Новости форума       Архив       Медиа-центр       Карта сайта       Контакты
Медиа-партнёрам
Москва, комплекс административных зданий Правительства Москвы (ул. Новый Арбат, д. 36/9), 12 - 13 апреля 2018 г.
Программа Форума
Участники Форума
Приветствия
Организаторы
Оргкомитет
Программный комитет
Спикеры
Операторы Форума
Стенограммы
Рекомендации
Медиа-партнеры
Фотогалерея
Зарегистрироваться
Условия участия
Место проведения
Помощь в размещении

 
Главная / Архив / 2011 / Стенограммы выст... / Технический семинар ЗАО «Шнейдер Электрик»

Назад

Технический семинар ЗАО «Шнейдер Электрик»

Технический семинар ЗАО «Шнейдер Электрик»


Муж1. Спасибо за то, что посетили наш семинар. У нас сегодня  камерная обстановка, поэтому я предлагаю садиться поближе, чтобы мы могли поговорить. Моя задача заключается в том, чтобы рассказать в двух словах о том, что из себя представляет «Шнайдер-электрик», как мы планируем работать, какова наша стратегия работы с электросетевым комплексом России.
В двух словах немного истории. «Шнайдер-электрик» - это международная техническая корпорация со 170-летней историей. Начиналась компания в середине XIX века, занималась, в основном, тяжелой промышленностью. Производили чугун, лили металл, производили пушки, поставляли тяжелые металлургические комплексы на разные объекты. Много чугунного литья от «Шнайдер-электрик» до сих пор служит в городе Санкт-Петербурге успешно. В XIX веке рост развития черной металлургии в Европе стал сходить на нет, и компания решила заняться более современным на тот момент делом. Она начала заниматься электротехникой, промышленной автоматизацией, и основным занятием компании было и основным лозунгом – быть промышленным профессиональным партнером для профессиональных потребителей в области распределения электроэнергии среднего и низкого напряжения, а также автоматизации производственных процессов.
В XXI веке компания приняла для себя стратегическое решение добавить к той основе, которая всегда у нас была (это быть профессиональным партнером для распределения электроэнергии, для автоматизации производственных процессов), стать профессиональным партнером для наших потребителей в области управления электроэнергией. Мы вернулись к нашим слайдам, здесь мы проиллюстрировали, как начиналась наша компания, чем мы занимались в XX веке и чем мы собираемся заниматься в XXI веке. Почему компания взяла для себя такое направление? Потому что мы считаем, что человечество стоит перед глобальной энергетической дилеммой. С одной стороны, примерно полтора миллиарда человек сегодня на земном шаре не имеют прямого доступа к электроэнергии. Рост энерговооруженности технических объектов, технологических объектов постоянно растет, и мы считаем, что, с одной стороны, человечество в среднесрочной перспективе 15-20 лет должно удвоить потребление электроэнергии. С другой стороны, в основном, мы знаем, у нас энергетика, прежде всего, генерация – основу ее составляет тепловая генерация, поэтому мы должны снизить объем парниковых газов, СО2, который выбрасывается сейчас в атмосферу, снизить примерно в 2 раза для того, чтобы избежать глобальных катастрофических последствий.
Эту дилемму, которая стоит перед человечеством, очень легко описать, но достаточно трудно разрешить. Поэтому мы видим для себя миссию в том, чтобы быть глобальным партнером наших клиентов в области управления электроэнергии, и выход мы видим в том, чтобы управлять теми энергетическими возможностями, которые у нас есть, максимально эффективно.
«Шнайдер-электрик» для себя выбрал 5 основных направлений своего развития. Мы структурируем наш бизнес в пяти основных сегментах. Это область энергетики, это распределение электроэнергии низкого напряжения, это управление производственными процессами, управление промышленной автоматизацией, все, что связано с производством, это IT-технологии и это строительный комплекс.
Всегда «Шнайдер-электрик» был признан нашим потребителем как поставщик отличных комплектующих. Но мы считаем, что на сегодняшний день для наших клиентов, для наших партнеров этого недостаточно, и мы решили, оставаясь производителем хорошей, отличной, самой передовой продукции, идти к предложению независимых систем и комплексных интегрированных решений для сегментов рынка. Мы будем идти именно в этом направлении на основе того предложения, которое есть у «Шнайдера», на основе тех кубиков создавать интегрированные решения и системы вот в пяти основных направлениях, которые мы выбрали для себя.
Если говорить о том, что представляет «Шнайдер-электрик» в России, на сегодняшний день мы с 2006г. входим по нашему бухгалтерскому балансу в пятерку крупнейших российских электротехнических предприятий. У нас работает более 3 тыс. сотрудников на территории Российской Федерации. Работает 3 завода, 2 крупных логистических центра. Мы не остановили ни один из своих промышленных проектов, которые мы начали реализовывать в 2007-2008г. Несмотря на кризис, мы не приостановили ни один из этих проектов, и более того, в прошлом году у нас случилось знаковое событие - «Шнайдер-электрик» вошел в акционерный капитал самарского завода «Электрощит», и сейчас мы можем сказать, что вместе с самарским заводом «Электрощит» «Шнайдер-электрик» в России – это 11 тыс. сотрудников.
Какие мы ставим приоритеты в своем развитии? Прежде всего, мы хотим дать нашим потребителям самые современные, самые передовые технические решения. Наши решения должны быть оптимальны с точки зрения цены владения в течение всего срока службы нашего оборудования. И мы хотим быть российским производителем, мы хотим продвигать оборудование «Шнайдер-электрик» в России, произведенное на территории Российской Федерации.
Если говорить о том, как мы работаем, мы, безусловно, не видим своего будущего в России без развития наших партнеров, наша продукция, в общем-то, пользуется уже действительно заслуженным спросом на территории Российской Федерации. Нашу продукцию легко приобрести, легко купить. У нас заключено более ста дистрибьюторских контрактов, 24 компании имеют статус официального системного интегратора, которые создают решения в области автоматизации технических процессов. Достаточно много соглашений реализовано по организации низковольтной сборки, а также 40 стратегических соглашений заключено с ведущими машиностроительными предприятиями в России.
Кроме того, можно сказать о том, что мы сейчас реализовали более 10 лицензионных контрактов, и российские компании производят нашу продукцию под торговой маркой и под технологическим контролем качества «Шнайдер-электрик».
Если мы говорим об электрических сетях нового поколения, сейчас будем постепенно, плавно переходить к предмету нашего разговора. Что происходит сегодня с точки зрения построения сети? Сегодняшняя сеть – это, прежде всего, производство электроэнергии на крупных централях, на крупных тепловых атомных станциях. То есть, в общем-то, можно сказать о том, что производство электроэнергии происходит у нас централизованно. Потребители, в основном, у нас пассивные, и поток электроэнергии идет у нас в одном направлении, то есть от генерирующих предприятий к потребителям. Электроэнергия производится на основе большого баланса, который составляется между потребителем и генерирующей компанией.
