа ведётся по двум возможным направлениям поставок. Это первоочередное западное направление вот через западный участок границы, восточное направление. Имеется хорошая юридическая база для сотрудничества, как на межгосударственном, так и на межкорпоративном уровне, ведутся, как вы знаете, коммерческие переговоры, уже заключён ряд документов, который нас приближают к заключению договора купли-продажи. Правительствами наших стран поставлена задача выйти на итоговые коммерческие договорённости к середине этого года. И эксперты «Газпрома» и Китайской национальной нефтегазовой корпорации усердно работают по выполнению этой правительственной задачи. В случае, если соответствующие коммерческие договорённости будут достигнуты в установленные сроки, то первоочередная поставка по западному направлению может быть организована в конце 2015 года, что, как вы понимаете, достаточно сжатые сроки.
На востоке «Газпром» уже приступил к формированию единой системы газоснабжения. Мы уже говорили сегодня о том, что строится газопроводная система «Сахалин – Хабаровск – Владивосток». В первую очередь, первый пусковой комплекс этой системы уже к концу этого года, а точнее, в третьем квартале этого года будет завершён. В дальнейшем, как вы видите из этой карты, предполагается развитие системы из Якутского центра газодобычи, который соединится с этой системой в районе Хабаровска. В перспективе мы прогнозируем развитие и производство сжиженного природного газа в районе Владивостока, что явится как раз основой для поставок сжиженного газа в дополнение к тем поставкам, которые сегодня осуществляются с Сахалина.
Сегодня много говорится о том, что после известных трагических событий в Японии энергетический рынок региона может претерпеть трансформации. Конечно, пока остаётся много неопределённости, как будет дальше развиваться ядерная энергетика в регионе. Но большинство экспертов сходятся во мнении, что природный газ, его место в энергобалансе большинства стран будет, конечно же, возрастать. И, конечно, «Газпром» готов здесь выступить в качестве нового масштабного поставщика природного газа для растущих экономик региона.
Но наше сотрудничество с и Китаем, и Японией, Республикой Корея, другими странами региона в области природного газа, конечно, нельзя сводить только просто к поставкам. Здесь сотрудничество может быть гораздо многограннее. Сегодня во время первой сессии мы с вами обсуждали именно необходимость организации глубокой переработки природного газа на территории Российской Федерации. И здесь большое поле для деятельности, в том числе, в партнёрстве с китайскими компаниями, японскими компаниями. Сейчас целый ряд проектов или уже прорабатывается, или находится на стадии замысла. Формирование инфраструктуры газоснабжения создаст для этих проектов переработки необходимую техническую базу. Инвесторы, я думаю, что их активность в ближайшие годы будет возрастать, поскольку, если ещё недавно казалось, что природный газ на Востоке – это дело нерешённое, то сегодня уже реально потенциальные инвесторы видят, что природный газ приходит. И, соответственно, это очень воодушевляет. Мы такие проекты, безусловно, будем поддерживать. И, как мы сегодня уже говорили, и Правительство Российской Федерации также ориентирует и российские компании, и их в сотрудничестве с зарубежными компаниями на организацию глубокой переработки газа. Поэтому такого рода проекты – это одно важное направление деятельности, которое и «Газпром», и другие потенциальные инвесторы российские, я уверен, будут развивать.
Но и это не исчерпывает всех потенциальных возможностей для сотрудничества. «Газпром» является, конечно, интегрированной нефтегазовой, энергетической уже компанией, которая имеет беспримерную газовую инфраструктуру, работает с подземными хранилищами газа. Мы готовы здесь предложить наш опыт, наши возможности. Пилотные проекты в области подземного хранения газа, в области проектирования этих хранилищ уже реализованы. Я думаю, что с учётом тех масштабных планов, которые имеются у наших китайских партнёров вот здесь, мы только в начале пути, здесь нам есть что предложить, тем более, что именно на базе подземных хранилищ газа, как свидетельствует наш опыт, наиболее оптимально регулировать сезонную неравномерность. Вот это наиболее экономичный и такой рациональный путь. И здесь мы готовы к самому плотному сотрудничеству.
