Новости форума       Архив       Медиа-центр       Карта сайта       Контакты
Медиа-партнёрам
Москва, комплекс административных зданий Правительства Москвы (ул. Новый Арбат, д. 36/9), 3 - 4 апреля 2019 г.
Программа Форума
Участники Форума
Приветствия
Организаторы
Оргкомитет
Программный комитет
Спикеры
Операторы Форума
Стенограммы
Рекомендации
Медиа-партнеры
Фотогалерея
Зарегистрироваться
Условия участия
Место проведения
Помощь в размещении

 
Главная / Архив / 2012 / Стенограммы выст... / Международная конференция «МИРОВАЯ ЭНЕРГЕТИЧЕСКАЯ БЕЗОПАСНОСТЬ: К НОВОЙ ПАРАДИГМЕ ЧЕРЕЗ ПРИЗМУ ГЛОБАЛЬНЫХ ИЗМЕНЕНИЙ XXI ВЕКА»

Назад

Международная конференция «МИРОВАЯ ЭНЕРГЕТИЧЕСКАЯ БЕЗОПАСНОСТЬ: К НОВОЙ ПАРАДИГМЕ ЧЕРЕЗ ПРИЗМУ ГЛОБАЛЬНЫХ ИЗМЕНЕНИЙ XXI ВЕКА»

Международная конференция
«МИРОВАЯ ЭНЕРГЕТИЧЕСКАЯ БЕЗОПАСНОСТЬ:
К НОВОЙ ПАРАДИГМЕ ЧЕРЕЗ ПРИЗМУ
ГЛОБАЛЬНЫХ ИЗМЕНЕНИЙ XXI ВЕКА»

6 апреля 2012 г.


Васильев. Уважаемые господа, позвольте мне воспользоваться тем, что я являюсь председателем нашей сегодняшней международной конференции. Воспользоваться этим правом и пригласить всех к началу работы нашей международной конференции. Хочу представиться. Я являюсь заместителем директора Международного института энергетической политики и дипломатии университета МГИМО. Прежде всего, позвольте мне пригласить в наш импровизированный президиум тех, кто будет выступать в первой части нашей конференции: господина Ахмада Галебани, заместителя Министра нефти Республики Иран и руководителя Иранской нефтяной компании; директора компании Statoil в России по связям с общественностью и государственными органами Свейна Оге Олсена; президента Института энергетики и финансов, господина Фейгина Владимира Исааковича; руководителя Центра проблем энергетической безопасности Института США и Канады Российской академии наук Андрея Викторовича Корнеева; директора Департамента стратегического планирования и партнёрства Международного центра устойчивого энергетического развития под эгидой ЮНЕСКО господина Владимира Хакимовича Бердина. Прошу вас, господа, занять места в нашем президиуме.
Сегодня мы собрались для проведения нашей международной конференции в достаточно знаменательный момент мы отмечаем десятилетнюю годовщину начала проведения Московского международного энергетического форума «ТЭК России в XXI веке». И в этой связи разрешите мне зачитать приветствие, которое направил в адрес форума ректор Московского государственного института международных отношений МИД России, чрезвычайный полномочный посол, академик Российской академии наук, Анатолий Васильевич Торкунов.
В частности, в своём приветствии он указывает, что «Московский государственный институт международных отношений (Университет МГИМО) и Институт энергетической политики и дипломатии МГИМО поздравляют организационный комитет, программный комитет, дирекцию, партнёров, а также участников десятого Московского международного энергетического форума «ТЭК России в XXI веке» с десятилетием форума.
За прошедшие годы форум стал исключительно значимым мероприятием для российского и международного энергетического сообщества. Ежегодно форум «ТЭК России в XXI веке» собирает ведущих экспертов для анализа и обсуждения наиболее актуальных проблем развития мировой энергетики и отечественного топливно-энергетического комплекса.
Университет МГИМО, Международный институт энергетической политики и дипломатии МГИМО и форум «ТЭК России в XXI веке» в течение многих лет связывает конструктивное и плодотворное сотрудничество, позволяющее успешно решать вопросы аналитического обеспечения международного энергетического сотрудничества, а также задачи развития кадрового потенциала международной деятельности российского ТЭК, внешней энергетической политики и дипломатии нашей страны.
Желаем Московскому международному энергетическому форуму дальнейшего успешного развития, эффективной реализации усилий по содействию, укреплению международного сотрудничества в энергетической сфере и достижению Россией лидирующих позиций в мировой энергетике».
Позвольте мне также выступить с кратким приветственным словом от имени нашего университета и от имени нашего института как соорганизатора этого форума и непосредственно организатора сегодняшней международной конференции «Мировая энергетическая безопасность: к новой парадигме через призму глобальных изменений XXI века».
Позвольте мне от Университета МГИМО и Международного института энергетической политики и дипломатии приветствовать вас здесь, на этой конференции, и выразить пожелание и надежду на то, что наша конференция достигнет поставленных перед ней целей и задач и явится ареной для интересной международной дискуссии по этому важному и злободневному в настоящее время вопросу.
В этом зале собрались высокие официальные лица, имеющие непосредственное отношение к формированию и осуществлению российской и мировой энергетической политики, решению проблем обеспечения глобальной энергетической безопасности. Это руководители федеральных ведомств, крупнейших российских и зарубежных нефтегазовых компаний, ведущие эксперты в области мировой энергетики.
Предваряя выступление наших уважаемых докладчиков и дискуссию, которая состоится после их выступлений, хотел бы сказать лишь несколько слов о важности тех вопросов, которые нас собрали в этом зале. На повестку дня сегодняшней конференции вынесены проблемы, значение которых с каждым годом возрастает. И речь здесь идёт о путях обеспечения мировой энергетической безопасности с учётом глобальных изменений, происходящих в XXI веке.
Особое внимание следует уделить новым тенденциям в сфере международного энергетического сотрудничества, энергетической политики мировых держав. В этой связи хотелось бы обратить ваше внимание на важную черту современного этапа – это проблемы энергетики, всё более тесно переплетающиеся с проблемами политики. Влияние политических процессов на международное энергетическое сотрудничество становится чрезвычайно сильным и важным.
В свою очередь вопросы энергетики активно вмешиваются в политику, они постоянно вплетены в ткань мировых дел и международных отношений. Нам нужно помнить об этих новых тенденциях, анализируя перспективы развития международного сотрудничества в энергетике и механизмы обеспечения мировой энергетической безопасности.
Ведущие научные и образовательные центры, крупные эксперты России и зарубежных государств (в первую очередь Европейского сообщества) в настоящее время активно задействованы в решении задач, связанных с обеспечением энергобезопасности. Поэтому, конечно, неслучайно, что Университет МГИМО и МИЭП МГИМО (Международный институт энергетической политики и дипломатии) являются организаторами, инициаторами, сегодняшней конференции.
Международный институт энергетической политики и дипломатии МГИМО в прошлом году торжественно отметил свой десятилетний юбилей. Он активно участвует в решении проблем мировой энергетической безопасности и международного сотрудничества в энергетической сфере. Среди наиболее значимых научных и образовательных проектов нашего института прежде всего я бы отметил программу аналитических и прогностических исследований, осуществляемых совместно с крупными международными и правительственными организациями (это ООН, ОПЕК, ESCADA), Советом безопасности России, МИД России, Министерством энергетики.