Что будет завтра, какой будет сеть завтра? Прежде всего, появится все больше и больше электроэнергии, полученной с помощью микрогенерации. Будут появляться возобновляемые источники электроэнергии, которые должны будут включаться в общую сеть. Можно сказать о том, что постоянной проблемой будет синхронизация работы сети и так далее, включение возобновляемых источников электроэнергии, будут появляться микрогенерирующие предприятия, наногенерирующие предприятия. Все это надо будет включать в единую сеть. Наши потребители станут активно использовать электроэнергию, будут, безусловно, появляться электромобили. Мы считаем, что поток электроэнергии будет работать в двух направлениях, то есть потребители будут вырабатывать электроэнергию, стараться для себя оптимизировать свои расходы, активный учет и передавать ту излишнюю электроэнергию, которая будет у них высвобождаться, в сеть. Будут появляться новые типы потребителей, такие, как электромобили. Безусловно, это произойдет у нас не завтра, не послезавтра, но это то, что мы считаем, ждет нашу страну через 10-15, может быть, 20 лет. Соответственно, нам будет необходимо, и мы встретимся с той потребностью централизации, автоматизации работы всех компонентов вот этой большой сети, которая у нас есть.
Вот, собственно говоря, мы сейчас плавно перешли к тому, что мы видим с точки зрения стратегии своей работы с электросетевым комплексом России. Мы считаем, что Россия тоже стоит перед большой энергетической дилеммой, потому что, с одной стороны, есть планы, которые перед государством ставят наши руководители – увеличить примерно в 2 раза выработку электроэнергии к 2020 году. С другой стороны, есть такая вещь, как проблема «последняя миля», есть факторы изношенности оборудования, есть факторы неэффективного использования оборудования. И ту электроэнергию, которую будет вырабатывать наш генерирующий комплекс, необходимо довести до потребителя. Но, тем не менее, для производителей оборудования энергетический рынок в России останется самым крупным и будет даже превышать, мы считаем, нефтегазовый комплекс. Средний потенциал роста для нас тоже представляется достаточно высоким. Мы считаем, что энергетический рынок будет расти в среднем на 6% в год, здесь мы говорим обо всем: о генерации, о передаче электроэнергии, о распределении электроэнергии, первичном, вторичном и так далее.
Как я сказал, с одной стороны, это необходимо делать, нашим предприятиям, нашим потребителям, инфраструктурным объектам необходимо больше и больше электроэнергии. С другой стороны, нам необходимо решить задачу того, как довести эту электроэнергию до потребителя. Существует износ оборудования, существует проблема недостатка средств для инвестирования у   сетевых предприятий, обновления их парка оборудования. Существует такая проблема, как импортозависимость, поскольку сетевой комплекс является одним из стратегических для нашей страны, и нам необходимо решать проблему импортозависимости, использовать оборудование, произведенное на территории Российской Федерации. Исходя из этого, мы хотим строить свою работу, свою стратегию.
Для сетевых компаний «Шнайдер-электрик» хочет быть профессиональным партнером для того, чтобы дать нашим потребителям из одних рук, прежде всего, сетевым предприятиям полное комлектное предложение под станции высокого напряжения, высокого-среднего напряжения, среднего-низкого напряжения. Мы хотим заниматься и занимаемся автоматизацией подстанций, системами управления сетью, построением смарт-грид, скада-системами, решением проблем синхронизации с возобновляемым источником, предлагать сервисные услуги. Как это будет реализовано, как мы планируем это делать? Мы планируем работать как поставщик комплектных решений под ключ, так же, как мы хотим быть поставщиком продуктового предложения, предлагать наше оборудование, наши продукты, наши сервисные услуги, в том числе, и услуги в области инжиниринга.
Мы ставим перед собой такие для нас достаточные простые и понятные задачи. Мы хотим быть лидером на рынке распределения электроэнергии во всех ее сегментах: в области распределения первичного, вторичного, среднего и высокого напряжений. Кроме того, мы хотим получить признание от наших заказчиков, партнеров в качестве технологического советника, технологического лидера в области и ноу-хау того, как нужно будет строить сети. Мы хотим быть поставщиком решений в области смарт-грид и в области автоматизации сетей.
Каким образом мы хотим это реализовывать, какие шаги мы будем для этого предпринимать? Прежде всего, мы хотим сказать о том, что для нас требования наших заказчиков, требования МРСК, требования сетевых предприятий являются абсолютным законом, и мы планируем полностью выполнять эти требования. Наша продукция, наши комплектующие, услуги должны быть доступны в любом регионе, начиная от Калининграда, заканчивая Дальним Востоком, от Мурманска до Сочи. Персонал сетей должен быть обучен эксплуатированию нашего оборудования, монтажники должны его монтировать, проектировщики должны уметь проектировать. Наше оборудование, наше предложение должно быть адаптировано, прежде всего, с точки зрения цены владения оборудования в течение всего срока службы. Мы должны обеспечивать соответствующие гарантии. Мы будем развивать нашу партнерскую сеть. Мы не собираемся работать одни в России. Мы будем работать с региональными лидерами, крупнейшими монтажными организациями, крупнейшими региональными производителями, производителями ячеек, будем работать с проектными институтами, производителями малогабаритных бетонных подстанций и так далее.
Мы будем заниматься тем, что будем создавать в России сеть производств на основе наших партнеров, на основе передачи технологии. Мы хотим, чтобы в районе каждого крупного города находилось производство, на котором будут производиться малогабаритные трансформаторные подстанции, малогабаритные распределительные пункты заводской готовности, соединительные пункты – все то, что можно будет посмотреть и пощупать на нашем стенде, который стоит перед входом в этот зал. Безусловно, мы будем заниматься передачей технологии нашим партнерам, мы будем развивать технологическое сотрудничество точно так же, как мы поставили во главу угла, что «Шнайдер-электрик» в России должен быть российской компанией, и предлагать, продвигать на рынок оборудование, которое произведено на территории Российской Федерации.
У нас возникает много вопросов: как «Шнайдер-электрик» планирует координировать свою работу, как мы работаем вместе с самарским заводом «Электрощит». Можно сказать о том, что мы очень позитивно смотрим на эту сделку. Когда эта сделка была объявлена, на финансовом рынке была такая некая стагнация, рынок находился в негативной части, акции падали. Собственно говоря, после объявления акции «Шнайдер-электрик» взлетели примерно на 5%, это очень и очень много для французской биржи. Как мы будем работать? На сегодняшний день «Шнайдер-электрик» и самарский «Электрощит» - это два независимых предприятия, которые имеют общих владельцев. Это предприятия, которые координируют свою работу на территории Российской Федерации. И самарский «Электрощит» - это, прежде всего, работа в области первичного распределения, подстанций высокого, среднего напряжения. Это стандартные те ячейки КРУ, КСО, которые традиционно востребованы сетевым комплексом, работа с сельскими сетями. «Шнайдер-электрик» концентрирует свою работу в тех условиях, где необходимо малогабаритное оборудование среднего напряжения, а также городские электрические сети в крупных городах.
