Новости форума       Архив       Медиа-центр       Карта сайта       Контакты
Медиа-партнёрам
Москва, комплекс административных зданий Правительства Москвы (ул. Новый Арбат, д. 36/9), 3 - 4 апреля 2019 г.
Программа Форума
Участники Форума
Приветствия
Организаторы
Оргкомитет
Программный комитет
Спикеры
Операторы Форума
Стенограммы
Рекомендации
Медиа-партнеры
Фотогалерея
Зарегистрироваться
Условия участия
Место проведения
Помощь в размещении

 
Главная / Архив / 2012 / Стенограммы выст... / Круглый стол «МОДЕРНИЗАЦИЯ ТЭК РОССИИ: РЕГИОНАЛЬНЫЕ ПРОГРАММЫ, ПЕРЕДОВОЙ ОПЫТ, МЕХАНИЗМЫ ФИНАНСИРОВАНИЯ»

Назад

Круглый стол «МОДЕРНИЗАЦИЯ ТЭК РОССИИ: РЕГИОНАЛЬНЫЕ ПРОГРАММЫ, ПЕРЕДОВОЙ ОПЫТ, МЕХАНИЗМЫ ФИНАНСИРОВАНИЯ»

Круглый стол «МОДЕРНИЗАЦИЯ ТЭК РОССИИ:
РЕГИОНАЛЬНЫЕ ПРОГРАММЫ, ПЕРЕДОВОЙ ОПЫТ, МЕХАНИЗМЫ ФИНАНСИРОВАНИЯ»

6 апреля 2012 г.


Межевич. Тема нашего круглого стола, достаточно широка, «Модернизация ТЭК России» – это, наверное, громкое название очень, а вот «Региональные программы, передовой опыт и механизмы финансирования» – это очень интересно, если мы действительно услышим от наших докладчиков и в дискуссии об этом опыте.
Я хотел бы сказать несколько слов об общих тенденциях, как говорил Черчилль, «это на нижнем уровне разведки оперируют фактами, на верхнем уровне – тенденциями». Так вот, об общих тенденциях, что у нас происходит.
После 90-х годов, когда говорили, что рынок все сам расставит по местам, мы все больше и больше склоняемся к тому, что нужно иметь долгосрочное, реальное и объективное прогнозирование и планирование, хотя бы на пятилетний период. Страна уже перешла к трехлетнему макроэкономическому прогнозу социально-экономического развития страны. Мы принимаем бюджет на три года, с корректировкой каждый год. Во всех документах, которые определяют развитие страны, есть требования о создании долгосрочных программ, начиная с плана комплексного развития территорий, с подготовки и реализации программы энергоснабжений территорий, тоже на пятилетний период, с ежегодной корректировкой. В соответствии с законом «О теплоснабжении», мы в каждом городе должны иметь схему теплоснабжения на пять лет, и тоже с корректировкой ежегодно, и так далее, и так далее, схему водоснабжения, в соответствии с законом «О водоснабжении и канализовании». Поэтому двигаться в этом направлении нам необходимо.
Что мы имеем реально по факту? Наше общение с главами регионов показывает, что в разных регионах по-разному относятся к этой проблеме и к ее реализации, к проблеме долгосрочного прогнозирования и проектирования. К сожалению, подавляющее большинство регионов, и, в первую очередь, на муниципальном уровне, таких программ не имеет и не планирует их создавать, оправдываясь тем, что нет денег на разработку таких программ, что если ее разрабатывать профессионально, то нужно привлекать специалистов, эти деньги невозможно найти, недостаток финансирования в муниципальных образованиях. Но последствия отсутствия таких программ, они уже буквально ощутимы.
Я хотел бы затронуть в первую очередь схемы электроснабжения. В электросетевом комплексе страны, наряду с двумя проблемами, дороговизна, критикуют электросетевое хозяйство наше, наших энергетиков, слишком дорого стоит подключение, затруднен доступ к инфраструктуре, слишком большая бюрократизация этого процесса, там аж 281 день уходит на согласование всяких бюрократических вещей, прежде чем получишь разрешение на подключение.
Обсуждается, как упростить процедуру подключения и сделать ее более дешевой для потребителя. Раскрыть возможности для развития среднего, малого бизнеса, упростить доступ к инфраструктуре, а с другой стороны, сетевые организации говорят о том, что у нас слишком много сегодня выполненных объектов по требованиям муниципальных, региональных властей, которые пролоббировали, по заявкам потребителей, мы построили объекты, и эти объекты в течение длительного времени не используются. Есть серьезные подстанции, 250 киловольт-ампер, которые загружены на 3%.
В результате таких неэффективных строек, частично средства оплачивает подключающийся, а частично сетевая организация включает в свой тариф, по решению регулирующих органов, тем самым мы удорожаем электрическую энергию для всех остальных потребителей, которые к сети подключены, и после того, как этот объект создался, появляются затраты на его обслуживание, затраты на оплату потерь по таким объектам, которые стоят незагруженными сегодня, и, тем самым, мы делаем всех остальных потребителей, подключенных к сети, участниками, так называемого перекрестного субсидирования. Они не всегда об этом догадываются, но на самом деле это так.
Поэтому сетевые организации ставят вопрос конкретно, они говорят так: «Мы будем, – и уже доходят до Правительства с этими требованиями, –упрощать процедуру подключения, но давайте сделаем так. Если объекта нет в схеме электроснабжения, которая разработана в установленном порядке и утверждена, у нас есть право отказаться от его подключения. Это первое. Второе, если такой объект все-таки построен по требованию региональных или муниципальных властей, и если он не загружен, то тогда вступает в силу вторая фаза – бюджет должен из своих средств оплатить затраты на этот объект».
Поэтому мы сегодня будем обсуждать создание программ развития, каким образом их профинансировать, есть ли такие механизмы, мы попробуем услышать это сегодня на докладах. Хочу сразу предупредить докладчиков, что, поскольку не все пришли, я буду, объявляя докладчика, предупреждать следующего, кто должен подготовиться. Записано у нас сегодня на доклады двенадцать докладчиков, не все, к сожалению, пришли, сколько придет, пока не знаем. Времени у нас ровно три часа, я думаю, что нам нужно оставить минут тридцать-сорок на дискуссию в конце, выслушав доклады, на ответы на вопросы, какие появятся, и поэтому я просил бы докладчиков постараться придерживаться регламента в размере десяти минут, чтобы вас не приходилось останавливать.
И первое слово я хочу предоставить Бледных Сергею Владимировичу. У него много всяких, так сказать, титулов, я начну, наверное, с самого последнего – заместитель председателя правления Национального союза энергосбережения, заместитель председателя комитета по энергетике Российского союза строителей, заместитель генерального директора Группы компаний «Бристоль».
Бледных. Здравствуйте, уважаемые коллеги. Я хотел бы здесь от лица комитета по энергетике Российского союза строителей выступить, который недавно создан, строительный комплекс решил таким образом свое видение энергетических проблем и их решения в России.
Что я хотел бы рассказать? По поводу энергетики. Малый, средний бизнес, сейчас у нас ставки делаются большие на это направление, сейчас сильно страдает в плане ценовой политики. Тарифы в сетях очень высокие, к сожалению, и все больше мы видим, что к нам обращаются компании по теме строительства собственной генерации, независимой.
Малая распределенная энергетика – это тема, которая может хорошо дополнить большую энергетику. Она может быть хорошим дополнением в тех регионах, в которых недостаточно собственной энергии, там, где очень дорого тянуть сети. У нас две трети территории страны находятся в зоне децентрализованного энергоснабжения. Необходимо использовать собственные ресурсы регионов, необходимо использовать, там, где есть возможность, газ. Где есть возможность, нужно использовать возобновляемые источники энергии. Я считаю, нужно рассматривать все варианты, сейчас очень много технологий, о них, наверное, расскажет Кожуховский Игорь Степанович, он этой темой хорошо занимается сейчас.
Малая распределенная энергетика также поддерживается на уровне президента, в комиссии по модернизации и технологическому развитию экономики есть секция по энергоэффективности, они тиражировали опыт, лидером у нас является Ярославская область, замены котельных, старого фонда на мини-ТЭЦ, на когенерационные установки. В регионе разработана программа на несколько лет, привлечен кредит «Внешэкономбанка», порядка 3 миллиардов, процесс уже запущен, котельные начали модернизироваться, строятся энергоцентры. Очень интересный регион, вчера мы с ними общались, они готовы тиражировать свой опыт, о нем рассказывать. Кстати, они должны были и у нас сегодня выступить по поводу своего опыта.
Мы считаем, что в каждом регионе должна быть такая региональная программа, потому что износ котельных, в принципе, везде порядка 60-70%, и где это возможно, это можно менять на ТЭЦ, на когенерацию, потому что достаточно экономически выгодно. Это получается высокое использование, КПД, порядка 90% оборудования, возможность энергодефицитный регион насытить дополнительной энергией. Сейчас развивается перспективная тема, это строительство индустриальных парков в России. Не везде есть возможность подключения, есть площадки, так называемые «Greenfield», где в поле строится индустриальный парк, и также есть возможность строить собственную генерацию. Не везде есть возможность прокладки сетей.
Коротко по экономическим расчетам. При строительстве собственной генерации на сегодняшний день при полной загрузке, для промышленного потребителя стоимость киловатта получается порядка полутора-двух рублей. В централизованных сетях, вы знаете, цены 4-5 рублей, в зависимости от региона. Соответственно, экономия налицо, затраты в два, а иногда в три раза ниже. По нашим расчетам срок окупаемости проектов собственной генерации  -  два-три года. Если это муниципальная котельная, там выше, порядка семи-восьми лет, более сложная схема. В любом случае, экономика показывает, что это выгодно, поэтому мы в комитете РСС сейчас все эти схемы смотрим, предлагаем решения, если кому-то из регионов будет интересно, презентация у всех есть, есть контакты, пожалуйста, связывайтесь с нами, мы готовы предоставить инвесторов, есть банки, и «Газпромбанк» заинтересован, готов финансировать. Все в основном говорят, что регионы не готовы, а регионы говорят, что денег нет. Вот такая дилемма. Мы хотим стать некоей площадкой для координации финансов и регионов, для того, чтобы соединить деньги и региональные программы, чтобы наконец все это заработало. Поэтому если это кому-то интересно, просим обращаться в наш комитет по энергетике, в плане малой распределенной энергетики мы готовы содействовать, помогать регионам привлекать деньги.
Межевич. Спасибо большое за сжатый, лаконичный доклад. Года два-три назад представители малой энергетики говорили, что все, большая энергетика умерла, будущее за малой энергетикой, поэтому нужно заниматься только ей, сейчас мы услышали ключевую фразу, что малая энергетика – это все-таки дополнение к большой энергетике, она по-прежнему остается костяком, основой единой энергетической системы страны, обеспечивающей надежность, бесперебойность предоставления этой услуги.
Я хочу сейчас предоставить слово только что подошедшему докладчику, Кожуховскому Игорю Степановичу, генеральному директору Агентства по прогнозированию балансов в энергетике, и дальше попрошу подготовиться Медведева Андрея Евгеньевича.
Кожуховский. Спасибо, Валентин Ефимович. Я тоже в своем докладе остановлюсь на проблемах малой распределенной энергетики, но сначала несколько слов о мировых трендах в энергетике, и эти мировые тренды, они связаны с технологией smart grid, с накопителями энергии, с возобновляемыми источниками энергии и, конечно же, с активным развитием малой распределенной энергетики. На самом деле, ключевая проблема государственной роли здесь – это свободный рынок или государственный дирижизм, она пока не разрешена, и решение где-то в середине. Приоритеты постуглеродного развития и трансформация городов, интеллектуализация всех видов инфраструктуры – это, собственно, те тренды, которые характеризуют развитие энергетики в целом.
Наша страна в части малой распределенной энергетики имеет особо значимые предпосылки. Прежде всего, история нашей отечественной электроэнергетики – это история сверхцентрализованной электроэнергетики. Доля малой электроэнергетики абсолютно незначима, она сейчас составляет примерно 2,5% от общего объема производства электроэнергии, в большой энергетике преобладает монопроизводство, когенерационный цикл, выработки электроэнергии, и длинные линии энергопередачи, в тепловой энергетике, в муниципальной энергетике преобладает монопроизводство тепла, котельные, и то и другое неэффективно, когенерационный цикл, к сожалению, развит недостаточно, более того, есть тенденция наступления котельных на когенерацию.