Нельзя не упомянуть также работу нашего института по подготовке кадров для решения энергобезопасности. Мы реализуем целый ряд международных магистерских программ и программ MBA совместно с ведущими европейскими университетами. Эти программы нацелены на подготовку специалистов мирового уровня для конкретных мегапроектов, осуществляемых в нефтегазовой сфере, таких как «Штокман», «Южный поток» и другие.
Убеждён, что наша совместная работа с международными и российскими правительственными структурами, крупнейшими компаниями энергетического сектора, а также наиболее авторитетными научными образовательными центрами позволит достичь значительных результатов в решении проблем международной энергетической безопасности.
Теперь хотелось бы сказать вкратце несколько слов о том, как, в каком формате будет организована наша работа. Напомню, что мы организовали работу так, что в 11 часов (с 11 до 11:10) будет краткий технический перерыв, и затем мы продолжим нашу работу до 12:30.
Перед нами в ходе первой сессии выступят, как я уже говорил, сидящие здесь, в нашем импровизированном президиуме, заместитель Министра нефти Республики Иран, руководитель Иранской нефтяной компании Ахмад Галебани. Затем директор компании Statoil по связям с общественностью и с государственными органами. Далее выступит руководитель Центра проблем энергетической безопасности Института США и Канады, господин Корнеев и целый ряд других господ.
Я полагаю, что итоги сегодняшней представительной конференции позволят выработать нам необходимые рекомендации по механизмам обеспечения энергетической безопасности. Также убеждён, что наша дискуссия будет содействовать эффективной стратегии ведущих энергетических держав и крупнейших компаний ТЭК и успешной реализации ключевых международных энергопроектов.
Хотел бы также обратить внимание выступающих (и докладчиков, и потенциальных дискуссантов) на то, что в нашем зале сегодня присутствует и то молодое поколение, на которое мы рассчитываем, которые должны, так сказать, принять от нас эстафету энергетического международного сотрудничества. Здесь у нас находятся и наши студенты старших курсов, и студенты и магистранты совместной российско-германской магистратуры, которую мы ведём, и другие представители нашего университета.
Кроме того, хотелось бы также сказать, что здесь, среди членов нашего президиума присутствует представитель Министерства энергетики Российской Федерации. Это Абышев Сергей Владимирович, заместитель директора Департамента административной и законопроектной работы Минэнерго.
Сейчас я хотел бы с удовольствием предоставить слово нашему первому выступающему, который открывает, так сказать, парад наших выступлений: заместителю Министра нефти Республики Иран, руководителю Иранской нефтяной компании, господину Ахмаду Галебани. Тему, я надеюсь, он представит сам. Пожалуйста.
Галебани. Во имя Всевышнего. «Энергетическая безопасность и роль Ирана». Для меня является большой честью принять участие в московской конференции в качестве представителя правительства Исламской Республики Иран и высказать свои взгляды на проблему энергетической безопасности и роли Ирана в деле её обеспечения. Также я хочу выразить свою признательность устроителям настоящей конференции.
В сегодняшнем мире по мере увеличения взаимозависимости проблема обеспечения энергетической безопасности будет в значительной степени зависеть от того, как отдельные страны будут формировать и осуществлять взаимоотношения между собой, и будут ли это двусторонние или многосторонние отношения. Эта проблема, в частности, во многом определяется отношениями между развитыми странами-потребителями и странами, обладающими ресурсами энергии, а именно: по нашему убеждению, существует взаимосвязь между проблемой международной безопасности…
Нет никакого сомнения, что, естественно, путём захвата и военных действий никак нельзя обеспечивать энергетическую безопасность. И, естественно, это предполагает логику, основанную на экономической логике. И, естественно, чтобы и потребители, и производители нефти тоже имели доступ к технологиям. Несоблюдение этих условий в нынешней ситуации является одним из важнейших факторов нестабильности цен нефти. Для обеспечения энергетической безопасности мир нуждается в мире и стабильности.
Только при этом условии можно будет создать обстановку равновесия и спокойствия в Персидском заливе, в районе Персидского залива и на Ближнем Востоке. И, естественно, они могут продолжать своё экономическое развитие с сохранением стабильности, особенно в таких критических районах, как Средний Восток и Персидский залив может привести в будущем к увеличению разрыва между предложением и спросом, и поэтому, естественно, этот фактор обусловил тенденцию к ограничению сокращения финансовых ресурсов.
Сейчас, спустя 40 лет после первого нефтяного потрясения, настало время более внимательно рассмотреть такие проблемы как снятие политической напряжённости, отмена экономических санкций и ограничений, которые были введены по политическим мотивам против отдельных нефтедобывающих стран. Для обеспечения энергетической безопасности государства должны приложить максимум усилий для деполитизации энергетической сферы, и чтобы рынок имел уже возможность заниматься своим делом.
Стали всеобщими некоторые аспекты энергетической политики, которые направлены на решение проблем энергетической безопасности, в том числе такие, как соблюдение требований экологии, повышение продуктивности добычи, замена энергоносителей альтернативной энергией с целью сокращения зависимости от невозобновляемых видов энергии. И, естественно, при этом деятельность в этой сфере не ограничивается только промышленными странами.
Однако некоторые аспекты энергетической политики (например, такие как использование ядерной энергии) применяются как бы ограниченно. И, естественно, нам надо ориентироваться на специфическую политику. Сотрудничество в области технологий тоже имеет принципиальное значение, чтобы было равновесие между производителями и потребителями.
Существует общее понимание того, что для развития нефтегазовой промышленности (как в сфере добычи, так и переработки нефти) имеются достаточные запасы нефти и финансовых средств. Поэтому главной проблемой, вызывающей обеспокоенность, является не дефицит нефти или инвестиций, а обеспокоенность в связи с препятствиями на этом пути прямых инвестиций.
И, естественно, и другая проблема против отдельных нефтяных стран. Экономические ограничения тоже являются барьером. Отсюда напрашивается вывод о том, что для обеспечения энергетической безопасности в мире необходимо, с одной стороны, создать благоприятные предпосылки для увеличения инвестиций в нефтегазовых объектах в странах-производителях. С другой стороны, обратить внимание на вопрос снятия ограничений и санкций в сфере инвестиций и других моментов.
Естественно, производство нефти и газа уже завязано с международной безопасностью, и поэтому некоторые неправильные действия некоторых стран мешают этому процессу. Мы считаем, что главные препятствия на пути расширения поставок в перспективе не связаны с проблемами геологоразведки и с вопросами подземных запасов. Основные трудности здесь связаны с тем, что происходит на поверхности земли, то, что эти трудности проистекают там, и как решаются вопросы инвестиций и технологий. И поэтому, естественно, когда речь идёт об энергетической безопасности, не следует искать какие-то сомнения в конструктивной политике производителей. И поэтому всякое покрытие вот этой сферы политическими мотивами мешает процессу производства.