То же самое касается и других наших азиатских партнёров – Японии, Республики Корея. Мы готовы к развитию научно-технического сотрудничества, которое уже развивается. Вот это очень перспективное тоже, самостоятельное направление работы. В том числе, я начал свой доклад с того, что «Газпром» именно системно работает, развивает именно системы газоснабжения, которые и обеспечивают необходимую надёжность поставок газа на внутренний рынок и на зарубежные страны. Наличие таких систем газоснабжения у наших соседей, конечно, будет способствовать повышению надёжности их внутреннего газоснабжения, и здесь «Газпром» готов тоже к развитию сотрудничества.
Спасибо большое за внимание!
А.А. Семенов. Виктор Петрович, спасибо вам за доклад! У меня есть вопрос. Как известно, «Газпром» недавно приобрёл Ковыктинское месторождение. Китайцы, китайская сторона активно этим интересуется, вот в сотрудничестве именно по этому проекту, по «Газпрому»?
В.П. Тимошилов. Вы знаете, вот то, что я хотел сказать в своём вступлении, я сказал.
А.А. Семенов. Дальше слово берёт генеральный директор ЗАО «Восточно-сибирская газохимическая корпорация» Александр Юрьевич Климентьев. Тема доклада: «Проекты нефтегазового сотрудничества с КНР и другими странами АТР».
А.Ю. Климентьев. Традиционная схема по Восточной газовой программе. Единственное, что я на ней заострю ваше внимание, на одной части вот этой карты, это вот верхняя часть, вот этот вот район. Это система добычи и транспортировки природного газа в Центральном регионе Республики Саха (Якутия). Система, которая действует, функционирует с 1967 года и по сути является единственной сейчас развитой системой добычи и транспортировки природного газа в Восточной Сибири и на Дальнем Востоке. Это важно, потому что в своем выступлении я хотел бы пару слов сказать о том проекте, который реализует наша компания «Восточно-Сибирская газохимическая компания». Но эта карта важна с той точки зрения, что без строительства магистральных трубопроводов проекты масштабного освоения газовых месторождений Восточной Сибири, понятное дело, однозначно невозможны.
Так вот показатели Восточной газовой программы в объемах добычи и источников добычи и поставок на экспорт и на внутренний рынок. Это данные, которые были представлены 12 марта 2010 года в Якутске на совместном заседании Правительства Республики Саха (Якутия) и «Газпрома». То есть вот то, что гистограмма, — это объемы добычи газа «Газпрома» на месторождениях на территории Республики Саха (Якутия), все эти месторождения являются крупными месторождениями либо уникальными, то есть с объемом более 50 млрд. куб. м газа; синяя линия — это тот объем газа, который предполагалось поставлять в Китайскую Народную Республику, и оранжевая штрихованная область — это объем поставок на внутренний рынок, для внутренних потребителей.
«Газпром» показывал это без поставок в Китай и привязки к внутреннему рынку, но этот график очень хорошо демонстрирует то, что «Газпром» самостоятельно не сможет добывать необходимый объем газа, в размере 50 млрд. куб. м в год, для наполнения газопровода из Чаяндинского месторождения, из Восточной Сибири в Приморье. И вот белая область и штрихованная область — это как раз область работы независимых производителей газа, возможности для независимых производителей газа Восточной Сибири. При этом эта же область является возможностью для привлечения иностранных инвестиций в проекты по добыче природного газа.
Тем не менее, тот объем, 50 млрд. куб. м газа, это был стартовый уровень, в конце 2010 года прошла информация о переговорах между «Газпромом» и Китаем, где гарантированный уровень потребления природного газа был снижен до 12 млрд. куб. м газа в год со стороны Китая. Соответственно, можно ожидать, что вся программа из «Восток-50» может превратиться в программу «Восток-25» или «Восток-30», естественно, сократится перечень стратегических месторождений, с которых будет поставляться газ в магистральный газопровод, и для независимых производителей природного газа, естественно, останется вполне серьезная возможность и серьезная доля для поставок и добычи природного газа.