Если говорить о том, как мы реализовываем эту нашу стратегию работы, можно сказать о том, что мы пришли в Россию не вчера, мы работаем в этом направлении с 1993г. Вы видите на этой карте, что мы действительно последовательно реализовываем эту стратегию, и в России уже работает несколько собственных производств. Несколько проектов мы реализовали в Москве, в Татарстане, сейчас у нас находятся проекты в работе в Иркутске, на северо-западе, на юге и так далее. Мы последовательно идем по этому пути передачи технологии партнерам, передачи наших знаний, развитию производств, делокализации производств с помощью наших партнеров также, как и производством нашего оборудования на территории Российской Федерации.
Этот слайд еще иллюстрирует то, что мы пришли на этот рынок не вчера. Вы здесь можете видеть нашу установленную базу. Сейчас парк установленного оборудования малогабаритных комплектных трансформаторных подстанций в России уже насчитывает 15-летнюю историю. Более 15 тыс. трансформаторных подстанций нового поколения установлено на всей территории Российской Федерации, как я сказал, от Калининграда до Хабаровска. И мы считаем, что мы выбрали верную стратегию своей работы, и мы получили действительно заслуженное признание от наших потребителей. Безусловно, это, наверное, трудно сказать, находясь здесь сегодня, потому что не очень много народу смогло придти, потому что идет у нас несколько крупных таких мероприятий. На этой неделе в Москве и в России, и в сетях, в частности, вот здесь. Но, тем не менее, мы считаем, что мы достаточно успешно работаем. Мы уверены в своих силах, и мы будем продолжать двигаться в том направлении, о котором я говорил.
На этом я благодарю за внимание. Я еще раз хочу сказать большое спасибо за то, что вы нашли время придти к нам, несмотря на то, что очень много идет одновременно мероприятий. Могу ответить на вопросы, которые могут возникнуть.
Муж2. Вот все у вас прекрасно, молодцы, что работаете в этом направлении. А посмотреть северную часть России, там что-то нет вас. А где вот этот башмачок, я работал в этом районе - нефть, газ, Тюмень – с 1971г., один из самых старых. Там ветреный район, и там газ, газопроводы уже готовые. Если там взять вам такую идею: ветроводородную технологию, которую я практически единственную в России, капитально *, а сейчас только чуть-чуть примыкаю и советы даю. Значит, если бы там поставить, 225 тыс. километров – береговая зона, практически ветра все более 5 *, энергоносность огромнейшая. Вот этого берега хватит, чтобы континент не только наш, а практически ветровой энергией закрыть.
Есть разработанные у меня роторные ветродвигатели, которые преобразовывают нестандартную энергию, как крутится, так переключается, в водород. И водород с добавлением в газовую систему, где я главным технологом работал, до 20% это никаких вообще не надо переделок, то есть спокойно накачиваем туда энергию, можем уже вкрапиться. Я с «Газпромом» веду переговоры, потому что там все мои дети, чтобы они нас там не гоняли, чтобы дали возможность подключиться. Так вот, они полторы тысячи долларов просят за киловатт установленной мощности. Я считаю, что в России это слишком барская цена, тысяча долларов. Мы экспериментальные можем 5 штук этих изготовить. Сговор у нас огромнейший. Я четвертый раз буду опять на «Максе», там приходят эти компании, которые ветроводород могут осуществить.
Муж1. Это очень интересный вопрос. Я думаю, что мы можем отдельно переговорить об этом. Очень интересная тема.
Муж2. Ну, я вас немножко раскрутил, чтобы дозрело. Я не могу зажечь все снега Сибири, но сердца людей… Так вот, это не поговорить, это реальность. Никаких потерь. Газ вошел, газ вышел. И первое, что я хочу подарить столице Москве, это то, чтобы сюда пришло экологически чистое топливо, чтобы Собянин, который мой тюменчанин, моя кандидатура, помогли сюда придти нефтяники, чтобы он действительно смог центр Москвы хотя бы ближайший закрыть водородом. И разогнать оттуда все правительственные машины, или пусть ездят на водороде.
Муж1. Давайте мы об этом поговорим немножко попозже. У нас ограниченное время. То, о чем вы говорите, я думаю, мы с удовольствием поговорим. Хорошо, большое спасибо.
Д. Скворцов. Уважаемые коллеги, гости. Я еще раз представлюсь, меня зовут Скворцов Дмитрий. В компании «Шнайдер-электрик» я отвечаю за работу с распределительными сетями. Прежде чем перейти к следующей теме, это смарт-грид, я бы хотел показать небольшой ролик, от которого дальше уже двигаться.
Ролик. Современная структура распределительных сетей была заложена еще в прошлом веке, тогда, когда никто и не задумывался о том колоссальном прогрессе, которого могло достигнуть человечество за последние несколько десятилетий. Жизнь была размеренной, большинство из нас ходило пешком, не пользовались мобильными телефонами и не знали, что такое компьютер. Автомобиль был роскошью, а не средством передвижения, о пробках на дорогах тогда еще никто не слышал.
Рассмотрим пример функционирования типичной распределительной сети прошлого века. Процесс транспортировки электроэнергии соответствующего качества и в требуемом объеме не составлял особого труда. Потребление электроэнергии было на достаточно низком по сегодняшним меркам уровне. При возникновении экстренной ситуации аварийные службы могли довольно быстро добраться до места аварии и произвести все необходимые ремонтные работы. Устранение неисправности с момента оповещения не занимало много времени. Надежность электроснабжения потребителей была на высоком по тем временам уровне.
Но город рос, росло и количество электроэнергии, требуемой для нужд города. Появлялись все новые и новые источники потребления, которым было необходимо качественное электроснабжение. Конец XX, начало XXI века обострили проблему доставки бесперебойной электроэнергии потребителю. Значительная часть оборудования распределительной сети нуждается в перевооружении. Резкое увеличение транспортных потоков современного города уже не позволяют оперативно реагировать на чрезвычайные ситуации. Постоянные пробки на дорогах мешают быстро добраться до места аварии и ликвидировать ее последствия. Выросли перерывы в подаче электроэнергии, что негативно сказалось на лояльности потребителей. Длительное время поиска повреждений, управление аварийным режимом вслепую не позволяют организовать процесс доставки электроэнергии на требуемом качественном уровне. Зимой в некоторых районах страны в некоторых районах страны существует риск длительного ограничения электроснабжения. Из-за чрезвычайно холодного климата оперативные бригады испытывают постоянные проблемы, связанные с предварительным разогревом рабочего транспорта. Большая отдаленность объектов на нефтяных и газовых месторождениях в районах Крайнего Севера также препятствует быстрому реагированию аварийных бригад.