Что касается существующей практики, с точки зрения положения потребителя, можно разделить на три группы: промышленно развитые страны, входящие в ОЭСР, развивающиеся экономики (такие, как Китай, Индия и другие), и третья – слаборазвитые страны. Естественно, роль третьей группы в процессах, касающихся проблем энергетической безопасности, весьма незначительна, хотя в будущем эти страны также войдут в состав потребителей энергии, и темпы роста спроса на энергию в этих странах возрастут.
Однако, естественно, сегодня эти страны не имеют серьёзного влияния на проблемы мировой энергетической безопасности. И в этой связи они не привлекают глобального внимания. И, естественно, первая группа стран, создавая политические вызовы, использует нефть в качестве инструмента политики в любой форме и под любым предлогом вводит санкции против стран-производителей, таких как Иран, Ирак, Ливия, Венесуэла, Судан и другие.
И, естественно, здесь можно сказать, что имеются риски. И поэтому, естественно, здесь надо исходить из контрактных рамок. Исходить из этого. В этих целях применяются также такие средства, как зарубежные законы. В отдельных случаях им удаётся изменить политику некоторых производителей либо путём запугивания, войн, либо путём навязывания договорно-правовых условий, и тем самым обеспечить свою энергетическую безопасность.
Эта группа стран-производителей поставила перед собой цель внедрить использование альтернативных видов энергии, тогда как ни в малейшей степени не признают за странами-производителями права на какие-либо альтернативные мероприятия, поощряя их только к созданию дополнительных мощностей по добыче. И, естественно, дело доходит до того, что видно, что за всеми этими предложениями уже кроются политические мотивы.
Естественно, вопрос безопасности энергии – это ключевой вопрос для всего мира. В этом ключе Россия в качестве большой страны и одновременно в качестве производителя проводит более уравновешенную политику, которая отвечает её национальным интересам.
Вторая группа стран или страны с развивающимися экономиками – это такие как Китай, Индия – обеспокоены гегемонией великих держав в сфере ресурсов, энергетической политикой стран-производителей. В качестве новых игроков они по-своему оценивают возникающие для них опасности, проистекающие из политики этих стран, этих держав. С другой стороны, в области национальной энергетики, политики они придерживаются различных направлений, миссий, которые в отдельных случаях напоминают энергетическую политику развитых стран.
В отношении таких стран, как Иран, с которыми заключают контракты, они иногда нарушают эти контрактные условия. Иногда они увеличивают объём сборов, налогов и других, таким образом, препятствуют участию в этом деле. Иногда они создают трудные условия, надо иметь в виду, что эти ресурсы невозобновляемые и, естественно, должны использоваться целенаправленно и логично.
Исламская Республика Иран исходит из безопасности энергетики. Со 154 миллиардами баррелей добываемой нефти и с запасами природного газа 34 триллиона кубических метров является одной из важнейших в мире стран с крупнейшими запасами нефти и газа. Кроме того, имея доступ к важнейшим международным морским путям для транспорта нефти и газа, Иран будет играть в будущем важную роль на рынке энергии и в сфере энергетической безопасности. И, естественно, эта роль будет повышаться. Можно полагать, что Китай, Индия и другие страны Азии в ближайшие 20 лет станут основными потребителями энергии в мире, а рынок Азии за эти два десятка лет даст новые преимущества. И, естественно, в этом ключе азиатский рынок уже будет потреблять больше.
При этом Иран стремится уделять особое внимание азиатскому рынку, сохранять свои позиции на рынках нефти в различных районах мира. В настоящее время в Иране обеспечивается устойчивая добыча нефти 4,3 млн. баррелей нефти в день. Кроме того, Иран имеет необходимый потенциал для наращивания своих мощностей по добыче нефти и газа. И, естественно, к 2025-му году этот объём будет более 5 миллионов баррелей (до 6 миллионов баррелей в день и до 400 миллиардов кубометров газа). 
Предпринимаются новые шаги в целях развития нефтегазовой промышленности страны в плане привлечения иностранных инвестиций и создания необходимых условий для сотрудничества в создании новых мощностей. В течение нескольких ближайших десятилетий иранский газ может стать основным средством регулирования спроса на энергию в стране и регионе, в мире.
Безусловно, узкий Ормузский пролив Персидского залива создаёт для Ирана такое положение, которое заставляет различные страны считаться с этим фактором во всех расчётах расстановки сил в этом регионе, имея в виду огромное геополитическое, геостратегическое значение этого фактора. Ормузский пролив может служить объединяющим фактором, позволяющим обеспечить солидарность стран Персидского залива и этого региона.
И, естественно, практически общая нужда большой семьи Персидского залива в Ормузском проливе как в судоходном коридоре открывает новый путь для союза солидарности региона, связывает между собой государства региона. А, с другой стороны, безопасность Ормузского пролива и линии морского судоходства непосредственно связаны с экономикой промышленных стран и в этой связи с безопасностью пролива. Благодарю за внимание. Спасибо.
Васильев. Спасибо большое, господин Ахмад Галебани, за Ваш интересный и содержательный доклад. В связи с тем, что у нас были некоторые накладки с началом выступления, я считаю, что мы возьмём русский перевод Вашего доклада и распечатаем его с тем, чтобы не пропустить, так сказать, ни одного слова, что, может быть, некоторые не услышали в самом начале Вашего выступления.
И в связи с тем, что здесь большую часть аудитории представляют наши студенты и магистранты нашего университета, мы, естественно, раздадим им. Возможно, будут какие-то вопросы, мы обсудим. И, если Вы позволите, то мы позже пригласим специалистов Вашего посольства (или, может быть, Вас, если Вы к тому времени останетесь здесь, в России) с тем, чтобы можно было далее обсудить Ваше выступление.
Международное энергетическое сотрудничество очень трудно организовать. Оно многогранно, многоязычно, поэтому требует особого, подхода. Ещё раз спасибо Вам за Ваше выступление, и разрешите сейчас предоставить слово директору компании Statoil Russia по связям с общественностью и государственными органами, господину Свейну Оге Олсену. Пожалуйста, прошу Вас.
Олсен. Всем доброе утро. Я очень рад иметь возможность выступать в вашем международном энергетическом форуме. И чтобы вы обратили на меня ваше внимание, когда я буду докладывать о видении Statoil и наших планах по обеспечению энергетической безопасности, мой доклад дальше будет по-английски.
Энергетическая безопасность является актуальным вопросом международных отношений, и заголовки, которые вы видите здесь, на слайде, буквально каждый день встречаются на страницах мировой прессы. Почему? Потому, что растёт мировое народонаселение, и потребность в энергии необходима для того, чтобы обеспечить устойчивое развитее общества. Statoil является важным игроком, который обеспечивает необходимые энергопоставки и ответственно относится к этой своей задаче.
Энергобезопасность имеет два аспекта: во-первых, нужно иметь устойчивые поставки, устойчивое предложение и, во-вторых, устойчивый спрос. Мы поставляем наиболее энергетически надёжные, безопасные для окружающей среды, доступные, стабильные поставки. С другой стороны, мы чётко выполняем наши обязанности подрядчика, это является ключевым моментом для обеспечения устойчивости такого рынка и для гарантии стабильных энергопоставок в нашем мире.