И продолжая тему предпосылок, я хотел сказать о том, что у нас малая распределенная энергетика, да и во всем мире, развивается, прежде всего, как тема micro greed, это сочетание разных типов малых энергетических установок, объединенных интеллектуальной энергетической системой, очень тесно интегрированных с потребителем, и у нас особенность состоит в том, что нам нельзя не учитывать теплофикацию, теплоснабжение, исторические традиции централизованного теплоснабжения, и в этом принципиальные отличия, у нас очень значим когенерационный цикл.
Я хочу сказать несколько слов о теме дополнения малой энергетикой большой энергетики. Все стратегические документы по развитию электроэнергетики, которые мы сейчас имеем, одобренные Правительством, это энергостратегия, это генеральная схема размещения объектов электроэнергетики, они учитывают и возобновляемую, и малую энергетику. В энергостратегии содержится цифра, доля малой энергетики до 15%, в генеральной схеме, там есть конкретные цифры по объемам распределенной генерации, это максимальный вариант, около 6 гигаватт, но я хочу сказать, что и 15%, и 6 гигаватт – это цифры, отражающие недостаточное понимание масштабов и потенциала развития малой распределенной энергетики в нашей стране. Я, критикуя, эти цифры, критикую и самого себя, поскольку наше агентство является разработчиком генеральной схемы размещения объектов электроэнергетики, она разрабатывается и корректируется один раз в три года, и скоро, в 2013 году, наступает время очередной ее корректировки.
Темп роста энергопотребления до 2030 года увеличивается примерно в полтора раза, с сегодняшнего триллиона до 1553 миллиардов киловатт-часов, то есть прирост – 500 миллиардов киловатт-часов примерно. С учетом выбытия старых мощностей требуется ввод 173 гигаватт разных мощностей. В основном в сегодняшней генеральной схеме это крупные станции – атомные, гидро-, тепловые станции.
Посмотрим на ситуацию с другой стороны. Возьмем сектор теплоснабжения, наши российские малые, средние города, населенные пункты, все котельные страны, если теоретически перевести их на когенерационный цикл, позволят получить электроэнергии 500 миллиардов киловатт-часов. Практически это закрывает всю потребность в приросте электроэнергии в стране до 2030 года. Если учесть, что технически, технологически там половину из этого взять нельзя, это потенциал нереализуемый, экономически невыгодный, то 250 миллиардов киловатт-часов получить точно можно, то есть, 60% прироста практически можно взять, получить, скорректировав, скажем так, планы по строительству крупных электростанций, и сделав акцент на маневре в секторе модернизации жилищно-коммунального хозяйства.
Основные сектора потребности в малой распределенной энергетике, о которых уже предыдущий докладчик коротко сказал, это и труднодоступные, удаленные местности, это и промышленные предприятия, которые, зачастую уже не ожидают никакой государственной политики, просто переходят на собственное энергоснабжение, это сфера коммунального энергоснабжения. Мобильные потребители, домохозяйства, все регионы, где есть местное топливо, это потенциал развития малой распределенной энергетики.
Таким образом, тема малой распределенной энергетики, она представляет из себя один из мировых мейнстримов, она крайне актуальна для нашей страны, и у нее в ближайшие годы очень большое будущее.
Несколько слов о технологической платформе «Малая распределенная энергетика». Решениями Правительства утверждено двадцать восемь технологических платформ по приоритетным направлениям технологического развития нашей экономики, в том числе, там есть технологическая платформа «Малая распределенная энергетика». То есть, значимость этого направления зафиксирована решениями Правительства, решениями самого верхнего уровня. Технологическая платформа создана, работает почти год, в нее входят 160 организаций, количество продолжает расти – это и региональные администрации, муниципальные органы, это и компании, и производители, и потребители, то есть, очень большой, разнообразный состав. В том числе, и наши коллеги, ГК «Бристоль» является одним из активных участников технологической платформы. Мы ожидаем от этой технологической платформы появления массового спроса на технологии малой распределенной энергетики и продвижения лучших отечественных разработок не только на российский рынок, но и на мировые рынки, а у нас такие разработки, поверьте, есть.
Несколько слов про технологии малой распределенной энергетики. Это, прежде всего технологии на газовом топливе – газотурбинные установки, микротурбины, газопоршневые установки, это технологии на основе двигателей внешнего сгорания, которые используют любой вид топлива. Твердое топливо, прежде всего, здесь газификация местных ресурсов, это технологии кипящего слоя, циркулирующего кипящего слоя. Практически везде или в преобладающем числе случаев в малых установках реализуются когенерация и тригенерация, совместное производство электроэнергии, тепла и холода. Я уже сказал о том, что малая генерация – это, как правило, комбинация разных технологий, сочетание технологий, и, как правило, это сочетание возобновляемой энергетики и энергетики на ископаемом топливе, многофункциональные комплексы, ветродизельные установки, объединенные вместе с системой распределения электроэнергии в micro grid, в интеллектуальную сеть.
Не могу не сказать несколько слов о водородной энергетике, она тоже входит в нашу платформу, и здесь тоже есть наработки, мы содействуем продвижению некоторых проектов в водородной энергетике. Несколько примеров из тех технологий, которые я перечислил, я не буду их все комментировать, но вот, скажем, высокотемпературная газификация углеродсодержащего сырья. Уже десять лет в Красноярске функционирует отечественная технология газификации угля, запатентованная, российский приоритет, гигантский потенциал развития. Есть очень много именно технологий, разработок с отечественным приоритетом, но, как всегда, слабое место – это в тиражировании, в серийном производстве, и вот, заполнить это слабое место и призвана наша технологическая платформа, платформа малой распределенной энергетики.
Мы сейчас активно работаем в рамках платформы с государственными институтами развития, это и «Российская венчурная корпорация», и «Внешэкономбанк», и Фонд технологического развития, то есть, с целым рядом государственных институтов развития, которые имеют приоритеты поддержки этого технологического направления.
Что мешает развитию малой распределенной энергетики? Мешает то, что нормативная, законодательная база вообще не видит этой темы. Нет ничего об особенностях технологического присоединения. На практике потребители, которые построили у себя малую энергетику, не могут выйти с излишками в сеть, продавать ее, непонятно, по какому тарифу, здесь фигура умолчания в действующем законодательстве. Распределительные сети не умеют принимать эту распределенную энергию, они привыкли принимать энергию больших станций, и транспортировать ее потребителям, а принимать энергию от потребителей наши распределительные сети не научились. Поэтому необходима регламентация правил технического присоединения. На наш взгляд, необходимо законодательное введение ограничений на ввод нового оборудования на ископаемом топливе без когенерации, и необходимы преференции технологиям когенерации. Необходима корректировка генеральной схемы до 2030 года, с акцентом на развитие малой распределенной энергетики.
В целом, я еще раз повторяю, у этого направления огромное будущее, и тезис о том, что малая распределенная энергетика дополняет большую, на самом деле уже устарел. Приведу пример Соединенных Штатов. Там smart grid, micro smart grid и малая распределенная энергетика, они называют это новой концепцией развития их энергетики, а не дополнением. В этом смысле, надо смотреть нам на опыт наших коллег, которые гораздо больше ресурсов, средств тратят на развитие этого направления в своих электроэнергетиках, в своих странах.
Межевич. Больше спасибо, Игорь Степанович. Я с удовольствием присоединюсь к словам Игоря Степановича по поводу приоритета когенерации, и о месте малой распределенной энергетики тоже. Хотелось бы только сказать, что доля менее 1% производства электрической энергии на возобновляемых источниках, это цифра, конечно, немножко лукавая, потому что, если взять крупные гидроэлектростанции, на самом деле страна производит на возобновляемых источниках энергии гораздо больше электроэнергии, эта цифра под 20%.
Кожуховский. Этот процент без учета крупных ГЭС.
Межевич. Ну да, 1% – это без учета крупных ГЭС. Что я хочу сказать? Я хочу, чтобы все понимали наших коллег, которые сегодня эксплуатируют сетевой комплекс. Мы в течение последнего года начали обсуждать более-менее активно, что такое smart grid, что такое умная сеть, адаптирующаяся к большому количеству источников генерации, к большому количеству потребителей. Мы сегодня не имеем еще до конца освоенных накопителей энергии, которые позволяют сглаживать пики, сглаживать вне графика вот такой выброс электроэнергии от малого источника в сеть, чтобы его можно было положить в накопитель, и выдать тогда, когда есть пиковое потребление. Я думаю, что эти процессы будут развиваться параллельно, с появлением адаптивной сети будет проще работать и малой энергетике.
Не могу не сказать, что мы под влиянием развивающейся безуглеродной энергетики, серьезно очень увлекаемся ветроэнергетикой, солнечной энергетикой. Это, наверное, хорошо, эти платформы должны присутствовать, осваиваться и развиваться у нас в стране, но, наверное, на данном этапе они не должны быть приоритетом перед всеми остальными источниками энергии, которые мы могли бы получить.
Вы, наверное, вчера на пленарном заседании слышали, такой постулат, он почти библейский, «относись к окружающим так, как хотел бы, чтобы относились к тебе», это первое, и «проживая свою жизнь, оставь своим потомкам больше, чем ты имеешь сегодня сам». Так вот, основываясь на этом постулате, подумайте о том, как живет сегодня человек. С каждым годом мы все больше и больше производим так называемого мусора, отходов нашей жизнедеятельности, и ничего практически не делаем для того, чтобы простимулировать переработку, возвращение этого ресурса назад, в цикл, где он может быть переработан, во вторичное использование, либо в энергетических целях. Мы занимаем колоссальные территории возле мегаполисов под свалки со всеми последующими, так сказать, приятностями от такого нахождения рядом со свалкой – и запахи, и зараженные земли, и зараженные подземные источники вод. И, по всей России, еще и криминал, присутствующий на свалках. Мы пишем новые законы, перерабатываем старые, об обороте отходов производства, и очень серьезно стараемся детализировать, убрать криминал в сборе, в доставке, кто кому платит, и так далее, не затрагивая вопросов переработки. Наверное, если сегодня что-то государство должно дотировать, стимулировать и принуждать, это переработка тех отходов от жизнедеятельности человека, которые мы сегодня называем мусором. Каждый человек, живущий в России, производит, среднестатистическая цифра, если я не ошибаюсь, 234 килограмма мусора в год. Таким образом, Москва производит 7 миллионов тонн мусора в год, и мы эти 7 миллионов тонн раскладываем вокруг Москвы, занимая ценные земли, которые могли бы служить для размещения жилья, для производств, заражаем атмосферу, потом боремся с чайками, которые с этих мусорных свалок летят к аэродромам и мешают самолетам приземляться. Это один из вопросов, а второй вопрос – мы встали на путь индустриального развития сельского хозяйства, укрупняем наши сельскохозяйственные комплексы, свинокомплексы, комплексы по производству куриц, и тоже не занимаемся переработкой этого сырья, которое остается от этих комплексов. Вот два момента, которые государство должно сегодня стимулировать, и понимаю, что довольно условно, но мы должны приравнять эти источники для получения энергии к источникам, возобновляемым источникам энергии. Потому что в 35-ФЗ уже есть статья, которая стимулирует создание таких источников, что источник возобновляемой энергии, у сети есть обязательство купить эту электроэнергию по той цене, которая складывается, для покрытия потерь в сетях, это стимулирующий фактор. Я думаю, что мы должны добиваться того, чтобы вот это вот, два вот этих вида деятельности, для того, чтобы мы оставили территорию нашим внукам, нашим потомкам, хотя бы не заваленную мусором. Потому что мы очень активно сжигаем, забираем углеводородное сырье, так хоть не оставлять им еще и мусор в качестве отходов.
Еще один возобновляемый источник, который нужно использовать. Давайте вдумаемся, мы более 100 миллионов плотных кубов ежегодно заготавливаем и используем леса. По информации наших лесных ведомств, в разной степени, там от 30 до 40 процентов, остается на деляне. Это источник для лесных пожаров, источник для лесных болезней, всего, чего угодно, мы оставляем после себя мертвую землю после лесной добычи, на которой потом не растет ничего серьезного, растет только осина. И тоже эту проблему никак не стимулируем, не принуждаем к тому, чтобы этот источник использовался в стопроцентном варианте.