Вследствие всех этих причин возник ряд проблем, требующих неотложного решения. Более 80% оборудования распределительных сетей нуждается в перевооружении. Мы предлагаем следующие решения. СКАТ – система реализации комплексного управления распределительной сетью. Канал передачи данных, в том числе, путем передачи информации по кабельным линиям на основе PLC-технологии второго поколения. Семейство цифровых устройств, телемеханики и телеуправления для управления и контроля оборудования.
Мы уменьшаем и оптимизируем ваши затраты на проектирование, затраты на монтаж, время реализации проекта. Отличительными особенностями нашего решения являются послепродажное обслуживание эксплуатирующей организации, возможность расширения, ремонтопригодность силами служб эксплуатирующей организации.
Представим город будущего вместе с «Шнайдер-электрик». Подстанции, оснащенные системами телемеханики, не требуют оперативного вмешательства выездной бригады при возникновении чрезвычайной ситуации. Телесигнализация, телеуправление и телеизмерения позволяют максимально сократить время, требующееся для возобновления подачи электроэнергии. Состояние распределительных сетей больше не зависит от человеческого фактора и от пробок на дорогах. Все переключения происходят быстро, удаленно и через диспетчера.
«Шнайдер-электрик» на протяжении 30 лет системно занимается разработкой и внедрением решений по повышению эффективности эксплуатации распределительных сетей. На сегодня существует значительный перечень объектов энергетики, где применены разработки и технологии компании по управлению распределительными сетями. Такие компании, как «Американ электрик пауэр», «Каролина Пауэр энд Лайт» (США), «Шарджа Электрисити» и «Уонтед Ассорити» (ОАЭ), и «EDF» (Франция), «Эмтеза» (Испания) и многие другие системно и успешно применяют типовые решения на основе разработок «Шнайдер-электрик».
Д. Скворцов. В ролике представлено наше видение того, что, наверное, имеет смысл сегодня понимать под популярным словом «смарт-грид». В презентации мы покажем результаты проводимых нами исследований.
Не будем останавливаться на тех слайдах, которые вы уже видели, о том, что распределительные сети движутся к новому будущему, к новому состоянию. Основной вывод, который из этого можно сделать, как гласит общепринятая теория – что такие элементы распределительной сети как коммутационное оборудование, силовые трансформаторы, подстанции и так далее, должны уже на стадии технического задания, на стадии строительства становиться элементами умной сети будущего и позволять последующую интеграцию в единую распределительную сеть. Таким образом, в ближайшее время, сегодня это уже можно видеть на примере реализуемых в последнее время объектов, есть тенденция применения умного оборудования, которое заранее оборудовано коммуникационными модулями либо какими-то дополнительными возможностями для интеграции в единую не только электрическую, но и информационную сеть.
Если предполагать, как могут выглядеть подстанции будущего, то, скорее всего, это будет оборудование, подобное флэш-карте компьютера. Скорее всего, можно отметить следующие моменты, что подстанции в ближайшем будущем станут умными элементами сети, будут оборудованы такими системами, как диспетчеризация, как компенсация реактивной мощности, как, возможно, дистанционное изменение параметров. Это, естественно, полностью необслуживаемое оборудование, необслуживаемая сама подстанция, это увеличенный срок службы. И учитывая активную разработку элементов и модернизацию основных составляющих, становится уже вопрос о КПД всей подстанции в целом.
Посмотрим, как это будет проявлять себя в ближайшем будущем. На сегодня в «Шнайдер-электрик», в целом, есть достаточно большая гамма предложений по диспетчеризации и автоматизации всех элементов распределительной сети. Это автоматизация центров питания, это автоматизация сетей 6, 10 , 20 кВ, это система релейной защиты, позволяющей интеграцию в единую диспетчерскую сеть. Это целый ряд электрооборудования силового для распределительных сетей, таких, как ячейки КРУ, ячейки КСО, моноблоки, трансформаторные подстанции, трансформаторы. И та задача, которая стоит сейчас перед нами, которую мы стараемся решать вместе с нашими заказчиками, с эксплуатирующими организациями, это интеграция всего вот этого спектра оборудования в единую информационную электрическую сеть.
Как мы сегодня уже говорили, в последнее время существует такой активный переход от продуктового решения, когда оборудование собирается поэлементно и монтируется в поле обычно третьими организациями, и затем уже сдается в эксплуатацию. На сегодня существуют требования внешней среды, и мы стараемся им отвечать, о поставке решений под ключ. Включает в себя проектирование, аудит существующей энергосистемы, энергоустановки, разработку оптимальных технических решений, поставку и последующее сервисное сопровождение. И мы считаем, что переходом на такой полный цикл обслуживания мы помогаем снять те острые вопросы с качеством, распределением ответственности, с комплексным решением поставленной задачи. Это позволяет оптимальным образом отвечать на запросы со стороны эксплуатирующей организации.
В целом, если смотреть на то, что «Шнайдер-электрик» делало в России, во-первых, нам есть, чем гордиться по установленному парку электротехнического оборудования. Одна цифра только, что моноблоки РМ-6, сегодня это уже более 20 тыс. моноблоков, если пересчитывать это в первичные ячейки КСО, это более 70 тыс. ячеек. То есть выпуск среднего завода за несколько лет в достаточно долгосрочном периоде. На всем таком установленном парке не отмечено выходов из строя по причине заводского брака, каких-то несчастных случаев и так далее. Мы говорим, что та установленная база, которая сегодня сформирована в России, отвечает как нашим требованиям по правилам эксплуатации, так и это вполне эргономичное устройство, с которым удобно работать эксплуатирующей организации.
Карту мы сегодня уже смотрели. В последние годы в России мы занимались прикладными научными исследованиями, связанными с дальнейшим развитием оборудования с пониманием, что же такое смарт-грид. И на сегодня классическую теорию рассматриваем в приложении к российским распредсетям. Если брать классическое понимание системы смарт-грид, то существует три основных подраздела. Это система управления активами и режимами, это система управления аварийными и послеаварийными режимами и система управления энергопотреблением. И мы считаем, исходя из той ситуации в распределительных сетях в развитии городов, которая есть на сегодняшний момент, что в первую очередь важны и критичны системы управления аварийными и послеаварийными режимами, а затем уже следует все остальное. Попробую показать, почему.
Если мы посмотрим классический мегаполис России, например, такой, как Казань, но выборка делалась по целому спектру городов, то за последние 10 лет количество автомобилей на дорогах росло примерно на 16% в год. Средняя скорость движения на те же 16% в год с учетом строительства новых дорог снижается. Таким образом, если бы эксплуатирующая организация не предпринимала дополнительных мер, таких, как расширение штата или организация новых диспетчерских районов, либо какие-то еще меры такого порядка, то средняя длительность повреждения росла бы на те же 16% в год, была бы пропорциональна сокращению средней скорости движения по городу.