Сегодня энергобаланс находится под вопросом, и его всё труднее обеспечивать с учётом потребностей сохранения окружающей среды. Statoil работает в основном в морских условиях. Большая часть нашей добычи производится во всё более суровых условиях на всё больших глубинах. Но работа и наших энергоустановок на берегу предполагает взаимодействие с местными сообществами.
Новые вызовы бросает нам появление таких источников, как сланцевый газ, нефтеносные пески, которые тоже обеспечивают значительную часть потребностей стран-потребителей. Геополитика становится всё более непредсказуемой по мере того, как мы являемся свидетелями таких явлений, как «арабская весна» прошлого года и развитие событий в Северной Африке.
При этом мы сохраняем в центре своего внимания и требование к сохранению окружающей среды. Последствия Фукусимы также оказывают влияние на энергобаланс и на выбор будущих путей развития. Понятно, что мы должны быть достаточно гибкими и быть готовыми адаптироваться к технологическим прорывам и изменениям, а добыча нефти и газа вообще полностью зависит от технологических успехов. Кроме того, появляются новые энергоресурсы, которые также необходимо встраивать в существующий баланс.
Я с гордостью могу сказать, что технологические разработки нашей компании и нашей страны, Норвегии, в целом являются залогом будущего развития. Норвегия является лидером в области морских разработок нефти и газа в суровых и сложных условиях окружающей среды и в настоящее время осваивает, разрабатывает также вновь появившиеся технологии добычи сланцевого газа.
Основные направления нашей технологической стратегии могут быть описаны представленными здесь концепциями. В частности, это интерпретация данных сейсмозондирования с тем, чтобы получать многомерные изображения геологии залегающих слоёв для картирования и идентифицирования новых залежей.
Следующая задача – это отслеживание состояния пластов-резервуаров, коллекторов. Причём здесь возникают задачи, как картирования подводных залежей, так и сланцевых залежей, которые являются новым источником разработок. Подводные, донные разработки – это новое направление технологий, которое Statoil активно развивает в течение последних десятилетий. Мы организуем полностью подводную добычу, которая требует новых решений в области транспортировки добываемых углеводородов для того, чтобы обеспечить устойчивую транспортировку углеводородов на берег. В будущем году мы планируем ввести новые технологии обустройства полностью подводных месторождений.
Следующая важная задача – это работа с СО2, с улавливанием СО2 и его хранением в подземных хранилищах. Мы намерены захватить лидирующие позиции в этих технологиях в самом ближайшем будущем. Причём эти задачи должны решаться самым энергоэффективным образом. Далее задачи описания и картирования пластов-коллекторов, включая тяжёлые нефтеносные пески. В этом направлении мы делаем упор на разработку энергоэффективных и экономичных способов их картирования и разработки.
И последнее направление нашей стратегии – это обеспечение безопасного, гибкого и экономичного способа или способов обустройства скважин и безопасной нефтедобычи и газодобычи. Мы считаем, что газ является одним из основных компонентов глобального баланса энергоресурсов, который обеспечивает существенный вклад в энергобезопасность. Мы являемся вторым после «Газпрома» поставщиком природного газа на европейский рынок. Мы являемся пионерами в разработке шельфовых месторождений природного газа и его доставки на берег. В частности, мы работаем и в странах СНГ, в России, в Азербайджане.
Эти ресурсы в течение последних десятилетий выдвигаются на первый план как энергоресурсы ближайших десятилетий, они по своим запасам (по сегодняшним оценкам) сравнимы с запасами угля, и в мировом энергобалансе имеются ещё существенные ресурсы для увеличения доли газа при условии решения вопросов справедливой цены на газ. Из всех видов ископаемого топлива газ является наиболее экологически безопасным, и он будет играть всё большую роль в сохранении безопасного энергобаланса.
Потребление газа ещё в недавнем прошлом во многих странах было практически нулевым, но сегодня он играет существенную роль в общих энергопоставках. Его роль будет и в будущем возрастать, как и роль других энергоресурсов в обеспечении роста благосостояния народонаселения развитых и развивающихся стран. В этом смысле новые рынки, развивающиеся рынки будут играть важную роль так же, как классические, вплоть до Соединённых Штатов.
В настоящее время заметно убывают легко достижимые ресурсы углеводородов, поэтому нам приходится далее выдвигаться на арктический континентальный шельф, и в этом смысле мы активно взаимодействуем с Россией. В ближайшее время мы можем ожидать существенного возрастания роли арктического шельфа, который, по имеющимся оценкам, содержит до 22% мировых запасов углеводородов. Арктика очень удобно близка и к европейскому, и к американскому рынку. В частности, речь идёт об обеспечении надёжного доступа к северо-восточным морям Арктики.
Эта технологическая задача будет решаться совместно странами и компаниями-добытчиками и поставщиками, но трудности, стоящие на этом пути, весьма велики, и мы должны их решать вместе, скоординированными усилиями. Развитие арктического региона требует больших усилий и в то же время выдвигает целый ряд геополитических, экономических, технологических и финансовых проблем. Но мы справимся с ними в сотрудничестве, привнося свой вклад в виде передовых технологий и используя все возможности развития сотрудничества в Арктическом бассейне с учётом жёстких требований к охране окружающей среды.
Statoil достаточно твёрдо стоит на ногах в российском Арктическом бассейне. Мы уже активно работаем в норвежской части Арктического бассейна и в то же время активно сотрудничаем с другими операторами в разработке имеющихся месторождений, причём всё это делается в суровых условиях окружающей среды. Таким образом, накапливается опыт технологических решений для этих специфических условий.
Statoil активно участвует в штокмановском проекте и в разработке месторождения Харьяга в России. Мы сотрудничаем со многими российскими университетами в подготовке новых кадров, которые будут готовы обеспечить устойчивое развитие нашей отрасли и надёжные энергопоставки.
На прошлой неделе Statoil участвовал во встрече между премьер-министром Путиным и представителями международных энергетических компаний, участвующих в крупнейших российских проектах по разработке месторождений на арктическом шельфе. Наши перспективы в этом отношении весьма многообещающи.
Васильев. Вопросы, которые могут возникнуть у присутствующих в зале к выступающим, мы, наверное, соберём их позже и при завершении этой сессии оставим определённое время для дискуссий.
Пользуясь случаем, мне хотелось бы выразить огромную благодарность и признательность нашего института, Международного института энергетической политики и дипломатии и Университета МГИМО в целом компании Statoil за то сотрудничество, за ту бескорыстную помощь, которую оказывает компания Statoil, делясь с нами своими знаниями и опытом. Нам всем известно, что компания Statoil является передовой не только в развитии, освоении, внедрении технологий освоения шельфовых ресурсов и запасов, но и самой передовой компанией в управлении проектами и других менеджерских и экономических вопросах по освоению природных ископаемых.
И недаром компания Statoil приглашает нас посетить её проекты, и мы с удовольствием этим приглашением воспользуемся. Вот уже более семи лет регулярно наши магистранты, которые учатся в рамках совместной российско-норвежской магистерской программы «Международный бизнес в нефтегазовой отрасли», значит, регулярно, из года в год посещают проект «Белоснежка» («Snow White») и воочию убеждаются, так сказать, как осуществляются такие крупные энергетические мегапроекты.