Я удивляюсь, так сказать, посмотрите, ТЭЦ «Бриста» в центре Стокгольма, 280 мегаватт установленная мощность, работает на лесных отходах. В радиусе 200 километров они собирают все, что могут собрать из лесных отходов, естественно, им этого не хватает и, как они говорят, «мы везем лесные отходы из Прибалтики». Когда начинаешь интересоваться, откуда? Ленинградская область, Карелия, ну, и еще чего там, в Литве или в Эстонии кто-то что-то пилит, я думаю, это очень немного. Представляете себе логистику? Автомобильный транспорт до порта, потом водой, потом снова автомобильный транспорт. И выгодно. Работают рентабельно, спокойно, как говорится, трудятся, выгодно. Мусор тоже перерабатывают, своего мусора уже не хватает, мусор они везут из Дании, готовы уже пилотные поставки осуществлять из Англии и Канады. В Швеции запрещены свалки, законом, все должно быть переработано.
Конечно, это маленькая страна, мы можем сказать, цивилизованная страна, но нам тоже надо куда-то стремиться.
Так, Медведев Андрей Евгеньевич, и я хочу попросить, чтобы подготовилась у нас Садриева Гузял Габдулхаковна.
Медведев. Добрый день, уважаемые дамы и господа, меня зовут Медведев Андрей Евгеньевич, я являюсь исполнительным директором группы компаний «Промышленные силовые машины».
Очень важный вопрос – это обеспечение бесперебойным, качественным и надежным электроснабжением потребителей первой категории, то есть, это социально значимые объекты и стратегические объекты инфраструктуры. Мои коллеги уже говорили о том, что более 60% территории страны не имеет централизованного энергоснабжения. Технологическом оборудование имеет крайне низкую эффективность, не всегда регионы генерации совпадают с регионами потребления, соответственно, необходимо перераспределять электроэнергию. В момент каких-то климатических явлений в любом случае могут происходить аварии в энергосистеме, и от этого никуда не уйти.
Автономное энергоснабжение регионов необходимо обеспечивать, и, несмотря на развитие высокотехнологических секторов, таких, как когенерационные установки, возобновляемые источники, микротурбины, в большинстве случаев многие регионы не могут обойтись без дизель-генераторов, потому что на данный момент малая энергетика в основном представлена данным видом оборудования.
Регионы, такие, как Коми, Якутия, Красноярский край, в которых нет абсолютно никаких магистральных энергосетей, и, в принципе, не планируется электрификация этих регионов, в последние годы там происходит довольно сильная модернизация имеющегося парка малых дизельных электростанций, потому что, во-первых, во многих случаях он сильно изношен, во-вторых, не эффективен, и идет огромное потребление дизельного топлива. Проект нашей компании по замене дизель-генераторов в определенных регионах, наша компания, в первую очередь, занимается производством дизель-генераторов.
Вторым решением по автономному энергоснабжению являются газопоршневые установки. Про их плюсы, про когенерационные установки я говорить не буду, здесь просто кратко приведены примеры, которые в настоящий момент находятся в стадии реализации.
Немаловажной задачей является также резервное энергоснабжения объектов первой категории, в данном сегменте дизель-генераторы являются практически альтернативой. За пять лет работы нашей компанией было выполнено более 2 тысяч проектов по установке дизель-генераторов на объекты первой категории.
Ну, и третий аспект – это, как уже сказал, энергосистема не может избежать аварий, соответственно, наши распределительные компании должны иметь аварийный парк дизель-генераторов в тот момент, когда необходимо использовать дизель-генераторы на данные нужды, в основном это мобильные генераторы. За 2011 год нами было реализовано около 250 установок для наших уважаемых партнеров из компании «МРСК».
Я кратко рассказал о проектах нашей компании, постарался менее теоретизировать свой доклад в области энергоснабжения, я надеюсь, я укладываюсь в лимит. Вот мой коллега Илья Коровин, начальник управления насосного оборудования, расскажет о наших проектах в области теплоснабжения.
Коровин. Здравствуйте, уважаемые дамы и господа. Меня зовут Коровин Илья Сергеевич, я руководитель направления «Насосное оборудование» группы компаний «Промышленные силовые машины». Я бы хотел кратко остановиться лишь на проблеме теплоснабжения и бесперебойного теплоснабжения и, в частности, ремонтных, восстановительных работах теплосетей.
Как мы все знаем, основной проблемой теплосетей является их высокая изношенность, и эта проблема обостряется тем, что темпы устаревания теплосетей зачастую превышают темпы их диагностики и восстановления. Также на эти работы, скажем так, работы по замене и модернизации теплосетей одномоментно и одновременно провести невозможно, мы все это понимаем. И еще один аспект, это то, что эти восстановительные работы должны проводиться в сжатые сроки, а по закону отключение горячей воды не должно превышать двух недель.
Именно поэтому задачей теплосетевых компаний является сосредоточение усилий и средств именно на слабых участках теплосетей, чтобы сократить сроки ремонтных работ. Для этих работ применяются диагностические методы, прежде всего, методы неразрушающего контроля, но основным методом, по-прежнему, является опрессовка теплосетей повышенным давлением. Как происходит опрессовка, какой подход используют теплосетевые компании? Опрессовка в основном производится стационарными установками, которые расположены в ТЭЦ и перекачивающих станциях. Средняя протяженность участков, которые отключаются для опрессовки, составляет до тридцати километров. Этот подход связан со следующими трудностями, то, что силы ремонтных бригад распыляются, и отключается большее число потребителей горячей воды. В настоящий момент в соответствии с поручением президента разработаны рекомендации Институтом системного мониторинга, согласно которым не допускается опрессовка многокилометровых участков за один раз.
Решением этой задачи является оборудование, которое разработала наша компания за последние два-три года, это мобильные опрессовочные центры. В настоящий момент нами предлагаются различные модификации этих установок – и производительностью до 500 кубов в час, которые обеспечивают давление до сорока атмосфер. Требования, которые предъявляются к таким установкам, это, прежде всего, экологичность, снижение шума. То есть, все мы понимаем, что данные работы проводятся непосредственно в жилых кварталах, и требования к выбросам и к шуму очень высоки. И также важное требование – это бесперебойность работы этого оборудования, особенно в ремонтный период, и индивидуальные характеристики этих установок должны соответствовать требованиям и условиям эксплуатации.
Хотелось бы также сказать, что в настоящий момент данные центры работают в Москве, Рязани, Владимире, сейчас прорабатываются проекты с городом Обнинск Калужской области и Южно-Сахалинском. Москвичи, наверное, знают, что срок отключения горячей воды в настоящий момент составляет две недели, и я слышал, что планируется сокращение срока до пяти дней. Все это стало возможным благодаря использованию нового подхода к опрессовке теплосетей.
Решение задачи для отрасли есть, и решение данной задачи позволяет реализовать мечту населения и выполнить директиву органов власти по сокращению сроков ремонтных работ.
Межевич. Спасибо большое. Я хочу предоставить слово Садриевой Гузял Габдулхаковне. Просто хочу дать короткую характеристику. По моему мнению, Республика Татарстан – одна из самых, так скажем, продвинутых республик в области энергоэффективности, в области развития нефтехимического кластера, в том числе, по глубокой переработке нефти. Я с удовольствием предоставляю слово начальнику управления энергетики Министерства энергетики Республики Татарстан.
Садриева. Уважаемый президиум, участники форума! Хочу представиться, Садриева Гузял Габдулхаковна, начальник управления энергетики. Я больше всего расскажу не о нефтехимическом комплексе, который является самым солидным комплексом во всей России, я расскажу об энергосистеме республики, основе основ нашей экономики, которая действительно является передовой в России.
Энергосистема обеспечивает потребности в электрической и тепловой энергии, рост валового регионального продукта в электрической и тепловой энергии, а также обеспечивает качество жизни населения, это основа основ, мы не ради производства какого-то продукта, а ради повышения качестве жизни населения работаем все, везде и во всех регионах Российской Федерации, я надеюсь на это.
Энергосистема Татарстана работает с Единой энергетической системой России на основе единого технологического процесса и единых принципов диспетчерского управления. На сегодняшний день создана целевая структура системы, в настоящее время на территории Республики Татарстан осуществляют свою деятельность четыре генерирующих компании, которые представлены на экране. Это генерирующие компании, акционерное общество «ТГК-16», общество с ограниченной ответственностью, под ответственностью «Татнефти», «Нижнекамская ТЭЦ», и закрытое акционерное общество «ТГК» «Уруссинская ГРЭС». В составе указанных компаний в настоящее время эксплуатируется семь ТЭЦ, теплоэлектроцентралей, две ГРЭС и одна ГЭС. Установленная электрическая мощность – 6836 мегаватт, тепловая – 14,5 гигакалорий в час. В 2011 году потребление электроэнергии в Республике Татарстан составило 25 миллиардов киловатт-часов, это превысило предыдущий год на 2,8%, хотя у нас промышленное производство превысило на 5,1%, но мы это объясняем, пониженное потребление объясняем действием нашей региональной целевой программы по энергосбережению.
Территориальная сетевая организация оказывает услуги по передаче электрической энергии в пределах границ Республики Татарстан, это «Сетевая компания», тоже акционерное общество, площадь территории обслуживания составляет 68 тысяч квадратных километров. «Сетевая компания» по величине передаваемой мощности входит в первую десятку аналогичных компаний России, имеет девять филиалов, 59 районных электрических сетей, протяженность воздушно-кабельных линий – 70 тысяч километров. Но в настоящее время, надо отметить, есть еще небольшой такой нюанс, на нашей территории действуют 68 смежных сетевых организаций. Над этим вопросом мы в настоящее время работаем, потому что их надо консолидировать, во многом некоторые смежные сетевые организации функционируют не на самом высшем уровне, не обеспечивают надежность и безопасность энергопотребителей республики.
Несколько моментов, что же делает Правительство Республики Татарстан в плане обеспечения надежности и безопасности электропотребления. Так, в 2011 году штабом по обеспечению надежности энергоснабжения Республики Татарстан утверждены два требования, это требование к построению схем электрических сетей регионального значения Республики Татарстан, и также требование реконструирования вновь сооружаемых объектов электросетевого хозяйства Республики Татарстан. В целях реализации предусмотренных данными требованиями мероприятий, оптимизации затрат на выполнение указанных мероприятий в Республике Татарстан на базе группы компаний «Инвент» создается, я почему говорю «создается», потому что это мероприятие еще имеет развитие, постоянное причем развитие, энергетический кластер, обеспечивающий комплексное снабжение предприятий республики типовым высококачественным стандартизированным электротеплотехническим оборудованием. Группа компаний «Инвент» – это современный производственно-инжиниринговый холдинг с общей численностью персонала более 3 тысяч человек, с предприятиями, расположенными на всей территории Республики Татарстан. Продукция и услуги холдинга в основном ориентированы на энергетический сектор промышленности. Основные производственные мощности расположены в технополисе «Инвент» в пригороде города Казани, также имеются производственные площадки в Набережных Челнах, есть у нас также город Заинск и Уруссу.
Основные направления деятельности компании – это производство кабельно-проводниковой продукции под кабель. Вы уже знаете, что там производится единственный в России кабель под напряжение 330 киловольт любого сечения. Производство также электротехнической продукции, «Инвент-Электро», производство теплоизолированных труб, «Таттеплоизоляция», и инфраструктурное строительство промышленных и других энергетических объектов. Продукция производственной компании «Инвент» используется при реконструкции объектов электротеплоэнергетики, а также при строительстве крупнейших объектов Республики Татарстан в Приволжском федеральном округе и в других регионах Российской Федерации, также есть потребители в странах Западной Европы. Компания очень солидная, свои обязательства выдерживает, и в 2011 году объем реализованной продукции составил около 10 миллиардов рублей.
В целях обеспечения надежности энергопотребления, конкурентоспособности производимой электрической и тепловой энергии основными задачами развитии энергетического комплекса Республики Татарстан определены следующие. Это техническое перевооружение в обязательном порядке, модернизация и развитие генерирующих мощностей сетевого хозяйства на основе новых, современных технологий и оборудования, ввод новых, реконструкция действующих систем централизованного теплоснабжения с целью максимально возможного использования комбинированного производства электрической и тепловой энергии, снижения удельных затрат на производство, транспорт и потребление энергоресурсов за счет применения энергосберегающих мероприятий и оборудования.
В Республике Татарстан хорошо прослеживается тенденция активизации строительства объектов малой распределенной генерации. Приоритетными проектами, согласованными руководством Татарстана посредством заключения многосторонних инвестиционных меморандумов, являются: строительство двух мини-ТЭЦ с комбинированной выработкой электрической и тепловой энергии электрической мощностью по 10 мегаватт каждая в городе Зеленодольске на базе действующего предприятия тепловых сетей, их котельных, замена котельных; строительство генерирующих мощностей в городе Альметьевске, комбинированной выработки, до 24 мегаватт; также строительство генерирующих мощностей в городе Елабуга, общая мощность 23 мегаватта.