Три проекта, о которых я говорил ранее, сотрудничества с китайскими компаниями, это проект разведки Чаяндинского участка в Якутии, с ресурсами более 50 млрд. куб. м газа. Вот на данной карте черная линия — это трасса существующего нефтепровода ВСТО, а голубая пунктирная линия — это предполагаемая трасса газопровода. И, соответственно, вот все лицензионные участки, которые вдоль этих двух линий, они в течение 2008-2010-го года выставлялись на аукционы. Могу вам совершенно точно сказать, что участие иностранных компаний в этих аукционах равнялось 0,0. То есть исключительно российские участники, исключительно конкуренция, если она существовала, между российскими резидентами. Это вот ниша, которая в полной мере не используется. Причины — мне сложно о них говорить; наверно, это комплексные вопросы, при том что, по моему личному общению как с корейскими, так и японскими компаниями, всё упирается в одну проблему: вот если будут найдены ресурсы и они будут серьезные ресурсы, то не заберет ли «Газпром» свыше 50 млрд. куб. м газа, — вплоть до того, что одни мои знакомые в Якутии строят свою геологоразведочную программу таким образом, чтобы ни в коем случае не найти больше газа, чем 50 млрд. куб. м. То есть они стараются 35 там, с запасом 40, но не больше. Иначе возникает угроза того, что вот те штрихованные белые области перейдут от независимых производителей в сторону «Газпрома».
Это проект по газохимическому комплексу в Центральной Якутии, вот я представляю эту компанию как генеральный директор. Проект предполагает, я показывал в самом начале своего выступления, показал область добычи и транспорта природного газа, развитая система газопроводов, но ориентированная исключительно на внутренний рынок. В принципе это и есть наш плюс и та основа, на которой мы строим перерабатывающий проект. Потому что якутские производители газа не могут продать этот газ за пределы Якутии, то есть у них вариантов, кроме переработки, не существует. Нет трубопроводной системы.
Проект представляет из себя производство полного перечня продуктов химии метана, то есть это производство метанола, аммиака и синтетических жидких топлив. При этом по синтетическим жидким топливам нами была сделана такая интересная работа совместно с государственной корпорацией Японии по нефти, газу и металлам JOGMEC, эта же компания являлась владельцем и финансировала разработку технологий GTL, то есть из природного газа получение синтетической нефти, в Японии, в сотрудничестве с ассоциацией «Nippon GTL». Эта работа у них была доведена до уровня опытно-промышленной установки, демонстрационной установки с производством 25 тыс. тонн синтетической нефти в год в Ниигате, в Японии, и следующий их интерес был — построить что-то большее, промышленного масштаба, крупнотоннажное производство, наш был интерес — найти технологию по переработке газа в синтетическую нефть.
И вот на фоне пересечения наших интересов была создана рабочая группа, которая в течение года отработала, и было сделано первое в России ТЭО по производству синтетических моторных топлив с привлечением иностранного лицензиара. При этом принципиально важным был следующий момент: о том, что технология переработки газа была адаптирована к условиям Крайнего Севера, то есть это среднегодовые температуры минус 15 градусов, минимальная температура — минус 60, и летние температуры — плюс 25 — плюс 30 градусов; она была полностью приспособлена к тому сырью и природному газу, который имеется в регионе, и в итоге от технологии Japan-GTL мы перешли к рабочему названию «Якутия-GTL», то есть это можно говорить о том, что первые шаги в использовании и адаптации технологии производства синтетических моторных топлив в России в условиях Арктики и Крайнего Севера сделаны.
И второй по списку, но первый по реализации, — это производство метанола. Здесь можно говорить о том, что это производство будет ориентировано как на внутренний рынок, так и на внешний рынок; очень замечательная логистика этого метанола получается для поставок на газовые месторождения Восточной Сибири, как Чаяндинское, так и Ковыктинское месторождение, потому что они все находятся, как бусы нанизаны вдоль реки Лена, и производство находится в пяти километрах от этой реки; соответственно, нам, чтобы поставить метанол на Ковыктинское месторождение или Чаяндинское, нужно 4-5 дней, конечно, в период навигации, с одной перевалкой. То есть альтернатива — это томское производство, это 9 дней, две перевалки, и в ценах 2010 года разница только на логистике составляла 50 долларов в нашу пользу. И экспортные поставки метанола исключительно в Азиатско-Тихоокеанский регион. И здесь вот в области сбыта мы нашли очень хорошее взаимопонимание с торговым домом «Sojitsu» из Японии в области реализации проекта на условиях EPC с компанией «Sinopec Engineering».