Кроме того, мы регулярно вывозим высшее руководство компании «Роснефть» в Ставангер, в Осло и, соответственно, в Хаммерфест, где находится проект «Белоснежка», и они знакомятся с передовым опытом работы компании Statoil (как добычей, так и управлением компанией, управлением реализацией проектов и, естественно, в тех технологиях, связанных с добычей и производством СПГ).
Поэтому ещё раз хочется выразить благодарность и в то же время сказать ещё о большом вкладе компании Statoil, который она вносит в энергетическое сотрудничество нашего института и нашей страны с Норвегией и, в частности, с университетом Nordland, с которым мы не так давно, два года назад организовали научно-образовательный консорциум. И в рамках этого консорциума компания Statoil оказывает нам большую методическую, в том числе и финансовую и такую помощь своими знаниями, своими технологиями.
В рамках этого консорциума в настоящее время мы сейчас исследуем очень важный вопрос, важную проблему, связанную с энергетическим международным сотрудничеством. Всем нам известно, что не так давно вступило в силу соглашение между Российской Федерацией и Норвегией по совместному освоению ресурсов так называемой «серой» спорной зоны. Естественно, мы знаем, что у Норвегии уже есть опыт освоения таких трансграничных ресурсов с Великобританией, с Данией в Северном Море, но сейчас стоит вопрос о том, какой опыт, какую модель применить к освоению трансграничных ресурсов в так называемой «серой зоне», где уже Норвегия начала сейсмическую разведку. И мы сейчас занимаемся этим вопросом.
Поэтому если в выступлениях выступающие будут затрагивать эту тему, считайте, что она очень интересна для находящихся в этом зале (и наших студентов, и исследователей, которые здесь находятся и представляют наш институт). Ещё раз большое спасибо, господин Олсен. А сейчас мне хотелось бы предоставить слово следующему выступающему, президенту Института энергетики и финансов, господину Владимиру Исааковичу Фейгину. Пожалуйста.
Фейгин. Коллеги, тема моего выступления связана с Энергодиалогом России и ЕС и с нашими отношениями в энергетической сфере. Европейский союз – наш основной партнёр, Энергодиалог длится уже с 2000-го года. Я скажу о своих впечатлениях, и они, в основном, связаны с последними годами.
Если взглянуть на то, с чем мы, стороны, пришли к нынешней фазе (а эта фаза началась примерно в 2007-2008 году), то моё впечатление такое, что это были такие очень кусочные взаимоотношения, по каким-то определённым проектам, направлениям. Было неясно, кто является участником, потому что с нашей стороны участником стремились быть не только государственные органы, но и бизнес, например. А с европейской страны это были в основном представители официальных органов Евросоюза.
Это связано со многими вопросами структурирования Европейского союза, но были сложности с нахождением тем, и того, как двигаться. Одна из проблем была связана с тем, что общим партнёром по Энергодиалогу является Европейская комиссия, а в области энергетики у Европейской комиссии было не так много полномочий, особенно в тот период.
Эта ситуация меняется, но объективная сложность выстраивания отношений с Европейским союзом, сложно образованной структурой, в которой меняются полномочия между странами-членами, между органами Европейского союза. Это такая динамическая структура, она меняет свои рынки и правила их регулирования. Это некий постоянный динамический объект, с которым надо строить долгосрочные отношения, потому что российские отношения – долгосрочные.
Накапливались проблемы, и накапливался потенциал для того, чтобы ими активно заниматься. Вы знаете о целом ряде из них, но я обращу внимание на то, как это выглядело с точки зрения Энергодиалога. Во второй половине 2008 года Европейский союз, в котором выпускается огромное количество документов, активная деятельность идёт в направлении формирования политики во всех направлениях, выпустил так называемый «Second energy policy review» («Второй энергетический обзор»), где впервые поставил вопрос о том, какова будет будущая структура энергетики Европейского союза и, в частности, поставил под определённые сомнения роль газа, в том числе российского.
Я должен в этом смысле обратиться к предыдущему выступлению представителя Statoil, который очень ясно говорил о перспективах газа глобальных и перспективах в Европе. Думаю, что мы постараемся привлечь Statoil (как мы привлекаем сейчас другие нефтяные компании и экспертные коллективы) к тому, чтобы дать широкую картину того, куда движется мировая энергетика. Она, бесспорно, меняется. Вот куда она движется? Потому, что у наших европейских партнёров это сейчас один из самых острых вопросов. Возникает очень такое узкое понимание, что речь идёт о полной декарбонизации энергетики к 2050-му году, в котором традиционные энергоресурсы могут играть только временную роль. Я намеренно обостряю, но, в общем, в этом суть позиции. Переходную роль. Где-то за 2030-м годом эта роль будет неуклонно снижаться. Тогда какие перспективы наших отношений и как можно строить долгосрочное сотрудничество, когда уважаемая компания Statoil говорит о проектах, которые рассчитаны на 30 лет и не менее, о новых технологиях, чрезвычайно дорогостоящих, сложных и так далее? Это что, исходя из будущего в 15-20 лет? Это же невозможно представить. Это один из очень острых вопросов, которые возникают.
Мы стали внимательно в рамках Энергодиалога анализировать, на чём основана позиция европейской стороны. А она основана на моделировании. На моделировании энергетически рынков, их развития, инфраструктуры, и на вкладывании в условия этого моделирования той или иной политики. То есть, как говорится, ничего специального, вот модели такое показывают. Тогда мы вынуждены были развить работы по анализу моделей. Это мы сделали с Министерством энергетики, нам помог «Газпромбанк». Мы создали международный коллектив по этому, совершенно предметному анализу.
Конечно, всё оказалось не так просто. Мы стали встречаться с теми экспертами Европейского союза, которые занимаются профессиональным моделированием. Включили более широкую палитру. Если вы посмотрите, зайдёте на сайт нашего института (www.fief.ru), то вы увидите там копию нашего такого доклада, результаты двухлетней работы по анализу - порядка ста сценариев.
Дело в том, что сценарии, анализ перспектив – это сейчас некая такая глобальная деятельность, в которую вовлечены очень многие. Разнообразие этих сценариев отражает, конечно, объективную сложность моделирования и анализа, но когда мы погружаем то, что предлагает Европейская комиссия в эту картину, когда мы становимся активными игроками, мы видим, что это особый взгляд, достаточно специфический взгляд, и тогда его обоснованность оказывается частью вот этой большой работы по обоснованности.
Но вы знаете о кризисах, которые были, например, о кризисе транзита (украинского транзита), в которых выявилось отсутствие реальных механизмов взаимодействия, потому что оказалось, что на то, чтобы собрать на европейской стороне команду экспертов, которые могли бы выехать и посмотреть, требуется две недели или даже больше. Это опять определённая сложность конструирования и, так сказать, структурирования деятельности органов Европейского союза, которую, может быть, мы недооцениваем, но которая должна быть принята во внимание, потому что иначе мы будем думать, что это делается как бы нарочно. А это делается потому, что такова эффективность некоторых из этих образований.
Третий энергопакет – это очень острая вещь, которая обсуждается сейчас, причём она обсуждается, конечно, на разных уровнях. Мы должны, отметить, что это очень сложный пакет включающий, как уже принятые решения, так и предполагаемые решения. Нам удалось к началу 2010 года завязать диалог с регуляторами стран Европейского союза на экспертном уровне по выявлению вот этих особенностей. Стали организовывать регулярные встречи. Были выявлены очевидные слабые места третьего пакета.