Таких городов, как Казань, в России очень много, где есть реки, мосты, есть туннели, железные дороги, есть те узкие места, которые заставляют разделять город на диспетчерские районы с тем, чтобы в каждом из них отдельно обеспечивать надежность и бесперебойность электроснабжения потребителей.
В России у нас есть ряд реализованных проектов, о которых я расскажу чуть дальше. Но скажу о главном. На основе тех научных изысканий, которые мы проводили, на основе опыта реализованных проектов мы пришли к следующим выводам о построении систем диспетчеризации. Первое – это единообразие и единые требования к диспетчеризации всей распределительной сети, начиная с трансформаторных подстанций, заканчивая центрами питания. Это касается устройств, касается оборудования, протоколов передачи данных, СКАДА-систем и так далее. Второе, если мы говорим о городской, 6, 10кВ, 20кВ, то в связи с возникающими требованиями о диспетчеризации те каналы связи, которые используются на сегодняшний день привычные – это телефонная линия, это радиосвязь – уже не позволяют передавать тот объем информации, который мог бы быть использован в системе диспетчеризации, управления распределительной сетью. И сегодня на первый план выходит разработка и применение тех каналов связи, которые позволяют пропускать достаточный объем данных. Это, безусловно, оптика, это, возможно, передача данных в распределительной сети, это еще какие-то каналы с высокой пропускной способностью.
Второе – это работа на основе типовых проектов. На сегодня разработана линейка типовых проектов по диспетчеризации ТП, РП, соединительных пунктов и так далее. И основная задача такого типового проекта – использовать тот опыт, который где-то уже накоплен, реализован на практике, возможно, будет подвергаться модернизации в следующих проектах, но это уже такой краеугольный камень, от которого можно отталкиваться.
И третий принципиальный фактор – это полная заводская готовность изделия. Если раньше мы говорили о том, что все трансформаторные подстанции, сетевые сооружения, РП предпочтительно изготавливать на заводе в виде блочных комплектных изделий, собираемых, тестируемых на заводе и проходящих заводской контроль качества, что позволяет повысить качество, сократить затраты и упростить монтаж на месте, то сегодня то же самое мы говорим и о системах диспетчеризации. В контексте умной подстанции, подстанции будущего, о которых мы говорим, мы считаем, что современные элементы распределительных сетей должны, конечно, изготавливаться на заводе, и изготавливаются, как это сегодня и происходит. Включает в себя как элементы управления электроэнергией, так и элементы диспетчеризации и управления информационными потоками внутри распределительной сети.
Я покажу некоторые примеры из реализованных проектов. Первый такой классический случай – это современная РП с ячейками, с выходными или газовыми выключателями, с релейной защитой, это РП, уже находящиеся в эксплуатации, включенные в систему диспетчеризации. Такая РП становится видимым, управляемым, понимаемым объектом. Здесь возможно снятие всех видов сигналов, которые только можно заложить в техзадание, также осциллограмм с релейной защиты СЕПАМ, контроля установок и так далее. И такая РП приобретает качественно другой смысл и становится фактически опорным узлом диспетчеризации в распределительной сети.
Второй пример также из реальной жизни – это трансформаторная подстанция. На сегодня мы знаем, что, если номинально порядка 25, 30, 50% РП в городах телемеханизированы, при этом не все из них телемеханизированы фактически, некоторые только номинально, то телемеханизация ТП сегодня практически отсутствует. Вместе с тем, в городах, в центрах городов в сетях 220В трансформаторные подстанции также требуют телемеханизации, требуется их видеть и наблюдать, как и РП.
Здесь приведен пример диспетчеризации на основе трансформаторной подстанции с моноблоками РМ-6, которая также становится видимой, управляемой. Диспетчер может видеть токи, наличие напряжения, измерять это напряжение при необходимости и контролировать безопасность, такие вещи, как открытие двери, проникновение, пожарная сигнализация и прочее.
И третий элемент, безусловно – это оборудование, которого у нас в распределительных сетях еще очень много и будет много, оно будет находиться в эксплуатации, это различные типы оборудования предыдущих поколений, которые точно также могут быть включены в систему диспетчеризации. Естественно, управление здесь невозможно конструктивно, но теленаблюдение и точно также контроль доступа, контроль безопасности здесь возможен. И вот эти приведенные примеры взяты из реально реализованных объектов, которые здесь у нас в России выполнены.
Несколько структурных схем, каждая из них соответствует типовому проекту, той иллюстрации, которая у нас представлена на стенде. Сегодня есть библиотека типовых решений для трансформаторных подстанций, для РП, для соединительных пунктов, которые включают в себя конструктивную часть, строительную часть, компоновку и так далее, силовую часть и диспетчеризацию. Такой вот рабочий проект фактически является полным законченным досье для работы с сетевыми сооружениями. Схема для трансформаторных подстанций с ОВР по высокой стороне. Это подстанция с ОВР по стороне 0,4 или без ОВР. И что самое главное, для заказа такого оборудования или такой подстанции на заводе существуют опросные листы, с которыми достаточно просто работать как заказчику, так и проектировщику точно так же, как мы сегодня привыкли заполнять опросный лист на какие-либо ячейки или релейную защиту, или конфигурацию какого-либо оборудования. Точно так же сегодня можно заполнять опросные листы на системы диспетчеризации, и подстанция будет приходить уже полностью готовая со всеми установленными системами.
Вот несколько иллюстраций из проектов, которые были реализованы в последнее время. Первое – это пилотная зона в городе Санкт-Петербурге, которая находится недалеко между Невским проспектом и площадью Искусств. Это наиболее свежий сданный в эксплуатацию объект, такой живой полигон. Вот здесь вы видите РП с релейной защитой СЕПАМ, с ячейками СМ-6 с выходным или газовым выключателем. Здесь же вы видите один из типов экранов диспетчера, которые можно наблюдать. Если посмотреть на другие сетевые сооружения, которые включены в эту систему диспетчеризации, приведена фотография одной из трансформаторных подстанций, которая совершенно подобным образом отображается на экране диспетчера. И точно так же можно видеть и контролировать безопасность. Управлять здесь нельзя, это вот иллюстрация того, что современная система диспетчеризации и управления может быть наложена на ту структуру сети, которая у нас есть, которая далеко не вся построена в последнее время и отвечает современным требованиям.
Следующие два проекта. Первый – это диспетчеризация центра города Барселона, который фактически получился отправной точкой для разработки наших проектов, здесь в России реализованных, и мы этот опыт изучали совместно с представителями распределительных сетей. Подстанции глубокого ввода 110кВ, между ними идет сеть из подстанций 20-квольтных, которые построены в разное время, тоже обладают разным оборудованием. Вот центр города был успешно интегрирован в единую диспетчерскую сеть. Приведены скриншоты с экрана диспетчера, где контролируется положение подстанции, ситуация нагрузки, температуры трансформатора и так далее.