Также у нас в настоящее время прорабатываются аналогичные вопросы в поселке городского типа Уруссу.
Но есть у нас и уже достигнутые успехи в этом направлении, это в 2011 году, в октябре, мы запустили крупнейший в России объект малой энергетики, это энергоцентр «Майский» совокупной мощностью 23,5 мегаватта электрической и 24 гигакалории в час тепловой энергии. Данный центр расположен рядом с одноименным тепличным комбинатом, который является основным потребителем производимой энергии, ну, комбинат «Майский», наверное, знаком и москвичам своей экологически чистой продукцией.
В 2011 году в электроэнергетике Республики Татарстан освоено инвестиций на сумму почти 6 миллиардов рублей. Понятно, что для такой большой энергосистемы это очень мало, потребности, конечно, кратно больше. Более 65% от общих инвестиций в электроэнергетике приходится на инвестиционную программу «Сетевая компания». Крупнейшим проектом «Сетевой компании», запущенным в 2011 году, проект еще только запущен, начало строительство подстанции 500 киловольт, Елабуга, с двумя автотрансформаторами, ввод в эксплуатацию первой очереди которой планируется осуществить в 2013 году, ориентировочная стоимость – около   6 миллиардов рублей. Строительство данного объекта обусловлено необходимостью обеспечения электроснабжения потребителей особой экономической зоны «Елабуга», действующей на территории Республики Татарстан, комплекса нефтехимических, нефтеперерабатывающих заводов «ТАНЕКО», завода по выпуску аммиака и карбамида аммония, а также комплекса по глубокой переработке тяжелых остатков нефти «ТФНК» по первой и первой особой категории надежности.
Ключевым объектом капиталовложений в генерирующие компании Республики Татарстан является запуск строительства ПГУ 22 мегаватт на Казанской ТЭЦ-2, это акционерное общество «Генерирующая компания», направленного на покрытие дефицита электрических мощностей казанского энергоузла, самого дефицитного в Республике Татарстан. Ориентировочная стоимость строительства составляет около 9 миллиардов рублей.
Также в период до 2020 года, в соответствии со схемой и программой перспективного развития электроэнергетики Республики Татарстан, разработанными специалистами организации ТатНИПИ, предполагается строительство и ввод иных генерирующих мощностей, это ПГУ-120 на Казанской ТЭЦ-1, двух блоков ПГУ-450 Заинской ГРЭС, ГТУ-45 Уруссинской ГРЭС, это самая старая наша, надо сказать, Уруссинская ГРЭС, в европейской части Российской Федерации, история, надо ее в срочном порядке обновить. Может быть, у нас есть инвесторы, здесь сидящие, они могут заинтересоваться этой станцией, ПГу-190 на Казанской ТЭЦ-3. Ввод в эксплуатацию последнего ПГУ – это 2016 год.
Однако у генерирующих компаний Республики Татарстан отсутствует возможность возвращать инвестированные в строительство новых мощностей средства через механизмы заключения договоров, предоставления мощности (ДПМ). Вот этот момент я хочу особенно в присутствии представителей Государственной Думы осветить. Ограничен доступ к этой схеме инвестирования, поскольку там можно воспользоваться только генерирующим компаниям оптового рынка, созданным на основании решения Правительства Российской Федерации путем реорганизации дочерних, зависимых акционерных обществ российского открытого акционерного общества «Единая энергетическая система России». К сожалению, наша, татарстанская энергосистема, она всегда принадлежала республике, но перечень таких генерирующих объектов, с использованием которых осуществляется поставка мощности по договорам, утвержден распоряжением Правительства Российской Федерации. Возврат инвестированного капитала возможен также в рамках проведения конкурсов инвестиционных проектов по формированию перспективного технологического резерва мощностей по производству электрической энергии, правила проведения которых утверждены также постановлением Правительства Российской Федерации № 269 от 2010 года, вы это все прекрасно знаете. Но, однако, к сожалению, системный оператор Единой энергетической системы считает, что с учетом реализации мероприятий по электросетевому строительству генерирующих мощностей на территории Республики Татарстан 2011-2017 годов необходимых с использованием этого механизма инвестиционного капитала в рамках проведения конкурсов в республике почему-то, особенно в Казанском энергорайоне, где имеется дефицит 700 мегаватт, отсутствуют, это нас, конечно, очень удивило, и сейчас у меня как бы просьба к президиуму, в целях недопущения дискриминации генерирующих компаний нашей республики, поскольку мы считаем, что это действительно дискриминация уже идет, обеспечения своевременного ввода новых, эффективных энергетических мощностей на территории Республики Татарстан, с учетом собственного дефицита на территории Казанского энергорайона, о котором я объявила, 700 мегаватт, а также принимая во внимание важность обеспечения надежного и безопасного энергоснабжения объектов Всемирной универсиады 2013 года, чемпионата мира по водным видам спорта 2013 года, чемпионата мира по футболу 2018 года, которые планируются и будут проводиться в городе Казани, необходимо внести изменения в постановление Правительства Российской Федерации 1334 об утверждении перечня генерирующих объектов, с использованием которых будет осуществляться поставка мощности по договорам о предоставлении мощности, и включить ввод генерирующих объектов Республики Татарстан в указанный перечень. Тем более, в силу того, что мы потребляем огромное количество электрической энергии, в этой системе инвестиций генерирующие мощности, мы действуем, почти до 5 миллиардов рублей, это был бы солидный вклад в строительство наших генерирующих компаний, возврат этих средств в республику.
Также считаем необходимым пересмотреть точку зрения по вопросу использования механизма возврата инвестированного капитала в рамках проведения конкурсов инвестиционных проектов по формированию перспективного резерва мощностей по производству электрической энергии в Республике Татарстан, и предоставить право генерирующим компаниям республики участвовать в конкурсах инвестиционных проектов.
Межевич. Спасибо большое, но я только не поддерживаю одно, тезис о дискриминации.
Садриева. Да, может быть.
Валентин Ефимович. Поскольку я являюсь членом наблюдательного совета рынка электрической энергии, я понимаю, насколько там выстроены механизмы, и как они выстроены, никакой дискриминации республики нет, я хочу подчеркнуть. То, что необходимы новые механизмы для запуска процесса модернизации теплоэлектроцентралей сегодня, это да, над этим работают сегодня наши федеральные органы исполнительной власти. Спасибо за доклад. Я хочу просто задать вопрос. Ирина Андреевна Ларочкина работает еще?
Садриева. Работает.
Межевич. Вот передайте ей нижайший поклон.
Садриева. Непременно.
Межевич. Ирина Андреевна Ларочкина, заместитель министра энергетики, один из редких заместителей министра на территории Российской Федерации. Спасибо.
Я хочу предоставить слово Каримовой Диляре Булатовне, руководителю сектора глобальных проблем устойчивого энергетического развития и климата Международного центра устойчивого развития под эгидой ЮНЕСКО. Пожалуйста. Только я прошу докладчиков, все-таки в десять минут постарайтесь укладываться. И прошу подготовиться Дьяченко Андрея Сергеевича.
Каримова. Уважаемые коллеги, здравствуйте. Я хочу поблагодарить за приглашение принять участие в этом форуме. Для нас это знаковое событие, потому что не всегда с практическим решением таких задач приглашают на предметные заседания, на предметные конференции.
МЦУЭР имеет более чем пятнадцатилетний опыт практического решения задач, связанных с организацией вторичного использования материалов любого происхождения, природного, или техногенного, с точки зрения научных решений, практических решений для бизнеса, государственного управления и роли государства при решении этих задач, который стал основой для того, чтобы появился этот доклад сегодня.
Актуальность решения задач, связанных с обеспечением экономической эффективности, экологической эффективности природоохранной деятельности продиктована тем, что экономический рост остается двигателем и социального развития, и тех изменений, которые вносит человек в состояние компонентов окружающей среды ежеминутно, ежесекундно. Негативные изменения окружающей среды, возникающие в результате антропогенной деятельности, безусловно, требуют от общества и от экономики в частности дополнительных компенсационных затрат, которые не всегда являются открытыми, не всегда называются своими именами. Безусловно, невозможно говорить о факте модернизации, или говорить о том, что модернизация есть, если нет возможности оценить эффективность вложенных затрат и полученных результатов. Поэтому, прикладной характер решения поставленной задачи, способен дать не только ответ, насколько хорошо были вложены деньги, и какой результат был получен, но также и обеспечить ответ на один из принципиальных вопросов, насколько работоспособна и эффективна очередная модель развития общества, действительно ли она способствует тому, чтобы обеспечить  развитие общества на данном участке Земли при данном уровне доступа к ресурсам.
Особенно решение этого вопроса актуально для России, поскольку по оценкам западных экспертов, к сожалению, только западных, около 40% национального благосостояния России формируется за счет эксплуатации природных ресурсов.
Методологической основой нашего решения и нашего подхода стали те результаты и те позиции, которые были сформированы еще советской школой экономики природопользования. У нее есть принципиальные отличия от того, что сейчас диктует Запад, в том числе диктует и нам, это то, что природоохранная деятельность в составе экономической деятельности была однозначно включена в экономику. Мы настаиваем на том, что область принятия решения и область реализации полученных решений находится в сфере принятия управленческих решений, политических решений, и в сфере разработки и реализации финансовых механизмов. Мы далеки от той иллюзии, которая очень часто возникает при разговорах про экологию, от того, что человек занимается управлением биосферой. На наш взгляд, это иллюзия.
Сам смысл понятия экоэффективности, тот, который сейчас обсуждается, он был введен в 1992 году, вы можете прочитать это определение. В чем принципиальное отличие, в чем замечательный смысл этого определения? Наверное, впервые достаточно откровенно и очень прагматично было сформулировано то, что называется экосистемным подходом, когда для обеспечения экоэффективности любой деятельности, и природоохранной, и производственной деятельности необходимо учитывать весь комплекс знаний о системе и о механизмах трансформации живого вещества, косного вещества, и о механизмах развития общества, и о взаимодействии общества с окружающей средой.
В соответствии с целями экоэффективности определены ее признаки и цели. Это снижение ресурсоемкости, снижение энергоемкости, снижение распространения токсичных веществ, увеличение доли рециклинга, максимизация использования возобновляемых ресурсов, увеличение срока годности продукции, увеличение производительности труда. В численном выражении это известно как фактор четырех, то есть удвоение производительности труда со снижением более чем в два раза негативного воздействия, фактор десяти – сокращение более чем на 10% объема потребляемых ресурсов развитыми экономиками, рост выпуска продукции при снижении негативного воздействия. И, естественно, были разработаны индикаторы, доказывающие факт наличия экоэффективности. Это снижение потребления воды и энергии на единицу валовой добавленной стоимости, образования отходов, нормированно к той же единице, и вклад в глобальное потепление.
Для наших работ мы пользовались данными, которые опубликованы в открытых источниках, в Росстате, и это была наша принципиальная позиция, несмотря на то, что на сегодняшний день в Российской Федерации отсутствует субсистема национальных счетов, обеспечивающих фактическую информацию о тех объемах материалов и веществ, поступающих в экономику, и в виде входящих процессов, входящих потоков, и выходящих из экономики. Данные Росстата позволяют опосредованно оценивать эту ситуацию, и иногда мы вынуждены были переходить на денежную оценку. Мы исследовали отрасли, дающие до 70% вклада в ВВП, и именно те самые отрасли, которые являются наиболее ресурсоемкими.
На этой таблице и на этой картинке вы можете увидеть достаточно очевидный вывод, что экологическая эффективность природоохранной деятельности промышленности России колеблется около нуля, с плавным трендом к снижению. Обращаю ваше внимание на то, что после 2009 года, вот этот вот голубой скачок вверх – это данные, которые позволяют судить о том, что экологическая эффективность природоохранной деятельности в области охраны атмосферного воздуха в России получила положительный тренд, дай Бог, если это так, но я бы хотела напомнить, что в 2009 году на территории Российской Федерации был введен в действие технический регламент, который значительно упростил и процедуру оценки эффективности работы воздухоочистных сооружений, и контроля за качеством и безопасностью работы этого оборудования.