Проекты «Газпрома» по переработке газа в Приморье, с переработкой 10 млрд. куб. м газа в год, к которым интерес проявляют также и китайские компании. Повторюсь я о том, что растущая экономика Китая требует всё большее количество энергетических ресурсов, и те источники, которые сейчас активно развиваются, такие как сжиженный природный газ и альтернативные источники — угольный метан и сланцевый газ, — они в полной мере не удовлетворяют внутренний спрос, хотя очень активно развиваются. И поэтому, с нашей точки зрения, здесь очень серьезное поле для сотрудничества в добыче природного газа в Сибири. При этом, необходимо говорить о том, что надо расширять и увеличивать количество совместных компаний, кооперации по добыче и разведке природного газа в Восточной Сибири, понятно, что здесь прямая заинтересованность России, потому что без экспорта и без объемов экспорта газа в Азиатско-Тихоокеанский регион, в частности в Китай по трубе, использование газа Восточной Сибири вряд ли произойдет вообще, потому что объемы внутреннего рынка на данном этапе недостаточно велики и вряд ли «Газпром» будет строить там газопроводы на 12 млрд. куб. м газа в год для удовлетворения потребностей внутреннего рынка. То есть здесь у нас очень серьезное поле для взаимопонимания и сотрудничества. А это эффект масштаба, это более дешевое сырье и более дешевая энергия как для российских потребителей, так и для Китая.
Вот здесь я хотел показать тенденцию использования альтернативных источников природного газа в мире, и в частности вот в Китае, — это важно для того, чтобы определить и понимать в долгосрочной перспективе место и роль газа из Восточной Сибири. Видно, что Китай к 2035 году, по оценке US Energy Information Administration, станет третьим крупнейшим игроком в этой области, и можно, конечно, посетовать на то, что российские проекты в 90-е годы не находили достаточного объема сбыта в Китае и в Азии по своему природному газу, а в 2000-е годы столкнулись с ростом популярности вот таких вот альтернативных источников энергии — сланцевый газ, угольный метан.
И пару слов, какие факторы могут оказать влияние на сотрудничество в газовой сфере. Вот очень много говорилось сегодня о налоговых льготах, специальных налоговых режимах. Я целиком и полностью эту мысль поддерживаю, это направление, но повторяю и буду всегда повторять о том, что даже сейчас в инвестиционном законодательстве Российской Федерации существуют колоссальные резервы по повышению инвестиционной привлекательности. Эти резервы используются на ноль, просто на ноль. Речь идет о двух уровнях: как на уровне Российской Федерации, это закон об инвестиционной деятельности, осуществляемой в форме капитальных вложений, закон 1999 года, но этот закон дает такой статус крупным инвестиционным проектам, как приоритетные инвестиционные проекты, объем вложений в эти проекты небольшой — 1 миллиард рублей, — я думаю, что любой энергетический проект в Восточной Сибири попадет под эту категорию, но один нюанс: эти проекты должны утверждаться Правительством Российской Федерации. Я думаю, что вы можете догадаться, сколько проектов было утверждено в таком порядке, — их ноль, их нет вообще ни одного проекта, — закону 12 лет.
И совершенно аналогичная ситуация с законами на уровне субъектов. Не знаю, как в других регионах Дальневосточного федерального округа, — в Якутии прекрасный закон, замечательный закон об инвестиционной деятельности. Приходи, вкладывай деньги, есть перечень направлений, по которым ты можешь работать, и получай в течение 5 лет налоговые льготы, серьезные налоговые льготы на имущество, до нуля, по прибыли, вплоть до транспортного налога, прямо прописано в законе. Но тоже правоприменительной практики ноль. При этом происходит такая вот, немножко пожалуюсь вам тоже, происходит подмена понятий, они говорят: «Ты вложи деньги, ты построй завод, а мы тебе льготы потом подумаем, давать или не давать». И приходится как-то доказывать, что смысл и суть налоговых льгот заключается не в том, чтобы поощрить тебя за вложение денег, а наоборот, сомневающихся подтолкнуть к вложению денег, чтобы создавались новые перерабатывающие производства и новые предприятия.