И пример реализованного проекта в городе Москва, это сеть 20Кв., порядка 60 сетевых сооружений, которая сдана в эксплуатацию в 2009-2010гг., в настоящий момент успешно работает. Эти два проекта построены по одному принципу. Часто возникает вопрос, сети в России сильно или принципиально отличаются от того, что существует где-то еще. Можно вот обратиться к практическим данным и показать, что, конечно, с учетом специфики эксплуатации, но подход к построению сети, оборудование и достигаемый эффект, они вполне сопоставимы.
Как мы уже сказали, «Шнайдер-электрик» обладает достаточно большим опытом в разных странах и в разных частях света по диспетчеризации распределительных сетей. Это и сети в Соединенных Штатах Америки, и Ближний Восток, Азия, Европа, везде свои разные требования, свой взгляд на то, как должны эксплуатироваться сети. Реализованные проекты есть везде, и с учетом того, что сегодня большая часть силового оборудования «Шнайдер-электрик» выпускается в России, а бетонные подстанции РП, ТП совместно с партнерами полностью выпускаются в России, мы сегодня можем говорить о том, что существует готовая база, которая может служить фундаментом для построения систем диспетчеризации распределительных сетей и внедрения вот этих важных элементов, таких, как диспетчеризация, управление аварийными и послеаварийными режимами в нашу реальную жизнь.
Не буду приводить примеры сроков окупаемости. Не в рамках этой презентации. Скажу так, мы делали экономические расчеты, сегодня мы делаем разработку технико-экономического обоснования для одной из распределительных сетей в России, Новосибирск.
Вопрос. Коллеги, я для всех остальных представлюсь, генеральный директор Ленинградской областной управляющей * компании. Это Ленинградская область. К качеству «Шнайдер-электрик» у меня вопросов нет, к технологиям тоже вопросов нет. Мне кажется, что вы немного *. Города-миллионники – это замечательно, Барселона – замечательно, Москва – замечательно, Санкт-Петербург – замечательно. Но Россия состоит, к сожалению, из городов, в которых там 50-100 тыс. жителей. Вы знаете, надо в решениях ориентироваться, ту же самую диспетчеризацию и технологические решения для маленьких компаний в городах надо давать людям. То, что для вас там полностью нафаршированная подстанция, это 20 млн. рублей со всем комплексом автоматизации, для вас это нормально, для Москвы нормально, для Петербурга нормально, для любого областного города это очень дорого. Вы сказали, что не собираетесь говорить об экономических параметрах. На окупаемость надо выходить, надо говорить о том, что эта подстанция заменит 10 ** в сетевой компании распределительной *.
Муж1. Мы услышали, мы обязательно в свою работу включим, но, чтобы быть более конкретным, две цифры, наверное, можно привести. Мы оценивали объем прямых инвестиций, которые необходимо сделать в телемеханизацию района, который состоит из 100 домов. Получилось у нас так, что объем инвестиций прямых составит величину порядка 700 часов недоотпущенной электроэнергии. А экономический эффект от внедрения системы телемеханики начнет давать, мы сейчас ведем эти расчеты, мы выходим где-то на уровень порядка 8 лет. То есть, если мы говорим о том, что срок службы подстанций должен составлять 30-50 лет, то мы видим, в течение 8 лет будет точка. Давайте, мы Вам отдельно пришлем, у нас есть эти все расчеты.
Д. Скворцов. Последний комментарий, чтобы быть в регламенте. Те расчеты, которые мы сейчас делаем по Новосибирску, они интересны не только заказчику, но и нам, поскольку фактически мы здесь ведем научно-техническую работу. И, конечно, мы результаты постараемся, как будет возможность, опубликовать и поделиться.
Муж3. Критическое замечание. В России, у нас нет сетей 20кВ.
Д. Скворцов. Есть сети 20кВ уже.
Муж3. У нас нет сетей 20кВ, Москва – не Россия.
Муж1. Новосибирск.
Д. Скворцов. Я покажу по поводу московских, питерских подстанций, тех, которые применяются, две схемы, мы их специально здесь привели. Если мы посмотрим на трансформаторную подстанцию московскую, просто один факт, где применяется 4 моноблока РМ-6, ОВР по высокой стороне, там 10кВ, телемеханика и так далее. Вот структурная схема трансформаторной подстанции, которая применяется везде, кроме Москвы и Питера. Это два моноблока РМ-6, это ОВР по стороне 0,4кВ, фактически это экономичная подстанция. Именно, когда мы говорим о 20 тысячах моноблоков…
Муж3. Это не ко мне вопросы, к прокуратуре, почему такие решения применяются. Все понятно. Вы же, как тепловик, докажите мне, может, оно действительно технически правильное. Если весь мир 20кВ, нормальная мировая практика, почему мы в России до сих пор мучаемся с этим бредом, с этими потерями. На уровне технической политики вам надо работать.
Муж1. Первые шаги: по сети 20кВ можно передать в 2 раза больше электроэнергии.
Д. Скворцов. Я знаю, что существует технико-экономическое обоснование именно выбора напряжения в городе, которое делалось не в привязке к оборудованию какому-то, а в целом к выбору напряжения. Мне кажется, в последнем номере журнала «Передача и распределение» какие-то упоминания об этом есть, что есть условные параметры, что, если энергопотребление планируемого квартала выше, чем 150, это обоснование сделано для Москвы, я знаю, что оно есть для Питера. Соответственно, вот эти 150Вт на квадратный метр никто не отменял. Если выходят на эту расчетную нагрузку, то имеет смысл строить 20кВ.
Муж3. 100 квадратных метров ***.
Скворцов. Можно потом будет посмотреть. Чтобы остаться в регламенте, передаю слово Ильясу Джумадилову, это руководитель департамента энергоэффективных решений, а потом, может, вернуться к дискуссии. Спасибо.
И. Джумадилов. Я не знаю, насколько я буду вписываться в данную аудиторию, но хотелось бы отметить, что «Шнайдер-электрик» делает сегодня в области энергоэффективности, что мы производим, что мы уже поставляем, как мы себя позиционируем на данном рынке. Один пример скажу вам. Я в Москве начал работать в 2008г., я вбил в Яндекс слово «энергоэффективность» на русском и получил результат - примерно 3 тыс. ответов. То есть это сайты, где писалось об энергоэффективности в электросетях, теплоэнергетике и так далее. Сегодня, если мы вбиваем в 2011г., спустя 3 года, это слово, мы находим не 3 тыс., а 3 млн. уже ответов на этот запрос. Это показывает, с какой динамикой Россия начинает освещать данную тему.