Наши расчеты определения экоэффективности в терминах, принятых западными экономистами. Гомеопатическая красота этих минимальных цифр совершенно исчезает, когда мы поднимаемся на макроуровень оценки эффективности природоохранной деятельности. Сложившаяся практика нормирования негативного воздействия антропогенной деятельности на территории Российской Федерации практически не обеспечивает предотвращения негативного воздействия. Мы этот вывод делаем на том основании, что масса разрешенных загрязняющих веществ в составе выбросов, сбросов и отходов, поступающих в компоненты окружающей среды, в 2-14 раз больше, чем то, за что предприятия на территории Российской Федерации отчитываются. Таким образом, естественно, у промышленности нет никаких стимулов ни к ресурсосбережению, ни к снижению потерь.
Я хотела бы привести еще один пример, по золошлаковым отходам. Сложилась практика, что платежи за размещение золошлаковых отходов рассчитываются исходя из сухой массы этих отходов. Но дело в том, что наиболее яркое проявление их токсичности происходит тогда, когда они находятся в жидком состоянии. Разница масс размещения отходов в жидком и в сухом состояниях составляет, в зависимости от того, насколько эффективно используется вода при этом транспорте, два-три порядка, соответственно, стоимость, которую предприятие платит за загрязнение окружающей природной среды, не имеет никакого отношения к действительности.
За период с 2005-го по 2010 год существенно выросли затраты на производство продукции. Соответственно с этим выросла и выручка от продукции. И еще раз обращу внимание, что мы здесь анализировали только отрасли ресурсоемкие, это добыча, перерабатывающее производство и получение, распределение воды, электроэнергии и газа. Принято считать, что доходы от выручки с использованием природных ресурсов соответствуют полученной ренте, и именно эта сумма отвечает той стоимости, на которую можно оценить истощение природных ресурсов. Таким образом, практически в 2 раза, за период 2005-2010 годов были истощены природные ресурсы Российской Федерации. При этом рентабельность природоохранной деятельности практически на сто процентов убыточна, почему эта цифра возникает? Потому что те платежи, которые предприятие выплачивает за загрязнение окружающей природной среды, не компенсируют тот негативный эффект, который предприятия оказывают. Традиционно, по оценкам экономистов в области экологии, наносимый фактический ущерб в 72-100 раз превышает для разных отраслей тот, за что предприятия на сегодняшний день платят. Эти невыплаченные затраты промышленность, снимая с себя, перекладывает на кого-то, они не могут исчезнуть просто так, закон сохранения вещества и энергии никто не отменяет. И эти затраты перекладываются на плечи конечного потребителя, в том числе и нас с вами, свидетельствуют о том, что бюджет Российской Федерации, вот это верхняя розовая полоска, неуклонно увеличивает свои затраты на социальную политику, на ЖКХ, на здравоохранение. Это представители тех самых конечных потребителей, которые вынуждены из своих средств оплачивать за то, что загрязнен воздух, наверное, у каждого из вас дома есть кондиционеры, и есть кулеры для воды, мы покупаем чистую воду, мы тратим дополнительные деньги, тем самым оплачивая те затраты, которые промышленность сняла с себя.
Доля затрат бюджета на охрану окружающей среды также минимальна, и постепенно снижается.
Заканчивая доклад, я бы хотела обратить внимание, уважаемые коллеги, на то, что инструменты оценки экоэффективности на сегодняшний день позволяют не только оценить, насколько эффективно используются ресурсы, на каком этапе ресурсы из экономики выпадают раз и навсегда, но и выяснить направления достижения ресурсоэффективности на базе экосистемного подхода. На макроуровне инструменты оценки экоэффективности позволяют оценить институциональную эффективность системы организации природоохранной деятельности в пределах национальной экономики, а кроме этого, определить и направления развития национальной экономики в любой момент времени.
Мы считаем, что экоэффективность – это важнейший инструмент реализации национальных приоритетов.
Межевич. Спасибо большое за доклад, Диляра Булатовна, очень глубокий, с большим количеством информации и цифр, я как энергетик, который тридцать лет сжигал уголь, до сих пор не понимаю, почему уголь не представляет никакой опасности, а зола, которая из угля получилась, прямо-таки яд, я понимаю, что разбавленный яд лекарство в лечебных целях, а в концентрированных может и убить, но, по-моему, мы слишком предвзято относимся к золе, не дифференцируем ее по составу минеральному. Понятно, что там щелочные стоки на хранилищах этой золы, что пыление есть. Что энергетиков ловить? Это же не вывозка мусора на свалку, вот они на месте.
Каримова. Большое спасибо за Вашу реакцию. Дело в том, что золошлаковые отходы – исключительно энергоемкий продукт. Для того, чтобы получить золошлак, нужно уголь нагреть до температур порядка 1000-1200 градусов.
Межевич. 1600.
Каримова. 1600 градусов. Это невероятно дорогой ценный продукт. У него уникальные свойства. На мой взгляд, это преступление, когда этот продукт размещается в золошлаковых отвалах и называется отходом. Это не отход – это материал. Мы не умеем его использовать – да.
Межевич. Извините, я перебью Вас. Я согласен с Вами, ценный продукт, его нужно использовать. Но для этого должен потребитель его принять. Я вам назову дату: 1981 год – попытка продажи по одной копейке за тонну золы, которая являлась прекрасным раскислителем кислых почв, золы Канско-Ачинских углей, не увенчалась успехом. Попытка отдачи  бесплатно шлака после жидкого шлакового удаления строителям для обратных засыпок увенчалась ничем. С той стороны нужно воспитывать, потребителя. Энергетики готовы перерабатывать свою золу. Вы думаете, они от дурного ума все это в золоотвалы складывают? Потребитель не готов.
Следующий докладчик – Дьяченко Андрей Сергеевич. Я прошу подготовиться Ерина Марселя Алексеевича.
Дьяченко. Добрый день, уважаемые коллеги. Я являюсь сотрудником Санкт-Петербургского Государственного Инженерно-экономического университета и по совместительству, в дополнение, региональным директором по Российской Федерации норвежской компании *, которая несколько  лет назад поставила мне задачу попытаться выйти на рынок малой энергетики и ЖКХ в части возможности финансово-организационного структурирования инвестиционных проектов. Сегодня я хотел бы кратко поделиться опытом и структурировать возможные основные источники финансирования инвестиционных или энергосберегающих проектов.
Мои выкладки основаны на конкретных реальных примерах, проектах, которые действительно были реализованы, или не были реализованы по тем или иным причинам, либо реализуются.
Основные источники финансирования в Российской Федерации можно подразделить на внутренние корпоративные источники финансирования, известные нам (чистая прибыль компаний-операторов коммунальных предприятий, амортизационные отчисления) и внутренние отраслевые источники (инвестнадбавка и тарифы на подключение, так называемый, инвестиционный механизм, экономия за счет снижения себестоимости или снижение потребления ресурсов при фиксированном тарифе,  - энергосервисный механизм, финансирование проектов совместного осуществления в соответствии с механизмами Киотского протокола).
Первое: инвестнадбавка и тарифы на подключение. Реально действующий инвестиционный механизм в соответствии с положением федерального закона № 210, который позволяет к базовому тарифу дополнять инвестнадбавку для потребителей и  таким образом формировать целевую инвестиционную денежную массу, призванную профинансировать утвержденные заранее инвестиционные проекты, которые выливаются в инвестиционную программу, по основным сегментам коммунальной инфраструктуры.
Мы делали проект для города Выборга Ленинградской области, по тепло-, электро- и водоснабжению и по ряду других основных сегментов. Были сформированы, утверждены местным советом депутатов инвестнадбавки тарифа на подключение, единовременные платежи, сформирована инвестиционная масса денежных средств и сейчас успешно финансируется инвестиционная программа компаний-операторов в данных сегментах.
Для чего я это говорю? Здесь есть один очень важный момент, социально-психологический: как это будет воспринято наиболее уязвимой категорией потребителей, населением? Ведь, фактически, она получает за это  не какую-то долю в акционерном капитале компании, а всего лишь улучшение качества услуг тепло-, электро- и водоснабжения в будущем. В Выборге не возникло никаких вопросов.
В Новгородской области, город Пестово, где крайне важно было построить новые котельные взамен существующих старых, постоянно ломающихся, и перейти с дорого мазутного топлива на древесно-топливные гранулы, пеллеты, губернатор дал посыл также реализовывать данный проект через инвестнадбавку. Работали с компанией «Международная финансовая корпорация», это один из крупнейших международных финансовых институтов, которые работают, в том числе и на рынке ЖКХ в России по крупным инвестиционным программам. Рассчитывая инвестнадбавку для населения «в рублях за квадратный метр общей площади, для населения» - это те  деньги, которые было нужно собрать, чтобы полностью обслужить кредит, который был взят. Если мы смотрим по максимальному, 2014-му году, 52 рублей за квадратный метр общей площади, для двухкомнатной квартиры это получается дополнительно 300 рублей к базовому тарифу в месяц. Из-за этих дополнительных 300 рублей, фактически, немного утрируя, люди вышли на центральную площадь города с плакатами «Нет инвестнадбавке!» То есть этим они показали, что они не готовы платить, за то чтобы их обворовывали и давали перспективы мнимого будущего с повышенным качеством услуг по теплоснабжению.
То есть возникает дилемма, каким путем идти. На региональном уровне губернатор понимал это, но захотел идти по пути инвестнадбавки. У него это не получилось, так как возник массовый социальный протест.
Это две пограничные ситуации: город Выборг, где все прошло на ура, и город Пестово, где вообще никак не прошло, – заставляют нас задуматься о том, что данный механизм, инвестнадбавка, может где-то сыграть положительную роль и пройти, где-то –  нет.
Альтернативной схемой финансирования является так называемая энергосервисная схема, которая частично прописана в Федеральном законе 261 «Об энергосбережении и повышении энергетической эффективности». Одна из прикладных возможностей реализации данной схемы – мы убедились на своем опыте при работе с Кировской областью – через региональные суверенные гарантии. Более продвинутый губернатор, господин Никита Белых, понимая, что нужно реализовывать крупную инвестиционную программу по реконструкции объектов теплоснабжения шестнадцати поселков городского типа, где наихудшая ситуация с теплоснабжением, понимая, что инвестиционная надбавка там не пройдет: бедное население, не готовое платить базовый тариф, не то чтобы дополнительные тарифы – решил пойти по альтернативной схеме и использовать механизм предоставления региональных суверенных гарантий, при необходимости, привлечь инвестиции, которые приведут к снижению себестоимости производства тепла на котельных, и за счет этого снижения обслужить кредит. Расчеты показали, что в большинстве поселков городского типа снижение себестоимости фактически окупает само себя, то есть не требуется никаких дополнительных внешних вливаний. То есть оказалось, что данная схема в Кировской области применима, и, главное, имелась поддержка губернатора. Сейчас данный проект находится в стадии структурирования; есть вероятность, что он будет доведен до конца и реализован. Это альтернативная энергосервисная схема по работе с регионами в части финансирования крупной инвестиционной программы.
Есть другое приложение энергосервиса – это работа с промышленными предприятиями, о которой я скажу чуть попозже.
Третья схема, которая сейчас успешно работает – это финансирование проектов совместного осуществления в рамках  механизма Киотского протокола. В настоящее время Россия по сравнению с другими странами находится в выгодном положении, поскольку имеет право продавать квоты на выбросы при реализации проектов, которые приводят к снижению, сокращению этих выбросов и таким образом привлекать дополнительные, фактически бесплатные, финансовые ресурсы за счет продажи этих квот.
В настоящее время реальная работа по данным проектам в Российской Федерации возможна на основании Постановления Правительства № 780, которое регламентирует процедуру и шаги по работе по данным проектам. При работе задействованы такие крупные структуры федерального уровня, как Министерство экономического развития и торговли, Сбербанк, как оператор углеродных единиц, ряд других структур и иностранное уполномоченное лицо, европейский покупатель квот, наиболее близкий к нам, который имеет желание купить эти квоты, а промышленные предприятия, которые реализуют энергосберегающий проект, имеет возможность продать. Есть целый ряд покупателей квот, они подразделяются на правительственные агентства, частные углеродные фонды, институциональные покупатели в Европе и мире, которые готовы покупать у России эти квоты и перепродавать их конечным потребителям в виде промышленных предприятий.
В России уже прошло несколько  конкурсов заявок по проектам совместного осуществления в рамках Киотского протокола. Средняя стоимость тонны СО2-эквивалента, то есть выбросов углекислого газа и газов, эквивалентным им, около 10 евро. То есть если, например, промышленное предприятие продает 100 тысяч тонн СО2-эквивалента, получает миллион евро дополнительных доходов.