И, конечно, без решения принципиальных вопросов доступа к инфраструктуре, в частности магистральному газопроводу, без нахождения оптимального баланса внутреннего потребления и экспорта будет очень сложно развивать новые газовые проекты и газовые месторождения в России, в Восточной Сибири.
В заключение я небольшую совершенно такую статистику приведу, без объемов, это есть утвержденный список ключевых проектов сотрудничества между регионами Дальнего Востока и Восточной Сибири Российской Федерации и северо-востока Китайской Народной Республики. В этом списке есть проекты различного направления: по энергетике 7 проектов, из них, по транспорту 3 проекта, по строительству электростанций 4, из них 1 проект на территории Китая; по добыче газа и нефти 2 проекта, по углю 3 проекта, переработка — 4, и, конечно, намного большее количество проектов в области сельского хозяйства и лесопереработки. В принципе что, конечно, недостаточно, но если посмотреть структуру, то она достаточно сбалансирована. То есть это большее количество проектов, которые используют продукцию переработки нефти и газа либо являются энергозатратными, в частности глубокая переработка леса, производство МДФ и ОСБ. Что можно сказать в таком случае о том, что комплексное сотрудничество между нашими странами в энергетической области обеспечит кооперацию не только в области энергетики, но и в других отраслях, а также позволит обеспечить долгосрочное эффективное сотрудничество.
И в самом заключении я хочу поблагодарить Ассоциацию национальных компаний по содействию развития торгово-экономических отношений с Китайской Народной Республикой, которая нас в сотрудничестве и в переговорах с Китаем ведет уже три года, и лично я хотел поблагодарить Артема Александровича за ту помощь, которую он оказал в продвижении нашего проекта и поиске партнеров в Китайской Народной Республике. Спасибо большое.
А.А. Семенов. Спасибо, Александр Юрьевич, за ваши добрые слова. Особенно спасибо за ваше живое и очень насыщенное выступление.
В списке выступающих у нас сегодня еще заявлено выступление заместителя директора Центра изучения мировых энергетических рынков Института энергетических исследований Российской академии наук Ксении Сергеевны Кушкиной.
К.С. Кушкина. Так, пока я открываю свою презентацию, хочу заранее извиниться: во-первых, я приболела, вот буквально только сегодня, очень неудачно, прямо перед выступлением, решила, что не стоит его отменять.
Вторая ремарка: изначально планировалось, что я буду выступать по проблемам и перспективам российско-китайского энергетического сотрудничества, однако, я так понимаю, что меня поставили в конец сегодняшней сессии и о проблемах и перспективах сказано уже немало, поэтому в очередной раз перечислять наши объекты совместного сотрудничества, мне кажется, не очень интересно; я, пожалуй, расскажу про то, про что сегодня еще не рассказывали, — про послекризисные изменения нефтяного сектора Китая в контексте их влияния на российско-китайское энергетическое сотрудничество.
Структура моего выступления. Я расскажу про три составляющие китайского нефтяного сектора: первая — это конкурентная среда, вторая — это институциональная структура сектора, и третья — политика ценообразования.
Что касается конкурентной среды. Традиционно китайский нефтегазовый рынок характеризовался очень высоким уровнем монополизации внутреннего рынка. Ну, я думаю, что это ни для кого не секрет, две государственные нефтегазовые корпорации, CNPC и «Sinopec», контролируют 90% нефтеперерабатывающих мощностей, а также порядка 80% АЗС страны. Они же контролируют основные инфраструктурные объекты и регулируют доступ к ним, контролируют производство и импорт нефти. За редким исключением им же принадлежат контрольные пакеты совместных китайско-иностранных предприятий. Кроме того, в случае если на китайском энергетическом рынке создаются условия, при которых по определенным причинам, например, нефтепереработка становится убыточной, государственные корпорации имеют возможность получать от государства субсидии, налоговые и прочие льготы, которые помогают покрывать им собственные дефициты компаний.
Что произошло с китайскими государственными нефтегазовыми компаниями после кризиса. После кризиса произошло активное расширение их активности как на внутреннем рынке, так и на рынках зарубежных стран. Это связано в большей степени с государственной поддержкой. Вот если вы посмотрите на таблицы, взятые мной из отчета Международного энергетического агентства, вы увидите, что китайские компании — одни из немногих, у которых инвестиции в послекризисный 2009 год увеличились. Большинство компаний сократило свои инвестиции на 25-50%, и среднее сокращение по пятидесяти крупнейшим компаниям составило минус 13%. Для китайских компаний все показатели положительные.