Но сейчас идет уже период, когда готовится огромное количество (как на уровне стран, так и на уровне Европейского союза в целом) документов, которые, собственно, и построят эту структуру рынка. Потому, что третий пакет – это рамочные документы, это документы о направлении движения с определёнными противоречиями внутри. Только реальное содержание этих конкретных документов, выявит, насколько они работоспособны. Ну, как обычно, дьявол в деталях. Этот процесс происходит достаточно активно. Мы вносим свои предложения. Насколько всё это будет успешно, зависит от нашей деятельности в самой ближайшее время.
Параллельно в Европейском союзе идёт процесс усиления роли Еврокомиссии. Но не только Еврокомиссии. Мы недооцениваем роль других институтов, например, Европейского парламента. Она тоже меняется, но она важна. И вот что касается Европейского парламента, нам удалось сначала на таком экспертном уровне организовать с помощью «Инфорос», «Роспечати» такие две конференции в стенах Европарламента по энергетической безопасности. И мы убедились, что представители Европейского парламента чувствуют огромный недостаток информации, даже контактов, потому что это орган, который только-только обустраивает свою роль и в Европейском союзе в целом, и в энергетике. Они нуждаются в этих контактах.
Должен сказать, что это привело к определённым результатам, примерно неделю назад официальный представитель российской стороны, заместитель министра энергетики Яновский выступил на слушаниях в Европейском парламенте (это официальное мероприятие, это произошло впервые) с изложением российской внешней энергетической политики. Насколько я знаю, имеются очень позитивные отклики с той стороны.
Как нам организовать это взаимодействие таким многоплановым, многомерным? Я думаю, это есть вызов нынешнего времени, и для этого, потребуется большое количество специалистов, которые будут хорошо владеть, понимать все эти особенности развития Европейского союза и сформируют среду нашего взаимодействия.
О новых подходах, которые сейчас наблюдаются. Мы поняли, что требуется большая экспертная вовлечённость, требуется такая ткань отношений, потому что чисто формальные встречи, которые были в практике Энергодиалога, например, два раза в год, они полезны для фиксации каких-то вопросов, но для нахождения решений это невозможно. Учитывая всю эту сложную ткань проблематики, нужна реальная, постоянная работа.
Есть такие продвижения. Созданы экспертные группы в рамках Энергодиалога. В частности, группа по сценариям, которая сейчас регулярно работает на международной основе, по-видимому, имеет перспективы стать глобальным центром анализа сценариев и прогнозов.
Я бы хотел отметить ещё такую недавно сформированную структуру, как Консультативный совет по газу при координаторах Энергодиалога. Он сформирован, исходя из той роли, которую отношения в газе играют между нами и сложности имеющихся там проблем. Мы только начали эту работу, но действительно все основные проблемы, по инициативе регуляторов (министра энергетики России Шматко и еврокомиссара по энергетике Эттингера) поставлены в повестку дня Совета.
Рано говорить о результатах, но эксперты с обеих сторон представляют и компании и государства. Это место, где можно такие вопросы обсуждать, решать и предлагать эти решения официальным органам.
Центральный вопрос сейчас – это повышение действенности Энергодиалога. В частности, в этом году будет подготовлена дорожная карта нашего сотрудничества до 2050-го года. Европейский союз делает свою дорожную карту развития энергетики.
Как вписать сюда наши отношения? Какую роль они должны играть и как стабилизировать наши перспективы с точки зрения взаимных интересов? Это очень сложная задача, но если мы не построим эту долгосрочную перспективу, то мы будем встречаться с новыми неожиданностями. А ведь это инвестиционные процессы, это вовлечённые десятки миллиардов долларов. А худшая, перспектива, если будут частично потерянные инвестиции с той или иной стороны, частично не оправдавшиеся надежды и так далее.
Ситуация, которая сложилась этой зимой, когда, прямо скажем, европейская сторона не ожидала, что холодные зимы ещё бывают на континенте. Обратилась за дополнительными поставками газа. Но хорошо, что эти возможности, в принципе, были. В той или иной мере они были удовлетворены. А как представить ситуацию, когда мы не связаны долгосрочными отношениями? Опять наступила холодная зима, к кому обращаться? К кому будет обращаться Европейский союз, и на кого будут жаловаться потребители ЕС, если вот эта ткань отношений, она окажется повреждённой, нарушенной и прочее?
Я думаю, это абсолютно серьёзные вопросы, которые должны быть поняты, есть вопросы рыночные, есть вопросы эффективности и есть вопросы безопасности. Они все должны быть скоординированы. Это вызов не только в отношениях с Европейским союзом, но очень серьёзный – в отношениях с ним. Спасибо.
Васильев. Спасибо большое, Владимир Исаакович. Вы подняли очень важные вопросы, и Энергодиалог между Россией и ЕС представляет большую важность в рамках вообще международного энергетического сотрудничества в целом. Мне хотелось бы выступить с кратким комментарием к Вашему выступлению, в частности, к вопросу, который Вы подняли в своём выступлении. Как наполнить конкретным содержанием те официальные, формальные институты, которые в рамках Энергодиалога России и ЕС уже созданы.
Мы знаем, что помимо обычной дипломатии существует так называемая народная дипломатия. И я здесь хотел бы сказать о той дипломатии, которую можно назвать образовательной дипломатией, которая может сыграть свою значительную роль именно в наполнении Энергодиалога конкретными делами.
23 февраля этого года, как раз в самом конце той холодной зимы, о которой Вы говорили, в Дельфтском университете - аналоге нашего Сколково, являющимся ведущим по энергетическим технологиям в Европейском союзе, под эгидой Еврокомиссии, в частности, двух генеральных директоратов Еврокомиссии – это по энергетике и по инновациям и технологиям – и в рамках Европейского союза университетов была проведена учредительная конференция по созданию так называемой европейской платформы университетов, занятых в подготовке специалистов для энергетического сотрудничества, подготовке специалистов-энергетиков по технологиям и также занятых в исследованиях в области энергетики.
И нашему институту, Международному институту энергетической политики и дипломатии посчастливилось участвовать в работе этой конференции, и мы фактически стали участниками вот этой дельфтской инициативы. Суть заключается в том, что в Евросоюзе многие руководители, которые занимаются энергетическими вопросами и, в частности, реализацией программ «Горизонт 2020», «Горизонт 2050», которые приведут к полному улавливанию CO2, (на 90% к 2050-му году) и там, те вопросы, которые Вы затронули, как раз рассматривались.
Руководители Евросоюза и Еврокомиссии, поняли, что без широких масс, без образования и без науки им не выполнить, не реализовать эти амбициозные программы. И было подсчитано, что порядка 120-164 университетов в Европе прямо или косвенно заняты подготовкой кадров для энергетики либо исследованиями в этой области. Многие из этих университетов, либо дублируют друг друга, либо не скоординировали свои действия.