Есть уже реальные проектоустроители, которые начали получать денежные средства, в основном в энергоемких отраслях: в металлургической отрасли например. Сейчас ожидаются результаты по третьему конкурсу заявок, например, металлургический завод Серова, Челябинский металлургический комбинат. Сколько денег они могут получить от продажи квот? 2 миллиона, 4 миллиона и так далее. Сейчас объявлен четвертый конкурс заявок, которые принимаются до 2 мая. То есть, в принципе, рынок сформирован. Сейчас в основном промышленные предприятия заявляются и пытаются получить одобрение и работать по данной схеме.
Типовая процедура, как действуют промышленные предприятия, от начальной стадии до получения денежных средств, прописана в Постановлении № 780 от 17 сентября 2011 года. Все четко регламентировано и структурировано, как проходить по этапам.
Помимо отраслевых источников существуют внешнее долговое финансирования энергосберегающих проектов – это банки, финансовые институты. Целый ряд банков, которые работают на этом рынке: это Международная финансовая корпорация, НЕФКО (Скандинавская экологическая финансовая), ЕБРР со своей программой энергоэффективности РУСЭФ, Северный инвестиционный банк, целый ряд российских финансовых институтов. Целый ряд финансовых институтов имеют возможность предоставлять долговое финансирование, то есть займы, по данным программам. Плюс долевое финансирование: это компании, которые имеют денежные средства для вхождения в акционерный капитал проектов, новых юридических лиц, создающихся под целые проекты энергосбережения и энергоэффективности, имеющие деньги и готовые рассматривать проекты.
В заключение хотел еще сказать по энергосервисной схеме, которая прописана четко в ФЗ № 261, вернее основы заложены. Мы работали и работаем уже с рядом металлургических предприятий Российской Федерации. Сейчас рынок энергосервиса, то есть кредитования энергосберегающих проектов энергосервисными компаниями и возврат денежных средств за счет экономии на потреблении ресурсов, только находится в стадии становления. Заказчики еще только начинают вникать, разбираются в этой схеме, которая на Западе уже активно внедряется. 
В Российской Федерации  сформирована некая нормативно-правовая база, которая находит некоторое отражение и аналогию в нормативно-правовой базе стран ЕЭС. Есть определенное преимущество в реализации проектов через энергосервисную схему. Нами разработан некий алгоритм принятия решений при реализации проекта и со стороны заказчика, и со стороны энергосервисной компании. Стоит сказать, что, несмотря на кажущуюся привлекательность, в данной схеме много ограничений, рисков, непонятная законодательная база, неготовность банков кредитовать указанные проекты в полном объеме – все это не позволяет говорить о развитии в настоящее время рынка энергосервиса в полной мере. Тем не менее, уже начинают появляться крупные компании в Российской Федерации, которые позиционируют себя на рынке энергосервиса или начинают и входят во взаимоотношения с банками, начинают прорабатывать схемы взаимоотношений, как получить денежные средства для кредитования подобных схем.
Еще одним сложным моментом является подготовка грамотного энергосервисного договора. Мы тоже этим сейчас занимаемся, консультируем промышленность в полной мере, насколько это получается возможным, поскольку в Гражданском Кодексе в отличие от других договоров энергосервисного договора как такового нет, это смесь целого ряда договоров, что предопределяет сложность и возможность трактования его по-разному в ходе работы по этому договору. Все это требует очень тщательного подхода к подготовке, к требованиям законодательств в сфере энергосервиса, которые тоже прописаны в ряде нормативно-правовых документов.
Необходимо также отметить, акцентироваться на основных, ключевых моментах: предмет договора, цена договора, право собственности очень важно, когда переходит на оборудование, которое устанавливается энергосервисной компанией на объектах заказчика.
Есть в настоящее время достаточно большой выбор для муниципальных образований, для операторов, для энергоснабжающих компаний, целый ряд инструментов финансирования, возможность выбора, грамотного структурирования, финансового, организационного. Единственное, в настоящее время на местах, в муниципальных образованиях еще до конца нет четкой понимания, как это   возможно структурировать, что предопределяет сложность принятия решений и некую заторможенность.
Считаю, что в ближайшем будущем данное направление будет развиваться, финансирование будет увеличиваться, в том числе из вышеуказанных мной источников финансирования. Есть и деньги, есть, с одной стороны, колоссальная потребность, учитывая огромную энергоёмкость и низкую энергоэффективность и промышленности, и жилого фонда, и бюджетных учреждений; с другой стороны, есть необходимость осуществлять и финансировать инвестиционные проекты по энергосбережению. Необходимо пытаться обеспечивать эту прослойку по грамотному организационному и финансово-экономическому структурированию, привлечению денег, реализации проектов с тем, чтобы был достигнут эффект для всех основных участников этого процесса.
Ракитина. Ерин Марсель Алексеевич, начальник департамента продаж агентства переводов «ТрансЛинк».
Ерин. Тема сегодняшнего доклада: «Стандартизация процессов лингвистического обеспечения в сфере энергетических проектов».
Сегодня огромное внимание уделялось инновациям в топливно-энергетическом комплексе, тем средствам, которые мы можем привлекать для реализации этих инноваций, зачастую является иностранный капитал и, соответственно, взаимодействие с нашими иностранными партнерами. На сегодняшний день создается огромное количество совместных предприятий с зарубежными партнерами. В рамках этого сотрудничества мы вынуждены прибегать к вопросу перевода, как письменного, так и устного. Также не секрет для всех вас то, что эксплуатационная, техническая, экономическая документация при реализации крупных энергетических проектов огромна и, соответственно, требует колоссального внимания, потому что, если мы будем иметь некачественный перевод этой документации, мы не сможем достигнуть поставленных перед нами целей и добиться той эффективности, на которую мы рассчитываем.
Вкратце о нашей компании. Мы работаем с 2003 года. Соответственно, выполняем полный комплекс услуг по лингвистическому обеспечению, в первую очередь, это технический перевод, как устный, так и письменный.
Среди наших клиентов огромное количество представителей государственных структур, энергетической отрасли (крупнейшие российские корпорации и холдинги). Работая с этими предприятиями, мы столкнулись с тем, что на сегодняшний день отсутствует четкое понимание того, что является качественным переводом, каким образом, в принципе, в эти данные с одного языка на другой, эту коммуникацию осуществлять, потому что единых требований нет, документация типовая, но каждое предприятие имеет свое собственное видение того, каким образом эту документацию переводить или каким образом вести диалог со своим зарубежным партнером.
На наш взгляд и, в принципе, ситуация непозволительная, потому что это приводит к нескольким  трактовкам одних и тех же терминов, понятий, и, соответственно, усложняет и удорожает процесс коммуникации между нами и нашими зарубежными партнерами. Соответственно, мы не выдерживаем тех бюджетов, которые были заложены изначально на те или иные проекты, не выдерживаем временные рамки, которые были отведены под тот или иной проект, соответственно, не получаем той эффективности, на которую рассчитываем.
Мы попытались найти пути решения этих проблем. Первое, основное, что нам пришло в голову – это процесс стандартизации переводов, как устных, так и письменных, приведение этого процесса к некоему единому знаменателю, для того чтобы все предприятия энергетической отрасли нашей страны работали в едином ключе и имели единое представление о том, как трактовать ту или иную терминологию.
Какая ситуация на сегодняшний день  в нашей стране? Что мы имеем? О чем стоит задуматься? Четкого понимания единой терминологии, техническое задание или технические требования к исполнению работ – они отсутствуют. Стандарт как таковой, даже в рабочем режиме, отсутствует. Единственное, что мы имеем – это ГОСТ и инструкции ГеоГТУ, которые были разработаны аж в 80-х годах. Если мы говорим об инновациях, о каком-то развитии сегодня, в XXI веке, то это неприемлемо.
Как такового единого аналитического центра, который занимался бы этим вопросом, также нет. Системы лицензирования процесса перевода нет. Процесс хаотичен, беспорядочен и не имеет никакой четкой структуры.
Что предлагается нами? Естественно, начать процесс стандартизации и, в первую очередь, разделить условно вопрос стандартизации на 2 части. Первая часть – это те внутренние стандарты, которые на сегодняшний день большинством агентств переводов используется, это система менеджмента качества, которая может быть подтверждена системами ISO 2001:2008, это, пожалуй, единственный документ, более или менее официальный, который можно принять во внимание как документ нормирующий. Но это система менеджмента качества, это система менеджмента предприятий, это не система менеджмента качества самого перевода как такового, ее за основу взять нельзя. Это «Рекомендации Союза переводчиков России», опять же, не регламентирующий документ, а вспомогательный, некие советы и предложения. Есть система внешних стандартов, это те стандарты и наработки, которые мы можем заимствовать за рубежом.
Наши зарубежные партнеры на сегодняшний день в данном вопросе продвинулись достаточно далеко, особенно Соединенные Штаты Америки и Европейский Союз. Наша цель – создать некий симбиоз между тем, что мы имеем в Российской Федерации (полностью отказаться от тех ГОСТов и инструкций, которые были разработаны еще в Советском Союзе, мы не можем, в силу того, что многие предприятия берут свое начало еще в Советском Союзе, соответственно, мы не можем отказаться от этих документов), и теми документами, которые были разработаны нашими иностранными коллегами. Проанализировав их, мы планируем создать некий симбиоз, некий единый документ, стандарт, который позволит этот процесс систематизировать, наладить и привести к единому знаменателю.
Как мы в этом вопросе продвинулись? Изначально вопрос стандартизации у нас возник в рамках оборонно-промышленного комплекса Российской Федерации, так как он является более чем наукоемким, имеет огромное количество технической документации. Вопрос перевода стоит очень остро в связи с поставкой нашей продукции оборонного значения нашим иностранным партнерам. В этой связи, 17 февраля было организовано и проведено совещание с ключевыми представителями оборонно-промышленного комплекса Российской Федерации, и наше предложение нашло поддержку в лице  этих предприятий, а также в лице «Рособоронэкспорта».
Что конкретно мы предлагаем? На первом этапе это создание инструкции. На сегодняшний день наши специалисты: специалисты отдела контроля качества и специалисты отдела разработок – ведут огромную работу по разработке и последующему внедрению инструкции как первого этапа стандартизации процесса переводов. В данном случае на сегодняшний день мы готовы представить инструкцию по переводу документации военно-технического назначения. Параллельно с ней, хочу заметить, также разрабатывается инструкция для топливно-энергетического комплекса.
Что в эту инструкцию должно войти? Это порядок подготовки документации, это общие требования к документации, требования к переводу, к верстке и оформлению, что тоже немаловажно, требования к изданию документации, потому что, зачастую, мы нашу эксплуатационную документацию при работе с зарубежными партнерами им вставляем. Мы лично наблюдали много случаев недоумения наших зарубежных партнеров от того, какой перевод они получают, с какой документацией им приходится работать.
Мы предлагаем разделить данный стандарт на две части, условно, два раздела: отраслевой стандарт по лингвистическому обеспечению в сфере энергетических проектов, второй раздел – отраслевые словари по тематическим направлениям.
Собственно говоря, что несет в себе наше предложение? Сокращение расходов предприятий, повышение эффективности работы, сокращение времени работы с документацией, сокращение количества рекламаций со стороны иностранных партнеров, что немаловажно; ускорение процесса сервисного обслуживания заказчика и универсальность при выборе поставщика переводческих услуг.
Что мы предлагаем? Поддержать наши наработки и, соответственно, активно включиться нашим предприятиям, потому что без вас данный процесс невозможен, нам нужна обратная связь, нам нужны ваши советы, ваша помощь и ваш опыт, который вы получаете регулярно в вашей ежедневной работе.
Межевич. Коршунов Юрий Валентинович, заместитель главного инженера «Оборонэнерго», «Потенциал развития распределенной энергетики в Российской Федерации».
Коршунов. Я представлю вам частично ограниченную информацию, связанную со спецификой нашей компании. Мы единственная из компаний, которая имеет свои, технологически не связанные с ЕНЭС сети, и порядка 25-30%, транспорт и электроэнергия, мы осуществляем от дизельной генерации.
Компания создана недавно, на активах бывших ОАО, обслуживающих энергосети Министерства обороны. В нашем активе имеются электросети 0,4-220 киловольт, ветрогенерация, тепловая генерация, дизельная генерация, парогазовые установки.
Наши филиалы. Структура сопоставима с сетевой компанией, которая расположена по данным федеральным округам.
По структуре это аналогично сетевой компании ФСК или МРСК, которые включают в себя как транспортировку, передачу и тарифное регулирование, на котором мы также существуем.
Наше общее электрохозяйство заключается в 534 тысячах условных единиц. Это 53 тысячи километров линий, 13 тысяч  электроустановок и 1208 дизельных электростанций.