Далее, институциональная структура сектора. Во-первых, нужно отметить то, что до кризиса институциональная структура сектора была достаточно фрагментированной. Вопросы формулирования энергетической политики Китая — за них отвечают две комиссии и одиннадцать министерств. Зачастую они преследуют противоположные интересы, и, собственно говоря, политика, формулируемая в подобных условиях, иногда была достаточно непоследовательной. Это касается как иностранной политики, так и политики внутри Китая. Так, например, в течение более чем десяти лет китайцы не могли принять закон о налоге на топливо. Закон был одобрен Национальным конгрессом, но, поскольку Министерство транспорта, Министерство финансов и Государственная администрация по налогообложению не могли договориться, кто возьмет ответственность за 27 тысяч чиновников, которым грозило увольнение в случае продвижения такого проекта, закон в течение очень долгого времени так и не был принят, в результате принят был в 2009 году.
Далее, к горизонтальным энергетическим институтам Китая можно также отнести государственные нефтегазовые корпорации. Как они были сформированы. Они были выделены из активов бывшего Министерства нефтехимической промышленности и наделены министерским статусом и определенными полномочиями по управлению рынком. Эти корпорации были и являются достаточно сильными и влиятельными игроками на рынке; помимо того, что сектор значительно монополизирован ими, они обладают значительными финансами и ресурсами, человеческими в том числе, для того чтобы влиять на принятие определенных решений. Кроме того, многие члены совета директоров корпораций занимают очень ответственные посты в различных министерствах, в Исполнительном комитете КПК, экспертных сообществах и исследовательских институтах. Вот мной составлена табличка, она сделана уже в начале этого года.
Такая проблема определенных институциональных изъянов осложнялась тем, что на протяжении всей истории Китайской Народной Республики, за исключением трех коротких периодов, в Китае отсутствовал единый руководящий орган, который бы отвечал за формулирование энергетической политики. На графике представлены вертикальные институты китайской энергетики. В течение долгого времени за формулирование и контроль за реализацией энергетической политики отвечала Государственная комиссия по реформам и развитию. Собственно, в комиссии количество людей, которые отвечают за формулирование этой энергостратегии, чуть-чуть меньше сотни человек, тогда как в аналогичном министерстве экономики США трудится десять тысяч человек. То есть просто физически полномочия были большие, человеческие ресурсы небольшие, и физически комиссия не справлялась с возложенными на нее функциями.
Жен. Нет такой комиссии, есть Комитет по реформам и развитию.
К.С. Кушкина. Комитет, да, извините.
Жен. Вы с английского переводили?
К.С. Кушкина. Нет, с китайского.
А.А. Семенов. Пусть докладчик продолжает, надо выслушать всё.
К.С. Кушкина. В 2005 году государством была сформирована Руководящая группа по делам энергетики, в нее входили очень высокопоставленные чиновники, но ее рекомендации не имели обязательного характера, они могли только рекомендовать определенные направления энергетической политики, но не могли принимать решения.
В 2008 году была создана Национальная энергетическая администрация, которая занималась выработкой производственных планов, ведением переговоров с международными корпорациями и организациями и контролем за иностранными инвестициями. Однако и в Национальной энергетической администрации существовали определенные проблемы, которые не позволяли ей повысить эффективность функционирования сектора.
После кризиса произошли значительные изменения, был создан сильный руководящий орган — Национальная энергетическая комиссия. Комиссия отвечает за формулирование энергетической стратегии и координацию международного сотрудничества. Комиссия возглавляется лично премьером Вэнь Цзябао и состоит из двух очень высокопоставленных чиновников, — всё это говорит о том, что в Китае назрело осознание стратегической важности энергетического сектора и решения по энергетической политике определяются на самом высшем уровне. Нужно добавить, что в течение очень долгого времени создание подобного органа затягивалось, поскольку ни комиссии, ни корпорации, никто не был заинтересован в его создании. Тем не менее, руководство приняло решение о том, что оно должно быть.