Одной из целей создания этой платформы было то, чтобы скоординировать работу этих университетов по подготовке технических специалистов, экономистов, менеджеров, которые активно бы внедряли те документы, те амбициозные планы, о которых Вы говорили в своём выступлении, непосредственно в жизнь. И один из вопросов, который был там поднят – это то, что в Европе нет коммерциализации тех технологических прорывов, которые уже достигнуты в области Intelligent Grid, Intelligent Energy и так далее, то есть MathGrid, Math Household, этих программ.
Поэтому им был очень интересен опыт нашего института, где одна из дисциплин обучения наших магистрантов и студентов – это как раз именно методы коммерциализации новых технологий в энергетике. Поэтому был также проявлен большой интерес к нашим совместным магистерским программам, и я думаю, что мы в ближайшее время с этой новой платформой будем более тесно сотрудничать. Я думаю, что мы тоже внесём свой посильный, наверное, даже значительный вклад в развитие Энергодиалога Россия – ЕС.
Ещё раз спасибо Вам большое за выступление. Действительно очень актуальный вопрос, который требует участия всех наших университетов, всех наших коллег, всех наших партнёров, которые прямо или косвенно заняты в области энергетики. Разрешите мне далее предоставить слово следующему нашему выступающему, господину Корнееву Андрею Викторовичу, руководителю Центра проблем энергетической безопасности Института США и Канады Российской академии наук.
Корнеев. Уважаемые друзья, в предшествующих выступлениях очень хорошо была показана актуальность современных проблем энергетической безопасности. При этом большинство этих проблем, носят системный, комплексный характер. И самое главное – то, что добиться их решения, получить многосторонние контакты, получить действенное, взаимовыгодное сотрудничество в этой сфере можно только на базе систематических международных усилий и многостороннего сотрудничества.
Мне хотелось бы остановиться на пяти проблемах, которые сейчас возникают. В первую очередь это новые виды техногенных и международных угроз в области энергетической безопасности. Далее – принципиальное несоответствие человека новым требованиям, которые возникают при функционировании топливно-энергетического комплекса, и в этой связи – повышенная критичность человеческого фактора. От чего защищать человека в современных условиях в рамках энергетического производства и как это делается?
Очень важный круг вопросов связан с принципиально новыми программами обучения в области производственной, технологической, энергетической безопасности. И в этой связи у меня есть возможность продемонстрировать первый в истории российский учебник, он называется «Чрезвычайные ситуации и профессиональная безопасность в нефтегазовом комплексе».
Он модульного характера, допускает программированное обучение, прекрасно совместим с автоматизированными компьютерными системами интенсивного обучения. И именно по этому учебнику уже ведётся подготовка не только российских специалистов, но и зарубежных специалистов в Российском университете дружбы народов. И, наконец, очень коротко о том, как можно развивать международные связи в этой отрасли.
За последние годы мы столкнулись с резким увеличением количества разнообразных системных аварийных ситуаций в энергетическом производстве. Современные предприятия энергетического комплекса становятся всё более уязвимы в отношении сетевых террористических внедрений и актов высокотехнологического саботажа. При этом уже доказано, что причинами пожаров, взрывов, ряда аварий на нефтехимических предприятиях, на атомных электростанциях стали замаскированные дистанционные воздействия на технологические режимы по сети Интернет.
Появились чрезвычайно опасные новые вирусные инструменты активного воздействия на системы автоматизированного контроля и управления технологическими процессами. Это вирусы Stuxnet, DUQU и новый вирусный инструмент Stars. При этом характерно, что если раньше эти вирусные инструменты террористического воздействия были нацелены только против ядерных установок, то последние разработки, они уже имеют целевую ориентацию на термоядерные исследования, и это представляет особую опасность для мирного использования ядерной и термоядерной энергии.
Всё более частыми становятся ситуации некомпетентности операторов. И в этом плане становится очевидной необходимость единообразных международных и национальных стандартов безопасности. Стало очевидным, что существуют, по меньшей мере, четыре вида источников угроз. Это враждебные военные блоки и государства. Это международные внутренние террористы. Это отраслевые конкуренты и это враждебные инсайдеры внутри собственного энергетического комплекса разнообразных стран.
При этом особое внимание во всём мире сейчас уделяется информационной и кибернетической безопасности, системам производственной физической защиты, а также дополнительным средствам защиты от новых, исключительно опасных видов электромагнитного оружия высокой интенсивности военного и террористического назначения. Внедрение новых технологичных, интеллектуальных энергетических сетей и современных цифровых систем автоматизации и управления производственными процессами также способствует появлению дополнительных многосторонних рисков.
Очень коротко о ключевых факторах угроз. Здесь следует отметить, что если международные нормы допустимых пределов техногенного риска в настоящее время – это 10 в минус шестой смертельных случаев на человека в год, то, к сожалению, в России и в ряде развивающихся стран эта вероятность примерно в 100 раз выше.
Ошибки персонала вызывают сейчас не только кратковременные остановки энергетического производства, но и очень крупные потери интеллектуального и финансового характера. Поэтому во всём мире стало очевидно, что необходимо защищать топливно-энергетический комплекс от общей некомпетентности и безответственности персонала, от нарушений целостности режимов работы сетевых коммуникаций, от вскрытия и злонамеренной переналадки аппаратуры, от сознательного коррупционного небрежения в отношении мер безопасности, от враждебных и предательских инсайдеров и от военного и промышленного шпионажа.
Я не буду останавливаться более детально на этих блоках. Хочу лишь отметить, что наиболее актуальны сейчас – это дистанционный мониторинг и контроль основных технологических параметров функционирования производственных систем, раннее алгоритмическое выявление угроз промышленного шпионажа и террористического нападения, регулярная проверка работоспособности и операционной надёжности персонала и мониторинг состояния параметров рабочей среды размещения персонала и вспомогательного технологического оборудования.
Мне хотелось бы более детально коснуться той проблемы, что сейчас уже вполне очевидной стала необходимость модульного размещения дублированных пунктов управления и резервирования персонала на всех энергетических предприятиях. Специальные защиты распределённых центров обработки и хранения данных. Автоматизация операций дублирования и восстановления данных. И особое внимание, которое должно уделяться безопасности облачных вычислений и использованию квантовых компьютеров.
Что касается подготовки персонала. Залог успешности профессионального обучения в энергетической сфере заключается в своевременной выработке глубокой внутренней целевой мотивации обучаемых, в применении методов развивающих заданий по принципу нарастания сложности, в использовании обратных связей, в реализации индивидуального подхода к обучаемым в рамках адаптивного коучинга и в очень высоком качестве работы преподавателей.
Общая схема это мотивация, автоматизм навыков на уровне подсознания, регистрация и оптимизация реакции. Методика обучения – это не однократные стартовые циклы, а обязательная система непрерывной обязательной переподготовки на протяжении всего срока производственного стажа с применением компьютерных баз данных, объективных индикаторов качества итоговых знаний и реальных практических навыков персонала. Если бы это сейчас использовалось повсеместно, мы бы не стали свидетелями целого ряда последних трагических аварий, которые повлекли огромное количество человеческих жертв.
При разработке программ обучения необходимы специальные схемы принятия экспертных решений на базе сетевых когнитивных технологий и целевого математического моделирования факторов безопасности. И вот здесь показана циклическая схема регулярного обновления планов обеспечения производственной безопасности. Она должна носить характер самообновления и самосовершенствования.