Наши филиалы охватывают 81 субъект Российской Федерации. По передаче энергии: 8 миллиардов кВтч в год; по технологическому присоединению: 587 мегавольт-ампер. На небольшие деньги, но наши потребители пока не испытывают проблем с техническим присоединением к нашим сетям, наверно, пока.
Основная доля сети – это, конечно, приходится на Центральный регион; Дальневосточный, Забайкальский – это по сетевому хозяйству. По электроустановкам картина та же самая.
1208 дизельных электростанций – это основная наша генерирующая мощность, которая расположена во всех наших 17 филиалах. В зависимости от нагрузки они сосредоточены на окраинах нашей великой страны. Если посмотреть на энергетическую карту России, то те пробелы, где у них есть, там присутствуют наши дизельные электростанции.
У резервных электростанций 130 мегаватт мощности. Основные, которые постоянно действуют, 43 мегаватта мощности.
По генерации видно, что они размещены не как сетевое хозяйство, а больше на Крайнем Севере и Дальнем Востоке.
Сейчас я покажу фотографии, реальные из жизни, как существуют сейчас основные источники электроэнергии на удаленных и изолированных территориях. Это первая станция, которая была введена в 1958-м году. Вот она такая изнутри, дизельная станция, стоят дизель-генераторы разной мощности, в основном используются 200-300 киловатт для возможности резервирования и ремонта. Это сам генератор, его открытое исполнение. Все это, представьте себе, очень быстро вращается и очень сильно шумит, как бы кто не заверял, что это бесшумные новые установки.
Я выбрал самые визуализированные, хорошие слайды.
Видим, что рабочие ходят в наушниках, ремонтируют, обслуживают эти установки.
Так выглядит, наверное, более перспективный установленный в 80-х годах независимый источник электроэнергии, который обеспечивает электроснабжением наших потребителей.
Это уже 2000-е годы, дизельные станции по 530 кВт два дизель-генератора.
А это емкости, где хранится дизельное топливо. Можно сопоставить размер самой дизельной станции и емкостей, которые она потребляет. Это можно связать с любыми факторами, но это связано с удаленностью гарнизонов и тем, что необходимо содержать полуторагодовалый запас топлива на этих территориях.
Это те самоделки, которые мы сами пытались делать до ближайших лет, в них устанавливали коломенские дизеля.
Также для резервирования наших потребителей, соблюдения категорийности, мы используем передвижные дизельные электростанции. Их мощность – 200 киловатт. Обеспечивают бесперебойным электроснабжением тех потребителей, которые подлежат снабжению по первой категории.
Это вид изнутри. Наше отечественное производство. Видно, что не совсем удобно ее изнутри обслуживать. Это все железо, конечно, очень сильно вибрирует.
Для того, чтобы устранить все эти недостатки, которые были представлены на слайдах, мы начали прорабатывать по  нашему основному объекту, где мощность порядка 30 мегаватт, новый проект по замене этих дизелей на импортные, блочного исполнения, у которых устранены все эти недостатки, которые я перечислял.
5-мегаваттный агрегат с несколькими дизель-генераторами будет стоить порядка 170 миллионов рублей. Это при условии, что не учтена доставка до самого удаленного объекта, а только до ближайшей железнодорожной станции.
В этих новых проектах мы используем блочную конструкцию, в которую входит как блок модулей по 1250, пять штук, закрытые распределительные устройства, инженерная эстакада, блок-модуль, склад, ремонтная мастерская и топливное хранилище. Все это в одном блоке.
11-мегаваттный генератор, это он устанавливается на остров Кунашир, он уже будет стоить полмиллиарда рублей, срок его строительства –               7 месяцев. Расположение его аналогично 11-мегаваттному, только добавляются  силовые установки, это блочные конструкции. С повышением мощности генерации стоимость его незначительно растет, вернее, единица мощности уменьшается в стоимости, так как снижаются затраты на доставку.               13-мегаваттный стоит уже 400 миллионов рублей.
Мы добавляем генерирующие блоки. Передвижные дизельные генераторы планируется заменить на стационарные импортные, с двигателем Perkins, или Volvo. Но стоимость их, конечно, значительная.
Почему мы выбираем импортные дизеля? Понятно, что у них моторесурс больше и затрат на обслуживание меньше. Они предусматривают обслуживание после 5000 часов работы.
В этих агрегатах предусмотрено дистанционное снятие показаний всех характеристик, основное – это расход топлива, и нагрузочных характеристик, которые выдает генерация.
Блочная система позволяет нам любые мощности передвигать теми транспортными средствами, железнодорожными вагонами, которые у нас имеются, по тем стандартам, и набирать любые мощности, которые необходимо обеспечить для потребителя.
Это вид того 13-мегаваттного модуля, который уже введен в работу, который обеспечивает работу электроустановок.
Я представил очень ограниченную информацию в связи с нашей спецификой работы.
Межевич. Ионова Оксана Михайловна, «Кластеры – инновационный подход к реализации программ энергосбережения».
Ионова. Я хотела представить материал, который поможет, на мой взгляд,  выполнить более успешно программу энергосбережения в Российской Федерации в том числе в бюджетной сфере, которая не является привлекательной ни в каких отношениях, но является очень емким рынком. Моя презентация построена на реализации федеральной целевой программы по энергосбережению на платформе кластера в отношении бюджетной сферы. Сегодня это довольно емкий рынок, он представляет огромный интерес, в том числе, для энергосберегающих и ресурсоснабжающих компаний. Сегодня разрабатываются схемы финансирования контрактов по энергосбережению и этому посвящена моя презентация.
 Я хочу представить вам данные федеральной целевой программы по энергосбережению. Здесь представлены источники экономии бюджета в результате реализации программы по энергосбережению в Российской Федерации. Эта цифра не поддается анализу, в общем, это триллионы рублей. До 2030 года в случае реализации программы ФЦП по энергосбережению экономия энергоресурсов составит в рублях вот такую цифру. Каждый из нас является потребителем коммунальных ресурсов, это снижение нагрузки на плательщиков, потребителей коммунальных ресурсов.
Это основные цели программы: эффективное и рациональное использование энергоресурсов, поддержка и стимулирование энергосбережения и повышение энергетической эффективности, системность и комплексность в проведении мероприятий по энергосбережению и повышению энергетической эффективности, планирование энергосбережения, использование энергетических ресурсов с учетом ресурсных, производственных, социально-технологических условий.
Привлечение бюджетной сферы основано на принципах государственно-частного партнерства; без этого на сегодняшний день данную программу не реализовать.
Здесь представлены целевые индикаторы федеральной целевой программы. Хочу обратить ваше внимание на те элементы, которые зафиксированы до 2020 года, здесь  вопросы расходования энергоресурсов, создания нового строительства. И, по сути, здесь направления целевой программы, которые могли бы являться дополнительными рабочими местами и источниками инвестирования.
Объем финансирования мероприятий. Он представлен в диаграмме, красным отмечено финансирование из средств федерального бюджета, желтым – мероприятия, финансируемые из средств бюджета субъектов Российской Федерации, зеленым – инвестиционные ресурсы, это привлечение средств внебюджетных источников. Понятно, что идеология программы построена именно на создании определенных условий, которые могли бы привлечь частный бизнес совместно с государством для реализации данной программы.
График реализации технических мероприятий. Каким образом выстраиваются участники кластера. Оснащение приборами учета: не только установка, а и производство, и все, что связано с дальнейшим введением в эксплуатацию подобных элементов; строительство новых зданий, это объем потенциальных заказов строительных компаний; капитальный ремонт зданий; доля утепленных зданий государственных муниципальных учреждений, практически 100%; число индивидуальных тепловых пунктов и зданий  государственных муниципальных учреждений; число энергоэффективных источников света, это производители энергосберегающих ламп; замена устаревших газовых котлов; доля оборудования высоких классов энергетической эффективности, закупаемых для государственных муниципальных нужд. Это, по сути, емкость рынка, связанного с реализацией федеральной целевой программы по энергосбережению.
Где взять ресурсы? Я думаю, многие здесь работают по реализации энергосервисных контрактов. Проблема может быть решена консолидацией интересов. На сегодняшний день Правительством предложен некий инструмент, который, в принципе, реально может быть в кратчайшие сроки реализован и от которого все участники, все субъекты федеральной целевой программы могут получить реальные выгоды. Это территориальные кластеры – объединения производственных предприятий-поставщиков оборудования, комплектующих специализированных производственных и сервисных услуг, научно-исследовательских и образовательных организаций, связанных отношением и территориальной близости и функциональной зависимости в сфере производства и реализации товаров и услуг. При этом кластеры могут размещаться на территории как одного, так и нескольких субъектов Российской Федерации.
По сути, это хорошо забытое старое, только немного реконструированное и спроецированное на современные экономические условия: это, по сути, кооперация, которая существовала при советской власти. Сегодня она преобразована, терминология - «кластер», позаимствована в информационных технологиях.
Что это такое и почему на платформе кластера могут быть реализованы подобные программы, связанные с энергосбережением? Основная цель деятельности кластера – содействие членов в увеличении объемов и так далее, то есть это некая платформа, некий базис для реализации совместных интересов для всех участников, заинтересованных в программах по энергосбережению.
Задачи кластера. Выполнение требований федерального закона по энергосбережению и повышению энергетической эффективности; повышение энергоэффективности в бюджетной сфере; снижение бюджетных расходов; понижение объемов неэффективного потребления коммунальных ресурсов гражданами и, соответственно, уменьшение сумм платежей за коммунальные услуги; повышение занятости населения; переориентирование бюджетной сферы на внедрение современных энергоэффективных технологий; активизация процессов развития экономики и улучшение социальной обстановки в обществе.
Кластер создается исходя из общих интересов участников. На сегодняшний день есть методические рекомендации, которые разработаны Минэкономразвития. Там определены четко требования к кластерам, их несколько видов. Наиболее подходящий для реализации данной федеральной целевой программы - это территориальный кластер, поэтому вся разработка, которую я представляю, базируется именно на территориальном кластере.
Здесь практически все: от производителей, от строителей, от фундаментальных исследований, научно-исследовательских разработок и опытно-конструкторских работ.
Правовое обеспечение кластеров. На какой правовой базе зиждется эта идея? Это, прежде всего, впервые мы видим кластеры, это Концепция долгосрочного социально-экономического развития, данное распоряжение было выпущено еще в конце 2008 года. Это правила предоставления средств федерального бюджета, предусмотренных на государственную поддержку малого предпринимательства, утвержденные Постановлением еще 2005 года. Это Федеральный закон «Об особых экономических зонах»; Постановление Правительства № 178 и федеральные целевые программы, в частности федеральная целевая программа, которая разработана в сфере образования. Это все нормативные документы, которые позволяют привлечь к реализации ФЦП источники, иные источники финансирования, в том числе внебюджетные.
Кластеры сегодня приравнены по действующему законодательству к свободным экономическим зонам, поэтому здесь фигурирует именно 116-ый закон.
Что же это такое? Юридическое лицо, неюридическое лицо, соглашение сторон – что собой представляют кластеры? Это модель, совершенно гибкая система. На сегодняшний день она может быть представлена в любой форме, как в форме некоммерческого партнерства, как в форме консорциума без образования юридического лица, как в форме создания управляющей компании – все эти модели приемлемы для кластера.
Как такового отдельного закона по кластерам нет, и это очень хорошо, потому что на сегодняшний день та форма и объединения всех участников и заинтересованных лиц в реализации конкретных целей и задач могут объединяться в любых формах, которая для них приемлема.
Где сегодня уже существуют кластеры? Возможно, уже многие из вас с этим столкнулись. Кто не знает, я просто хотела сказать. Кластеры сегодня существуют в фармацевтической отрасли, они уже работают; кластеры существуют в лесопереработке; на муниципальном уровне Санкт-Петербург и Ленинградская область выпустили Постановление Правительства о создании кластера для решения проблем энергосбережения бюджетной сферы именно на территории Ленинградской области.
На сегодняшний день кластеры могут быть организованы как на муниципальном, так и на федеральном уровне. Основное требование – кластеры должны войти в инвестиционные программы на региональном уровне, на законодательном уровне на территории определенных субъектов, муниципалитетов и территориальных иных образований.
Если данный кластер нацелен подняться на федеральный уровень и получить доступ к более широкому финансированию, это все зависит от масштабов данного кластера, то в данной ситуации на министерском уровне он поднимается на федеральный. На сегодняшний день в Минэкономразвития уже подготовлена конкурсная документация, на конкурсной основе выделение финансирования для развития кластеров.