До кризиса в Китае цены на сырую нефть устанавливаются на уровне мировых цен, оптовые цены на нефтепродукты устанавливаются согласно формульной привязке к мировым ценам, но в случае если мировые цены на нефть достаточно высокие, внутренние цены оказываются значительно ниже рыночных мировых. Розничные цены на нефтепродукты также регулируются государством, но закон позволяет компаниям, занимающимся розничным сбытом, получать определенную прибыль. Опять же, в случае, когда мировые цены устанавливаются на очень высоком уровне, а внутренние не успевают за их ростом, убытки корпораций зачастую компенсируются за счет субсидий и налоговых льгот. Только в начале 2008 года правительство выплатило порядка 16 миллиардов субсидий компаниям CNPC и «Sinopec». Вот на графике вы видите структуру доходов и продаж компании CNOOC. Несмотря на то, что объем продаж в нефтепереработке обеспечивает больше чем 50%, прибыль от них минимальная, составляет 5-12%. Еще более очевидно это на графике средней нормы отдачи от активов, видно, что нефтепереработка крупнейшего нефтепереработчика страны, компании «Sinopec», убыточна. Это нефтепереработка за несколько лет.
После кризиса была значительно улучшена формула ценообразования, был повышен уровень безубыточности НПЗ с 60 долларов до 105 долларов за баррель, и с 56 до 8% сокращена доля льготных потребителей. Однако были введены новые налоги, из-за которых цены на нефтепродукты на данный момент на 40% превышают мировые цены. Всё это говорит о том, что даже в ситуации, когда, казалось бы, правительство могло провести либерализацию рынка, ожидаемая либерализация так и не была проведена, и если ранее говорилось о том, что это невозможно сделать, поскольку в противном случае в стране будет очень высокий уровень инфляции, то вот, как вы видите, когда создались благоприятные условия для подобного реформирования, реформа так и не была проведена, и цены всё равно остались на достаточно сильно регулируемом уровне.
И наконец, к выводам, что всё это значит для российских компаний. Для российских компаний это значит, что, безусловно, китайский рынок — это сложный рынок, — с этим, я думаю, никто не будет спорить, даже те, кто обсуждает значительные перспективы нашего совместного сотрудничества. Существует высокая степень монополизации, регулируемые цены и влиятельные госкорпорации. Однако это не значит, что выходить туда не надо. Китайский рынок уже столько раз… приводились различные данные по поводу того, насколько он емкий, насколько он динамичный, быстроразвивающийся; безусловно, с ним работать можно и нужно, просто нужно очень внимательно отслеживать тенденции, которые на нем происходят.
Тенденция последних лет заключается в централизации управления сектором. Для российских компаний это, с одной стороны, означает, что ожидаемая либерализация цен едва ли будет проведена в ближайшее время, то есть правительство продолжает сохранять контроль над рынком. Однако, с другой стороны, создание сильного регулирующего органа означает проведение более последовательной и предсказуемой энергетической политики. Кроме того, данная система в большей степени направлена на удовлетворение общегосударственных, а не корпоративных интересов. Поэтому в случае если иностранные компании смогут предложить Китаю помощь в решении одной из ее насущных проблем — экологической проблемы, ресурсной проблемы, — то вполне возможно, что они получат одобрение и необходимую государственную поддержку.
В этой связи особенно важным представляется сотрудничество наших двух стран на правительственном уровне, и также важным является желание обеих сторон идти на взаимные уступки и развивать сотрудничество на, как говорят китайцы, «ху сян йоу ли» — взаимовыгодной основе. Необходимо идти на взаимные уступки и развивать сотрудничество, но делать это так, чтобы оно выгодно было всем нам. Спасибо.
А.А. Семенов. Спасибо вам, Ксения Сергеевна, у вас интересный доклад, ваша точка зрения имеет право быть. На сем, наш сегодняшний круглый стол завершен, я хочу поблагодарить всех докладчиков и участников за мужество, проявленное сегодня, чтобы дождаться вечера, это было непросто, спасибо вам большое. Надеюсь, что ваше терпение было вознаграждено, потому что считаю, что наш круглый стол сегодня состоялся. Спасибо вам большое

 

© 2002 - 2018
 

создание веб-сайта: Smartum IT