Очень важное значение имеет использование автоматизированных систем профессионального обучения. Они очень активно развиваются в нашей стране, и в последнее время именно для них стали готовиться специальные учебные пособия. Это программы дистанционного компьютерного профессионального обучения, лекционные курсы, тестовые проверки усвоения материала, интерактивные деловые игры, локальные компьютерные системы обучения по сети Интернет. При этом исключительно важно кросскультурное консультирование, специальные тренинги по командной межличностной адаптации и использование ситуационной синергетики.
И, наконец, то, что касается перспектив развития международного сотрудничества. С нашей точки зрения, исходя из объективных интересов нашей страны, международное сотрудничество в данной сфере желательно развивать на основе взаимовыгодного обмена опытом инновационного развития в энергетике, совместных проектов повышения технологической безопасности топливно-энергетического комплекса.
Создания средств коллективной защиты важнейших международных объектов энергетической инфраструктуры. Долгосрочного прогнозирования и активного многостороннего сотрудничества по предотвращению новых, перспективных и исключительно опасных техногенных угроз. Развития систем автоматизированного производственного обучения.
Создания международных стандартов подготовки специалистов в области энергетической безопасности и самое главное – унифицированных, общепризнанных процедур их аттестации. Обмена технической информацией, создания международных баз данных по критическим ситуациям в энергетике. И, наконец, выработки процедур и алгоритмов международного взаимодействия в критических ситуациях на предприятиях топливно-энергетического комплекса.
Мы полагаем, что только на базе совместных многосторонних усилий в этой сложной области можно действительно достигнуть позитивных результатов. Спасибо за внимание. Если будут вопросы, я готов ответить.
Васильев. Спасибо, Андрей Викторович. Нам как образовательным учреждениям (я имею в виду МИЭП МГИМО), конечно, очень близки Ваши вопросы, особенно связанные с унификацией образовательных стандартов в этой области. Действительно, мы понимаем, что мы недостаточно внимания уделяем вопросам безопасности именно в наших программах. Спасибо Вам ещё раз.
Прежде чем предоставить слово Бердину Владимиру Хакимовичу, директору Департамента стратегического планирования и партнёрства Международного центра устойчивого энергетического развития под эгидой ЮНЕСКО, сказать о том, что буквально неделю назад мы с удовольствием наблюдали Вашу дискуссию на канале РБК по вопросу энергетической безопасности и сотрудничества в этой области. Пожалуйста, предоставляем Вам слово.
Бердин. Я хочу начать своё выступление с того, что этот 2012-й год специальной резолюцией Генеральной Ассамблеи ООН был объявлен Международным годом устойчивой энергетики для всех, и по всему миру проводятся разные форумы, связанные с энергетикой. И вот мне кажется, что это мероприятие, оно достойно занимает место в ряду других мероприятий, проводимых в рамках этого года.
В июне 2009 года была создана специальная группа под эгидой программы ООН «Энергетика», которая возглавляется генеральным директором ЮНИДО. И в апреле 2010 года был выпущен специальный доклад для генерального секретаря ООН «Энергетика для устойчивого будущего», он публично тоже доступен.
И в целом были выделены три долгосрочные цели (точнее, среднесрочные, до 2030 года). Первая – это сокращение масштабов энергетической бедности. Второе – это сокращение энергоёмкости на производство единицы валового внутреннего продукта в глобальном масштабе на 40%. И третье – это развитие, увеличение доли возобновляемых источников энергии на 30%.
Международное энергетическое агентство выделило два основных критерия по энергетической бедности. Первый критерий – это полное отсутствие доступа к электроэнергии. Это очень большое количество людей живёт в таких условиях, в основном Африка и Южная Азия. Следует отметить, что полтора миллиарда человек – это примерно 20% населения Земли.
И вторая проблема, тоже стоящая весьма остро – в первую очередь в Африке – это использование примитивных устройств для приготовления пищи. Эта проблема на самом деле очень серьёзная ещё и в социальном плане, поскольку по оценкам Всемирной организации здравоохранения до 2030 года использование вот таких примитивных устройств приведёт к преждевременной смертности большего числа людей, чем погибнет от СПИДа, ВИЧ-инфекции и малярии, вместе взятых.
В Африке, в Сахаре примерно такое же энергопотребление, как в одном. Пусть очень большом, но только всего в одном городе. Предполагается развернуть глобальную кампанию, как я уже сказал, по электрификации, по внедрению современных кухонных плит, по биоэнергетике и по эффективности. И для этих целей предполагается создать специальный трастовый фонд на основе государственно-частного партнёрства с начальным вкладом в сумме 300 миллионов долларов и с расширением до 1-2 миллиардов долларов для решения указанных выше задач.
Второе событие, которое я не могу не отметить, – это предстоящая международная конференция по устойчивому развитию «Рио плюс 20». И я надеюсь, что в итоговых документах, которые послужат ориентиром для дальнейшей деятельности человечества… В итоговых документах энергетика найдёт своё достойное отражение.
Теперь что касается России. В области энергетической бедности и в целом бедности Россия участвует в оказании международной помощи развитию, и здесь представлены данные. Что примечательно, даже в разгар кризиса, в 2009 году, Россия сумела выделить почти 800 миллионов долларов на оказание помощи беднейшим людям.
В целом если сравнить мировые тенденции и планы России в области энергоэффективности, мне кажется, мы выглядим вполне достойно, у нас очень много сделано: и стратегия принята, и федеральный закон, и государственная программа, которая в прошлом году начала реализовываться. И в целом наши тенденции, они выглядят лучше, чем общемировые.
Значит, по возобновляемым источникам энергии. У нас – это известный факт – достаточное количество ископаемых ресурсов, но тем не менее увеличение доли возобновляемых источников энергии до 4,5% – это уже достаточно высокий и серьёзный показатель.
В России также с 2009 года очень много сделано и в области климатической политики. Климатическая политика тесно связана в первую очередь с энергоэффективностью и с возобновляемыми источниками энергии. И у нас принята и климатическая доктрина, и комплексный план действий, который, к сожалению, не подкреплён финансированием, но тем не менее реализуется. И наша цель, которую мы перед собой поставили, она, в принципе, выглядит достойно, потому что если сравнить, скажем, с Европейским союзом, Европейский союз к 2020-му году собирается прийти на уровень минус 20% от уровня 90-го года, Россия – 15-25.
И хотя Россия объявила о своём неучастии в продолжении Киотского протокола, то объявленных целей Россия планирует придерживаться. Что касается долгосрочной перспективы, мы знаем, что в Европе поставлена цель сократить выбросы парниковых газов на 80-95%, а это означает, что мировые энергетические рынки к этому времени реформируют радикальным образом. У России пока ещё не выработаны такие цели на такой долгосрочный период, но в этом направлении началась работа.
Васильев. Спасибо большое, Владимир Хакимович. А сейчас позвольте мне по поручению организационного комитета нашего форума вручить наши памятные грамоты, памятные дипломы тем выступающим, которые приняли активное участие в нашей конференции.

 

© 2002 - 2018
 

создание веб-сайта: Smartum IT