И «Шнайдер», мы считаем, что нам повезло, мы позиционируем себя как эксперты в данной области, как эксперты в области активной энергоэффективности. Есть такая терминология. У нас, к сожалению, есть некоторые временные ограничения, я покажу то, как мы видим энергоэффективность, что сегодня предлагаем, пропущу монолог о том, насколько это важно, думаю, никем не ставится под вопрос, что энергоэффективнось – это важно.
В «Шнайдере» мы считаем, что энергоэффективность – это достаточно легко. То есть достаточно обратиться к четырем принципам. Первый принцип – это измерить. Мы не можем контролировать то, что не можем посчитать. Энергия – это тот же капитал, как и деньги, которые нам необходимо смотреть, сколько в кармане осталось и сколько нам нужно на следующий месяц. Поэтому мы считаем, что нужно получить полную картину того, где и сколько мы потребляем. Установить счетчики, поставить системы учета энергоресурсов и не просто иметь какие-то статистические данные по своему энергопотреблению, а действительно определить для себя те показатели, по которым вы можете принимать решение. Это может быть как КВтч на кв.м, если мы говорим о гражданском строительстве, также КВтч на тонну производства, если мы говорим о промышленности. Вам нужны конкретные показатели, которые помогут обрисовать картину энергоэффективности на вашем объекте.
Наши коллеги больше говорили о том, как более умно распределять и поставлять энергию посредством смарт-грид. Я больше говорю о том, как мы более эффективно должны ее уже потреблять на своих потребителях.
Второй принцип после того, как мы измеряем – это установить основы. Основы – уже достаточно известные технологии, как частотные приводы, компенсация реактивной мощности, это также, например, что «Шнайдер» не делает сегодня - изоляция, энергоэффективное освещение и так далее. Это уже основы и зарекомендовавшие себя не только на Западе, но в России технологии.
После того, как мы это все установили, есть третий принцип – это автоматизация. То есть исключение человеческого фактора. То, что мы на своих объектах, цехах установили энергоэффективное освещение, не означает, что мы максимум потенциала реализовали. Далее уже нужно автоматически их отключать, предположим, в нерабочие дни или нерабочее время, праздничные и так далее. Для информации скажу, офисы «Шнайдера» не используются примерно на 50-60% своего времени. Это происходит так, что есть выходные дни, есть ночь, в которую сотрудники «Шнайдера» не работают, есть выездные мероприятия, как, например, сейчас, мы на выездном мероприятии, и наши офисы, кабинеты не работают. И тогда уже нужно этот момент учитывать и автоматизировать по максимуму все системы: как инженерные, так и электродвигатели, если мы говорим о промышленности.
И последнее, немаловажное, которое часто упускают из виду многие компании, занимающиеся энергоэффективностью – это наблюдение и возврат к тем показателям, которые были установлены изначально. То есть недостаточно сделать план мероприятий по энергоэффективности и их внедрить, но нужно ежеквартально, или как организована компания, может быть, ежегодно возвращаться к этим показателям, смотреть, насколько мы эффективно используем и где еще есть потенциал.
Мы частенько видим, проведя некоторые мероприятия по энергоэффективности, через 5 лет, возвращаясь на этот объект, у нас есть такие примеры, что там уже экономия, которая была достигнута, ее уже нет, потому что производство поменялось, большее количество людей появилось, которое потребляет больше и так далее. И не учитывались эти факторы.
Что же предлагает «Шнайден-электрик»? Для нас экспертиза в области энергоэффективности – это очень много. Мы же использовали из разных источников, делали свой принцип. Я могу назвать нашего маркетолога.
Я как раз плавно перехожу к тому, что мы предлагаем. Если мы говорим о первом пункте, измерить, здесь мы предлагаем энергетическое обследование, где как раз то, что Вы сейчас говорите, технико-экономическое обоснование всех мероприятий.
Если мы сегодня предлагаем энергетическое обследование, которое соответствует федеральному закону 261 об энергоэффективности, мы, конечно же, следуем данному закону, предоставляем энергетический паспорт объекта. Мы – аккредитованная организация и входим в состав саморегулируемых организаций, которая может делать данный вид услуг. И далее по требованию или по желанию заказчика мы дополняем это технико-экономическим обоснованием, которое показывает срок окупаемости мероприятий.
Мы проводили свое исследование и видим, что на рынке будет более 5 тыс. таких компаний, которые будут предоставлять энергоаудит, энергетическое обследование, потому что закон обязывает проводить это, и это большой рынок. Через 5 лет этот рынок опять будет сужаться, те компании, которые выходили, однодневки и так далее, они будут исчезать.
Муж. Этот график подготовлен тоже нами. Мы говорим о том, что недостаточно снизить энергопотребление – нужно его продлить. На 20-30% мы снизили, и далее в течение 5 лет удерживать данную экономию и улучшать.
Одно из главных наших предложений «Шнейдера» – это система учёта энергоресурсов. Я сразу оговорюсь: технического учёта энергоресурсов. То есть мы являемся производителями как электросчётчиков, также программно-аппаратного комплекса по АСТУЭ, технического учёта энергоресурсов, и имеем достаточно большое количество референтов на рынке России и во всём мире.
Для вас, возможно, не будет так интересно то, что производит «Шнейдер», какие наименования продуктов мы считаем энергоэффективными. Но чтобы иметь представление, быстро скажу: мы производим электросчётчики и весь комплекс для того, чтобы построить систему технического учёта энергоресурсов, это все данные, анализ данных посредством наших экспертов и готовых шаблонов по тому, как сравнивать между собой объекты, каким образом высчитывать уже даже популярную такую терминологию как выбросы углекислого газа. Мы производим всё, что касается управления освещением – это датчики движения, присутствия, контроллеры интерфейсные и таймеры, мы производим частотные преобразователи и к нему контроллеры, компенсаторы реактивной мощности, и с недавних пор наша компания APC уже вот резервное питание, тоже является большим блоком нашего предложения.
На этом я закончу. Кроме вот того, что было показано, также системы АСУЗ, то есть автоматизированные системы управления зданием. То есть это всё, что касается инженерных сетей.
Спасибо за вопрос ваш! Ещё какой-то комментарий или вопрос будет? Спасибо!
Муж2. Значит, нефть и газ развивается в своё время?
Муж3. Пока ведём переговоры. Сейчас присматриваемся.
Ю. Амирханов. Добрый день, уважаемые коллеги! Позвольте ещё раз представиться, Амирханов Юрий. Я в ЗАО «Шнейдер Электрик», работаю с предприятиями генерации. И о том опыте, который накоплен нашей компанией, так как энергетики собрались в основном, мы решили тоже поведать. Немного я буду быстро рассказывать, потому что у нас цейтнот по времени, и возможно, будут какие-то вопросы. Мы готовы их осветить.
Если мы посмотрим с вами схему электростанции, то компания «Шнейдер Электрик» сосредоточена на той части, которая называется «собственные нужды электростанции». Как вы понимаете, собственные нужды что атомной, что тепловой электростанции, что гидравлической электростанции имеют одни и те же основные элементы, и на этих основных элементах мы сосредоточены.