Основополагающие подходы деятельности кластера: комплексный подход определить принцип выполнения проектов, комплексный подход к выполнению проектов повышения энергосбережения в рамках отдельно взятого объекта, муниципалитета, субъекта Российской Федерации; стандартизация, это законодательный уровень.
Главная проблема в кластерах – это проблема, связанная с урегулированием тендерной документации по закону № 94 по отношению к кластерам, потому что бюджетная сфера сегодня работает четко по законодательству, относящемуся к тендерам; к сожалению, в этой законодательной базе особых условий для кластеров нет. Я считаю, что это единственно серьезное препятствие. Сейчас ведется активная работа для того, чтобы в ФЗ № 94 внести изменения, относящиеся к кластерам. Те кластеры, которые сегодня привлекают в качестве головной компании именно на бюджетную сферу, могут обходить и тендерные условия, когда появятся данные изменения.
Функции кластера: разработка программ энергосбережения и повышения энергоэффективности, энергосервис, энергетические обследования, установка приборов учета, используемых энергетических ресурсов, монтаж, эксплуатация, обслуживание энергосберегающего оборудования, финансирование проектов по энергоэффективности, диспетчеризация, биллинговые системы, обучение, строительство и капитальный ремонт, консультационные услуги, маркетинговая политика, научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы. Это тот перечень услуг, которые могут оказывать компании, входящие в кластер. Если мы возьмем классификатор оказания услуг и поставки продукции, по сути, все поставщики продукции и оказания услуг, которые могут делиться на эти вещи, могут входить в кластер.
Вот эта финансовая схема, которая на сегодняшний день позволяет осуществить реализацию кластера с точки зрения финансирования.
Межевич. Спасибо большое. Мы приступаем к дискуссии. Первым на выступление в дискуссии заявился Тамаров Виктор Владимирович. «Ярославская генерирующая компания. О путях модернизации ЖКХ и развития». Я хочу высказать свое отношение к тем процессам, которые происходят в Ярославской губернии. Мне нравится, что они собрали всю коммуналку в одну структуру. Нравится позиция губернатора, которую я уже дважды слышал, которая докладывает о тех программах энергоэффективности, которые выстроены, региональные программы. Региональная программа ликвидации энергетического дефицита на территории области, там действительно делается то, что мы сегодня заявили в заглавии своего круглого стола
Тамаров. Хотелось бы сказать и дополнить в рамках всего вышесказанного, всем известно, что в Ярославле на сегодня уже один проект реализуется, это строительство станции 52 мегаватта, она уже строится,  3 миллиарда рублей. Сейчас уже на выходе у нас в стадии проектирования и открытия финансирования Ростов и Переславль-Залесский – это еще 2 станции на 52 мегаватта, итого будет 11 миллиардов рублей.
Мы понимаем, что данные проекты и вся эта отрасль сугубо политизированная. Это связано с тем, что установление тарифов на сегодня – это прерогатива органов власти. Как следствие, мы все понимаем те последствия от установления определенного уровня тарифов. К чему я это все говорю? Все наши проекты мы обсчитывали; они на сегодня окупаемы, они будут супер-окупаемы, и можно будет решать еще глобальные задачи, если  мы на сегодня сможем выйти не на оптовый рынок, а на розничный рынок реализации электроэнергии.
В чем цель? Сохранить существующие тарифы на теплоснабжение, а может быть, их снижать, что, естественно, региональным властям очень интересно. А поскольку строится новый объект, он в * не попадает, как следствие, мы можем выходить на розницу и поправлять у себя экономику, соответственно, за счет исправленной экономики можем брать в нагрузку на себя и осуществлять реконструкцию всего теплосетевого хозяйства, которое сегодня находится в состоянии полного износа.
Поэтому, может быть, такой вопрос на обсуждение – изменение условий работы на оптовом рынке, на розничном рынке, либо, может быть, с возможностью выхода некоторых пилотных проектов, чтобы была возможность работать на розничном рынке.
Межевич. Попробую ответить на ваши вопросы. Насколько продвинулась ваша программа ухода от дорогого мазута к использованию древесных отходов вашего производства? Появились новые объекты, хотя бы по сравнению с прошлым годом?
Тамаров. Да-да, у нас в ранках ОЦП крупный объект – * реализовывается. Среди прочего, еще есть ряд небольших объектов, то есть Углич, *, наши районные города. Как раз в данных муниципальных образованиях и реализуется данная программа; три котельные переведены с мазута на газ, одна переведена с мазута на брикеты.
Межевич. Я хотел бы сразу попробовать ответить частично на Ваш вопрос по поводу ухода маленьких источников генерации с оптового рынка на розничный. Да, действительно, сегодня активно дискутируется эта норма, которая присутствует в законе, 25 мегаватт и больше на оптовый рынок. Видимо, или будет мощность увеличена, или эта норма будет убрана, для того чтобы можно было работать в розницу. Думаю, что в новых правилах розничного рынка, которые сегодня уже висят на сайте и будут подписаны на днях, уже прописывается возможность работы на прямых долгосрочных договорах со своими потребителями, со своими гарантирующими поставщиками, которые расположены на территории, со сбытовыми компаниями. По крайней мере, в одной из редакций этих правил я это видел. Это 410 страниц, такой непростой текст, который собрал в себя все постановления, которые касались розничного рынка, в том числе работу и поставщиков на розничном рынке, все эти совмещенные максимы и так далее. Изучайте, я думаю, что там как раз те возможности, о которых вы говорите, вы увидите.
Итак, у нас с вами началась дискуссия. В рамках дискуссии я хочу предоставить слово Рокецкому Леониду Юлиановичу, президенту «Национального союза энергоэффективности».
Рокецкий. Я на регистрации получил: «Модернизация ТЭК России. Региональная программа. Передовой опыт. Механизм финансирования» и так далее. Интересная тема. Я думал: «Разные направления. Что нас здесь объединяет?» Вы все пришли показать, какие у вас успехи. Может, то, что мы все обыватели, кроме того, что мы специалисты, и нас задавили тарифы, и обещают, что они будут выше. Может, это от нас зависит?  А, может, то, что вы все молодые люди, вы пришли познакомиться друг с другом, найти соратников, потому что вы понимаете, что вы отвечаете за будущее, это ваша страна? И от таких ветеранов, как я, услышите какой-то совет? Больше ни для чего?
Это похвально, что вы остались здесь. Я занимаюсь, * объединяем многие структуры в «Национальный союз энергосбережения». Предшествовал этому и действует Научно-экспертный совет по мониторингу закона № 261, где мы должны собирать все ваши предложения, какие есть, чтобы поправить закон по энергосбережению и нести депутатам, членам Совета Федерации. Чтобы они меняли эти законы.
Когда закончится эта конференция, я, конечно, заберу то, что мне надо, и внесу эти предложения. Но чем больше я занимаюсь энергосбережением, тем больше вижу, которая тупиковая ситуация создается у нас в Российской Федерации.
Вот вы все здесь присутствуете, наверно, входите в какое-то  ЗАО, ООО, в генерирующих компаниях работаете. Реформа энергетики, которая произведена, это распределили энергетические мощности, созданы генерирующие компании, которые пытаются жить нормально и достаточно развратно, потому что как только будет неудобно – будут подниматься тарифы. Сначала тарифы на газ, потом тарифы на электроэнергию. И все мы будем «одобрям-с» через Региональную энергетическую комиссию, чтобы там, где вас ненавидят люди, энергетиков, губернатора и всех остальных. Вот такая ситуация.
Живем развратно, и никакой конкуренции в энергетике на сегодняшний  день  реформа не дала. Что делать завтра? Вот сегодня говорилось о розничном рынке. Розничного рынка у нас нет. Есть оптовый, который меня, обывателя, как будто бы сильно и не касается. Но как специалист я хотел бы все же знать: в каждом городе опт с моей стороны – это ЖКХ, или это мэрия, или это управляющая компания моего дома? Тоже надо бы разобраться. Или это электрические сети, Южные, Северные, какие-то там районные, много таких названий специфических. Мы недавно видели, как работает эта схема. Не только цена каждый час меняется, или индекс цены. И я могу из своего дома в тот же момент заключить договор с другой генерирующей компанией, чтобы я получал от него электроэнергию. А все эти посредники энергосбыта, электросети и ЖКХ и так далее – их я не знаю и знать не хочу, потому что они сами должны выбрать такой путь мне по электроэнергии, который должен быть самым дешевым.
Сегодня говорили о малой энергетике. Пренебрежительно так. Я вам скажу, что малая энергетика более автономная, она малая, потому что малая, но чтобы говорить о розничном рынке тепла и энергии… У нас просто не хватает мощностей. Говорить, что для полного развития нашей промышленности, нам надо 500 миллиардов киловатт-часов. Я вам скажу, что не 500. 500 надо только для того, чтобы это бы резерв, потому что  должны появиться банкроты, которые задирают цену, которые ничего не сделают по реформированию своей станции.
До чего удивительно мне было, что, был на станции, где около 100 мегаватт мощности, работают днем 12 человек, ночью 2 только. Никаких автобаз, никаких ремонтных – ничего нет, оно все работает, понимаете? Какая муниципальная власть или государственная власть финансирует новые экономичные станции, я имею в виду, на отходах работают, на древесных, на нетрадиционных? Нет – этим занимается генерирующая компания, которая хорошо считает каждый день и ожидают возможного банкротства, не дай бог, что они повысят цену, и от него потребители уйдут к другому. Мы же не можем никуда уйти. Извините, я участвовал в разработке этого закона, я знаю, как я спорил, что я защищал. Сегодня энергетики – выгодно продать как можно больше и как можно дороже. Да хоть возьмите, 2 провода в землю воткните, только вовремя рассчитайтесь.
Эта энергоэффективность, о которой мы говорим со стороны электростанций, со стороны генерирующих – это так, модно говорить. А вот по эту сторону, где я забираю электроэнергию, где нет нормальных электрических исполнительных механизмов, где полностью загублено электромоторостроение, где нет нормальных осветительных и распределительных систем, все в Китае надо покупать или в других местах, - здесь только энергоэффективность может быть. Если вы работаете с той стороны стенки, на большой  энергетике, вы не поможете. Или помогайте и решайте, выполняйте так, как выполняет весь мир. Я как обыватель выполнил, быстро поставил газовый счетчик, потому что в 261-ом: «Надо поменять все счетчики на цифровые». Так я в этом разбираюсь, я спрашиваю: «Как ваш счетчик?» А меня спрашивают «А Вы что, и в магазин со своими весами приходите?» «Да нет, там есть весы». Помнишь, как нас спрашивали? Так скажите, почему энергетика наша большая не занимается хотя бы унификацией всех счетчиков, и газовых, и электрических? А это взвалено все на нас.
Хочу вас призвать к одному: вы пришли сюда объединиться, вы единомышленники. Если вы что-то услышите полезное друг от друга – познакомьтесь, потому то, что сегодняшний день у нас в России – это не энергоэффективность, это стыд и позор на весь мир. Это все дороже в 3-4 раза, чем у других.
Межевич. Есть у кого-то еще желание выступить? Пожалуйста.
Муж2. Представитель правительства Ставропольского края. В поддержку Леонида Юлиановича хотел бы покритиковать немножко закон энергосбережения, наш 261-ый. Далеко он от жизни. Не знаю, как смотрите здесь вы сверху, создавая там все, но на местах, когда практически не работает, мертвая схема во многом. Приходят те же энергосервисные компании, сразу говорят: «Вот дай мне столько денег, а я тебе посчитаю, как тебе жить». Вряд ли это будет работать.
У нас в Ставропольском крае была довольно надежная работающая схема: энергосбытовые организации и теплоснабжающие выплачивали 1% с тарифа, выделяли. Краевая программа энергосбережения. Собирали эти деньги, аккумулировали в центре, расписывались по районам, по муниципалитетам, намечались мероприятия. Это, действительно, была хорошая помощь для муниципалитетов. Но, поскольку на федеральном уровне это не поддерживается законами, потихоньку энергосбытовые компании сейчас от нас ушли *, теплоснабжающие пока остались, но уже программа у нас от 140 миллионов, до 40 миллионов уменьшилась, ну и теплоснабжающие тоже смотрят в ту же сторону, чтобы уйти. В результате у нас энергосбережение в крае умрет, а вот это закон, 261-й, не знаю, когда начнет работать. Это вот такой крик души с места.
Межевич. Спасибо за критику. Еще есть выступления? Спасибо.

 

© 2002 - 2018
 

создание веб-сайта: Smartum IT