Есть у нас отличие от так называемой малой генерации с мощностями генераторов до 10-15 кВт. Для этих генераторов, для этих производителей электроэнергии мы предлагаем так называемый электропакет. Всё распределение электроэнергии с выдачей мощности в сеть от генератора нового выключателя и до системы оперативного постоянного тока, в том числе и защиты управления генератора и синхронизация.
Аппаратно это представлено таким образом. Мы производим 5 видов комплектных распределительных устройств 6, 10, 20 кВ – MCset, NEXIMA, SM6 и RM6 с двумя видами коммутационных аппаратов с вакуумной средой дуг гашения и с солегазовой средой дуг гашения. Кроме того мы производим и предлагаем рынку, предлагаем нашим потребителям 2 основных вида низковольтных комплектных устройств: это конструктив Okken на токе до 6000 А и конструктив Prisma на токе до 3200 А, на основании которых строится в западной классификации это PCC и MCC, у нас в России НКУ это называется, ГРЩ и НКУ это можно в основном назвать. КРУЗА(?) ещё очень известная наша в России, применимое название. От 35 кВ и до системы оперативного постоянного тока, которая носит название одного из наших подразделений «Гутор»(?), предлагается и находит применение на объектах генерации, на тепловых, атомных и других станциях.
Всего на атомных станциях – вот этот слайд посвящён этому – применяется более 2,5, сейчас уже более трёх тысяч коммутационных аппаратов с солегазовой средой дуг гашения. Такие же аппараты применятся на тепловых электрических станциях. И основа, вот что мы хотим донести – это наш опыт производства коммутационных аппаратов как с вакуумной, так и с солегазовой средой дуг гашения. Так как мы их достаточно давно производим и предлагаем для разных сегментов рынка разные среды дуг гашения, то и рекомендации сложились таким образом, что при удлинённых линиях, которые применятся, там, на промышленных предприятиях, в городских, сельских электрических сетях, в основном, это воздушные линии, мы рекомендуем применять вакуумную среду дуг гашения. Наш коммутационный аппарат ивалис(?) предлагается на этот рынок.
В сетях, где распределённая индуктивная, емкостная нагрузка, где большое распределение происходит по кабельным линиям, которые имеют ёмкости свои, присущие физически этому виду кабеля, мы рекомендуем применять элегазовую среду дуг гашения. Здесь на графиках показаны переходные процессы, которые идут при различных работах различных аппаратов. Потребители, где мы рекомендуем применять элегазовую среду дуг гашения – это крупные промышленные предприятия, распределённая кабельная сеть и организации, которые производят коммутирование большими индуктивными нагрузками – насосы, электродвигатели, дымососы.
Кроме того на рынок генерации предлагаются устройства релейной защиты Sepam, которое является устройством как защиты,  управления. И на основании этих устройств мы ещё и производим синхронизаторы, синхронизация будет немножко позже сказано, там отдельный слайд будет, пример. Устройства нашли достаточно большое применение в России, аттестованы по стандарту «Транснефти», аттестованы по стандарту «Росатома», имеют 2-й класс безопасности, если есть специалисты, которые работают с сертификацией ОИТ, то здесь всё, я думаю, понятно.
На схеме вы видели трансформаторы. Мы предлагаем 2 вида трансформаторов с сухой изоляцией, наименование его Trihal, и маслонаполненные трансформаторы с изоляцией маслом. Trihal – это название одного из компонентов, тригидрат алюминия, который находится в обмотке этого трансформатора.
Дальше мы переходим к низковольтному предложению. Здесь мы предлагаем коммутационные аппараты, которые встраиваются как в наши оригинальные конструктивы 04, 069, 022 кВ, до 1000 В на токе от 7000 А, это Masterpact, и до токов 1 А Multi9, который закрывает полностью всю линейку распределения низкого напряжения.
Если вы представите это всё на схеме, и всю схему визуализировать, мы можем провести визуализацию управления, если переходим к функции управления. Мы можем системы диспетчеризации, которые тоже носят оригинальное название, EMCS, Electrical Monitoring and Control System, которая управляет системой распределения электрической энергии, позволяет выводить уставки, разбирать аварийные параметры, позволяют диспетчеру создавать бланки переключений, потом их дальше запускать, когда это необходимо. Отдельно референсы этой системы диспетчеризации могут быть предоставлены, но, кроме того, она имеет экспертное заключение Федеральной сетевой компании, лицензии Министерства энергетики Российской Федерации.
И сейчас я перехожу к примерам. Один из примеров – это реализация так называемого АСУ дизельного резервного генератора. Реально это работает на Кольской атомной станции и на Смоленской атомной станции. Мы не только управляем этим, ну, с помощью нашей SCADA системы, с помощью наших контроллеров не только управляется этот генератор. Ещё осуществляется синхронизация, осуществляется защита устройством Sepam NPP(?) G87 и синхронизация с сетью.
Один из примеров – это Юго-Западная ТЭЦ Санкт-Петербурга, один из последних объектов, который введён в Санкт-Петербурге. Частные инвесторы считали деньги, считали размеры. Так как мы на волне модернизации, на волне инновации, все наши устройства обвязаны протоколом 61 850. Удобный протокол, новое слово в развитии АСУ ТП, он постоянно развивается, там уже 4-5 версий. Вот всё это мы смогли обвязать оптоволокном для того, чтобы передавать в систему АСУ ТП, которая другого производителя.
И кроме того там применимо, на собственных нуждах, комплексное решение от компании «Шнейдер Электрик». Кроме того, вот на фотографиях вы видите, кабель-несущие наши системы, на которых и эстакада, и короба все проведены, нашло большой отклик. Такое же решение применено было на Шатурской ГРЭС ОГК4. Кроме того, здесь прошла интеграция с нашим подразделением систем оперативного постоянного тока «Гутор»(?). И кроме того, применение так называемого принципа селективности, когда аппарат верхнего уровня, который там, предположим, 4000 А защищает, может связан с нижними аппаратами, позволил сократить размер блока, который реконструировался, который строился, на 30%. Даже если энергетики рассматривают, где, казалось бы, на ТЭЦ хватает места, и то рассматривают размеры как критичные, я думаю, что в других отраслях и в других применениях это тоже важно.
И последний слайд мой – это участие в плавучем энергоблоке «Академик Ломоносов», где сейчас проект ещё идёт, только спущен на воду, идёт изготовление оборудования, размещение заказов. Применяется SCADA система, применяются контроллеры нашей компании. И отличительная особенность оборудования заключалась в том, что мы имеем как сертификаты атомные, так и сертификаты морского регистра, что позволило применять наше оборудование на одном из таких знаковых проектов.
У меня всё. Спасибо. Вопросы, пожалуйста

 

© 2002 - 2018
 

создание веб-сайта: Smartum IT